Эко-бюллетень ИнЭкААрхив№ 2 (49) > УПРАВЛЕНИЕ ОТХОДАМИ

Проблемы ТБО и действия общественности

(Продолжение. Начало в № 48)
М. А. Зайцев

2. Судебное разрешение конфликтной ситуации вокруг размещения нового полигона ТБО в г. Владимире

2.1. Аннотация

Население г. Владимира составляет 340 тыс. чел. Около 30% территории города занято малоэтажной застройкой. Ежегодное образование твердых бытовых отходов (ТБО) в городе составляет 477479 м3. Они вывозятся на полигон ТБО у д. Разлукино. Существующий полигон не был специально обустроен для хранения ТБО, переполнен, находится в окружении сельской и дачной застройки. Его закрытие предполагалось осуществить еще в 1995 году. В городе возникают несанкционированные свалки промышленных отходов и бытового мусора, который не вывозится из районов частной застройки. Всего во Владимире 1 полигон ТБО, 5 несанкционированных свалок, включая 2 в санитарно-защитных зонах. В 1996 г. была предпринята попытка строительства нового полигона с участием французского инвестора, но решения администрации были опротестованы в суде «как нарушающие права граждан на благоприятную среду» и строительство полигона не состоялось. Город вынужден эксплуатировать старый переполненный полигон и искать место для строительства нового.

2.2. Проблема ТБО в г. Владимире

Проблема отходов одна из главных экологических проблем города Владимира. При существенном спаде производства за последние годы образование отходов на промышленных предприятиях, в жилищно-коммунальном хозяйстве не уменьшилось. До 1991 года часть ТБО сжигалась на Владимирском мусоросжигательном заводе, единственном, оснащенном тремя котлами отечественного производства. Потом котлы вышли из строя, завод был сначала поставлен на ремонт, затем начались поиски инвестора. Однако, завод никто не хотел покупать и постепенно становилась ясной бесперспективность его реконструкции по существующей технологии.

Однако время на принятие решения, какой должна быть система утилизации ТБО, было упущено и к середине 90-х гг. город подошел и без завода, и без подготовленного полигона для складирования отходов. Отметим, что срок эксплуатации действующего полигона ТБО истек еще в 1995 году.

Из-за отсутствия современного полигона для переработки твердых промышленных отходов предприятия вынуждены хранить их на своих промплощадках. Часть промышленных отходов, разрешенных для захоронения на полигоне бытовых отходов у д. Разлукино от предприятий не принимается из-за отсутствия мощностей. В результате свалки размещаются в неприспособленных для этого местах. Свалка ВПО «Точмаш» частично размещена в водоохранной зоне р. Рпень, а свалка в районе исправительно-трудового учреждения ОД 1.5 вообще расположена в прибрежной полосе. Большую угрозу р. Клязьме таят золоотвалы Владимирской ТЭЦ. Из-за невозможности вывоза мусора в городе возникло большое количество несанкционированных свалок. Обострение проблемы отходов, невозможность расширения действующего полигона заставила администрацию города и области искать пути решения проблемы. При этом в 1996 году у города не было достаточных финансовых средств не только на строительство мусоросжигательных или мусороперерабатывающих заводов, но и на оборудование нового полигона.

2.3. Заинтересованные группы (явные и неявные)

К явным и неявным заинтересованным группам следует отнести население города, в значительной степени привыкшее считать отходы мусором и привыкшее жить в грязи. Более явной заинтересованной группой следует считать работников администрации, и, прежде всего, службы коммунального хозяйства, которая начала испытывать давление со стороны санэпидслужбы, грозившей закрытием полигона ТБО. К ним же относятся руководители предприятий, которым некуда вывозить свои отходы и вынужденные складировать их на промплощадках или идти на нарушение закона. Явно заинтересованы в ликвидации старого полигона жители д. Разлукино и окрестные дачники, страдающие от постоянных пожаров на переполненной свалке. Понятно, что активность и оформленность таких групп прямо пропорциональна их личной заинтересованности в том или ином решении проблемы.

Вокруг проблемы ТБО стали формироваться сторонники и противники тех или иных решений. Постоянная угроза закрытия действующего полигона санэпидслужбой, жалобы жителей на постоянные пожары на свалке, поставили администрацию города в сложное положение.

2.4. Основные подходы к решению проблемы

Некоторое время продолжалось лоббирование идеи мусоросжигания, однако, отсутствие средств на реконструкцию завода и, тем более, строительство нового, заставило искать другие подходы. Особого выбора у администрации в тот момент не было, надо было открывать новую свалку, но все-таки обустроив ее на современном уровне. Как и в случае с мусоросжиганием проблему полигона предполагалось решить на уровне областных и городских властей, полагая, что привлечение к этому вопросу излишнего внимания помешает делу. Как и раньше считалось возможным решить проблему в одном узле, достраивая всю остальную цепочку уже после создания основного технологического звена. Техническая и финансовая сторона проблемы были решены, однако юридические вопросы, и, главное, задача привлечения заинтересованных групп населения, практически не были поставлены.

2.5. Выбор технологических решений

В этих условиях французская фирма «Лаваль сервис» предложила администрации Владимирской области свое участие в строительстве нового полигона твердых бытовых и промышленных отходов, обеспечив кредитование строительства. Интерес фирмы состоял в демонстрации своих возможностей по строительству и оборудованию полигонов, и Владимир был выбран как относительно небольшой по численности населения областной центр. Ни о каком экспорте иностранных отходов в контракте не говорилось. Сроки строительства диктовались французской стороной и были довольно жесткими, поэтому администрация области должна была быстро найти подходящий участок. Полигон должен был быть оснащен гидроизоляцией, системой сбора и утилизации биогаза, сбора и очистки фильтрата.

2.6. Выбор площадки для полигона

При выборе площадки проектировщики исходили из наличия подстилающего глинистого горизонта, удаленности от населенных пунктов, близости к областному центру (около 30 км), достаточного удаления от водотоков (поэтому был выбран участок водораздела). Участок в 49 квартале Ставровского лесничества Собинского района обладал этими достоинствами. Он обладал явными преимуществами по сравнению с действующим, со всех сторон окруженным пригородной застройкой. Оборудование дна полигона надежной гидроизоляцией и системой сбора фильтрата создавало главную защиту от угрозы загрязнения поверхностных и подземных вод, также как сбор биогаза от загрязнения атмосферы. Поэтому расположение площадки полигона на водоразделе, наличие глинистого горизонта было своеобразной данью старым требованиям по размещению полигонов ТБО.

В результате получилось, что главным недостатком участка, выбранного под полигон, было то, что это место было частично занято лесами первой группы. Это значило, что по действующему законодательству перевод этого участка в другой вид использования должен был быть санкционирован Правительством РФ. Это был один из главных юридических просчетов администрации.

2.7. Конфликт интересов и способы его регулирования

2.7.1. Действия администрации

Постановлением Главы администрации Владимирской области № 77 от 12.2.96 г. утвержден акт выбора земельного участка площадью 50 га под размещение регионального центра технического захоронения промышленных и твердых бытовых отходов в 49 квартале Ставровского лесничества Собинского района, а также определен круг вопросов, связанных с реализацией плана по сооружению этого центра. Строительство предполагалось с участием средств инвестора. По соглашению, подписанным администрациями города Владимира в лице И. Шамова и Владимирской области в лице В. Вильдяева с президентом «Лаваль сервис» Жоэлем Сэше было предусмотрено создание акционерного предприятия «Владэкосервис», предметом деятельности которого должны быть «сбор и обработка всех видов отходов».

Торопясь закрепить успех соглашения, открыть кредитную линию администрация допустила ряд юридических и практических просчетов. Не была проведена экологическая экспертиза проекта. Не было получено согласие местного самоуправления (в данном случае районных властей, с. Курилово, п. Ставрово). Во всяком случае население области и близлежащих деревень не получило официальной информации о целях проекта. По-видимому предполагалось игнорировать возможные протесты. Администрация не сочла нужным ходатайствовать перед Правительством РФ о переводе участка лесов 1-ой группы в нелесное использование.

2.7.2. Действия общественности

Первоначально события развивались по принципу тихого бунта, когда вокруг проекта сначала возникли всякие домыслы (будут к нам возить отраву со всей Европы) и попыток пикетирования дорог ведущих к месту полигона.

История приобрела другое направление, когда жительница г. Москвы, имеющая в собственности дом в близлежащей от намечаемого полигона деревне, Егорова О. А. обжаловала во Владимирском областном суде акт администрации Владимирской области. Ей помогли представители «Экоюрис», Акт был также опротестован прокуратурой Владимирской области. Областная администрация опротестовала решение областного суда в Верховном суде РФ.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации, объяснения представителя администрации Владимирской области, представителя Егоровой О. А. и заключение прокурора, полагавшего решение суда обоснованным, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации тщательно исследовала обстоятельства принятия указанных постановлений, выяснила механизм решения вопроса о создании и размещении регионального центра технического захоронения промышленных и твердых бытовых отходов в 49 квартале Ставровского лесничества Собинского района. Судебная коллегия Верховного Суда РФ согласилась с выводами Владимирского областного суда о признании обжалуемых постановлений главы администрации области незаконными и не влекущими правовых последствий с момента их принятия.

Заявителем и его представителем, а ранее в суде первой инстанции – заявителем и прокурором, был приведен перечень нормативных актов, положения которых ответчик нарушил при принятии обжалуемого акта. К ним относились Основы лесного законодательства РФ (ст. 22), Земельный кодекс РФ (ст. 28), Закон РФ «Об охране окружающей природной среды» (ст. 30, 37, 41, 54), Закон РСФСР О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения (ст. 11), Водный кодекс РФ (ст. 105, 111), Федеральный закон «Об экологической экспертизе» (ст. 12), Базельская конвенция (см. «Перечень российских (союзных) нормативных актов, действующих в сфере обращения с отходами производства и потребления»).

Судом было обращено внимание на то, что в нарушение ст. ст. 36,37,54 Закона РСФСР «Об охране окружающей природной среды», ст. ст. 105, 111 Водного кодекса РФ, ст. 12 Федерального Закона «Об экологической экспертизе» при подписании обжалуемых постановлений Главой администрации области не были учтены экологические требования, предъявляемые при размещении полигонов для захоронения промышленных и твердых бытовых отходов, не было произведено согласования с органами местного самоуправления, не выяснялось отношение населения к будущему объекту.

Между тем, в силу ст. 54 Закона РСФСР «Об охране окружающей природной среды» – складирование и захоронение отходов производится в местах, определяемых решением органов местного самоуправления по согласованию со специально уполномоченными на то государственными органами Российской Федерации в области охраны окружающей природной среды, санитарно-эпидемиологического надзора.

Судом было учтено, что избранное под размещение полигона место занято преимущественно лесами первой группы, играет в силу этого важную водоохранную функцию. Отвод этого участка под захоронение каких-либо отходов угрожает экологическому благополучию, окружающей среде, редким видам животных, проживающих на этой территории. В силу ст. 22 Основ лесного законодательства, п. 1 постановления Правительства РФ № 1064 от 23. 10. 93 г. «О порядке перевода лесных земель в нелесные для использования их в целях, не связанных с целями лесного хозяйства и использованием лесным фондом» перевод лесных земель в нелесные в лесах первой группы для использования их в целях, не связанных с ведением лесного хозяйства, осуществляется в исключительных случаях с разрешения Правительства РФ. Как установлено, такого разрешения администрации области не получала, с таким ходатайством в Правительство РФ не обращалось.

Суд взял на себя некоторые функции экологической экспертизы. Он принял во внимание и то обстоятельство, что избранный участок является водоразделом рек Пекша и Ворша. Общее направление подземных вод происходит в направлении р. Ворша, являющейся одним из наиболее крупных левобережных притоков р. Клязьма. Было также решено, что 49 квартал является наименее благоприятным для размещения полигона, так как в этом квартале на расстоянии 0,6-1,0 км проходит граница распространения днепровских моренных отложений, а на расстоянии 0,8-1,5 км проходит выклинивание водоупорных верхнеальбских отложений.

2.7.3. Участие специалистов

Специалисты участвовали в обсуждении данной проблемы на всех этапах, однако конструктивная их роль была минимальной. Гидрогеологи искали площадку еще на уровне ТЭО не имея перед глазами самого проекта и в какой-то мере «перезаложились» в поисках абсолютно надежного варианта. Это первая группа. Вторая группа, это юристы, грамотно отменившие непродуманное постановление областной администрации. То есть была подготовительная стадия и сразу после нее конфликтная. А во время войны музы молчат. Понятно, что решение проблемы требовало поиска компромиссных решений, когда оформились противоборствующие группы. Очевидно, что проведение экологической экспертизы при всех ее недостатках остается единственным разумным способом нахождения компромисса и оформления заинтересованных групп без судебного разбирательства. Общественный интерес с помощью специалистов должен быть оформлен в осязаемых и достаточно четких категориях, которые могли бы сопоставляться с выгодами и потерями частных лиц, предприятий, групп населения.

2.7.4. Развитие судебного конфликта

В решении суда отчетливо видно совмещение двух элементов: процедурных и собственно экологических. Действительно администрация нарушила процедуру согласования проекта. Однако аргументация в отношении непроработанности проекта с точки зрения геологии и, тем более, с точки зрения его возможного влияния на благосостояние жителей прилегающих районов выглядит недостаточной. Собственно суд и не был компетентен для обозначения зоны вредного воздействия нового полигона и степени такого воздействия. Такую задачу может решить только независимая экологическая экспертиза проекта, а не только ТЭО, и квалифицированные специалисты.

2.8. Современное состояние

Старый полигон ТБО по-прежнему эксплуатируемая и облСЭС ежегодно продлевает разрешение на его эксплуатацию. После неудачи с размещением полигона по контракту с французской фирмой «Лаваль сервис» администрация области утвердила разрешение на проектирование нового полигона в Петушинском районе на месте бывшего полигона отходов Костеревского завода химических пластмасс. Расстояние от Владимира 42 км. Параллельно ведется подготовка к эксперименту по раздельному сбору мусора. Предполагается закупка в Германии 600 контейнеров в расчете на 40-50 тыс. жителей.

2.9. Выводы

Владимирский прецедент показал, как активная группа жителей может заблокировать юридически и экологически непроработанный проект строительства нового полигона ТБО. Принципиально новым было то, что решение администрации было опротестовано в суде и суд высшей инстанции принял сторону жителей.

Значение владимирской истории в том, что она наглядно показала значение процедуры согласования интересов при обсуждении проекта. Представим себе, что проект был сам по себе не плох, что французы действовали из добрых побуждений и не собирались вести к нам ядовитые вещества, что для города это был хороший шанс получить оборудованный полигон. Получится, что здесь столкнулись с проявлением обычной психологии в переводе с английского «только не в моем дворе» и в этом случае интересы сравнительно небольшой части населения области (нескольких сел) противоречили интересам жителей Владимира и пригородов. Понятно, что близость полигона повлияла бы на образ жизни населения. Причем потенциальное влияние не сводится к возможности прямого загрязнения окружающей среды.

Близость полигона, например, наверняка влияет на стоимость того же недвижимого имущества. Прежде всего, психологически. С другой стороны, если говорить о местных жителях, а не только дачниках, то такое предприятие должно было создать хорошие рабочие места, обстоятельство, практически не использованное администрацией.

Важнейшим моментом является тот факт, что развитие событий было практически моментальным, и в нем не было этапа, на котором можно было обозначить реальные противоречия, определить заинтересованные стороны, создать механизм подготовки компромиссов. Представляется, что экологическая экспертиза является тем необходимым этапом, на котором различные стороны должны обозначить свои интересы и выработать механизм выработки компромисса.

3. Хорошо ли горит мусор? (опыт проектирования МСЗ в Троицке)

3.1. Проблема бытовых отходов в Троицке

Город Троицк – промышленный и научный центр с населением около 65000 человек – расположен примерно в 15 км к югу от Москвы. Как и вся густонаселенная Московская область, Троицк испытывает проблемы в области управления бытовыми отходами. В настоящее время отходы свозятся на городскую свалку, которая переполнена и не отвечает санитарным нормам. Размещение нового полигона-свалки вблизи Москвы политически невозможно, особенно если она будет спроектирована с использованием традиционных для Подмосковья подходов: отсутствие гидроизоляции, сбора и очистки фильтрата, противопожарных мероприятий и контроля над поступающим мусором.

Непопулярность захоронения отходов на свалках, а также ряд упомянутых ниже соображений привели городскую администрацию к идее постройки мусоросжигательного завода мощностью 40 000 тыс. тонн в год в промышленной зоне города Троицка в некотором отдалении от жилых застроек, но в непосредственной близости от детского оздоровительного лагеря (800 м) и дачного поселка (500 м).

3.2. Технократический подход: сжигание отходов

Сжигание отходов будет всегда обладать привлекательностью для политиков с инженерным мышлением, а точнее – инженерным воображением. В самом деле, с помощью «магической технологии» горы несанитарного и неэстетичного мусора в один момент исчезают в очищающем пламени. Как говорится, «нет отходов - нет проблемы». Администрация Троицка получила от проектного института «ГИПРОМЕЗ» еще более заманчивое решение: не просто сжигать отходы, а превращать их в экологически чистый строительный материал – прошивные маты!

Магическая технология, неизвестная нигде в мире, была чисто отечественной разработкой, основанной на методах создания сплавов, применявшихся в металлургии. Неразделенные отходы должны были подвергаться воздействию больших температур, практически «переплавляться» без доступа кислорода в гомогенную массу, «без вкуса и запаха», пригодную для изготовления стройматериалов. Проектировщики были настолько уверены, что сжигать мусор легче, чем плавить металл, что не провели испытаний предлагаемой установки.

3.3. Не бывает огня без дыма

Общественная экологическая экспертиза (ОЭЭ) тома ОВОС и пояснительной записки ТЭО проекта Троицкого МСЗ обнаружила, что как с экологической, так и с технологической точек зрения проект далеко не безупречен. В связи с крайней неоднородностью состава мусора, загрузки его в печь большими порциями и наличием в отходах таких составляющих как алюминий и селитра, не исключена вероятность локальных взрывов и тепловых перегрузок, срыва процесса горения и «проскоков» суперэкотоксикантов в дымовую систему.

Авторы проекта явно завысили полноту сжигания мусора и степень очистки отходящих газов. ОЭЭ усомнилась в эффективности предложенных технологий очистки выбросов. Например, в третьей ступени системы очистки отходящих газов предполагалось применять угольный адсорбер, который должен был поглощать 90% отходящих диоксинов и фуранов. Из отсутствия отработанного адсорбента в перечне образующихся отходов следует, что способ его утилизации - загрузка в приемный бункер печи. При проектировании установки не была оценена дальнейшая судьба диоксинов и фуранов, какая их часть под действием высоких температур будет разлагаться, а какая десорбироваться и попадать в отходящие газы, увеличивая тем самым нагрузку на адсорбер. При отсутствии таких оценок и системы контроля содержания диоксинов в очищенных газах не обоснован расход адсорбента и не определено реальное содержание диоксинов и фуранов в очищенных газах.

Таким образом, принятая схема сжигания ТБО не исключала образования диоксинов, как в печи, так и в котле-утилизаторе. Выбросы диоксинов из-за их высокой стабильности могли привести к постоянно повышающемуся загрязнению большой территории вокруг завода, включая жилую зону.

Возможность выброса диоксинов (которую проектировщики не смогли удовлетворительно оценить – см. ниже анализ проведенной ГИПРОМЕЗом оценки воздействия на окружающую среду), несомненно, является наиболее бросающимся в глаза экологически вредным последствием проекта. Однако проект имеет и другие, менее сенсационные, но не менее вредные экологические последствия, отмеченные ОЭЭ: например, забор грунтовых вод в количестве, превышающем хозяйственно-питьевое потребление города Троицка, шум и загрязнения от автотранспорта, доставляющего мусор на МСЗ, захоронение «плановых» твердых отходов (о возможных внеплановых твердых отходах будет говориться ниже) и т. д.

3.4. Хорошо ли горит мусор?

Несмотря на ряд технологических недостатков проекта и его экологическую вредность, не они с точки зрения общественной экологической экспертизы определили его непригодность. Основным фактором было отсутствие и у заказчика и у проектировщика как формального, так и фактического обоснования необходимости строительства МСЗ. Неявное представление о том, что «надо что-то делать с отходами» обычно недостаточно для проектирования высокотехнологичных установок по утилизации. Информация о переполненности свалки должна была быть дополнена ответами на следующие вопросы:

  • сколько и каких ТБО образуется в городе?
  • будет ли и как эта цифра меняться в дальнейшем (как в краткосрочной (например, сезонной), так и в долгосрочной перспективе)?
  • какие существуют варианты утилизации ТБО с применением комплексного подхода к проблеме? Какое место занимает сжигание отходов среди этих вариантов?
  • какова экономическая сторона различных вариантов утилизации, в том числе мусоросжигания?

Последний вопрос особенно интересен, так как он в явном виде не поднимался ни заказчиками, ни авторами проекта. Известно, что сжигание отходов - это один из самых дорогостоящих путей их утилизации. Капитальная стоимость МСЗ аналогичного масштаба в США была бы несколько миллионов долларов. Заказчик предполагал покрыть эти расходы с помощью кредита Мирового Банка или аналогичной финансовой организации. Как жители города расплачивались бы с этим кредитом? В развитых странах сама эксплуатация МСЗ обходится дороже, чем эксплуатация современных полигонов по захоронению отходов, даже там, где велика плотность населения, например, в Нидерландах.

Авторы проекта завода в Троицке предполагали, что расходы на его эксплуатацию будут более чем компенсированы продажей строительных материалов, образующихся из «мусорного расплава». Интересно, что рынки сбыта этих материалов не были найдены. ОЭЭ усомнилась в самой возможности сбыта материалов произведенных из неразделенных отходов, особенно учитывая то обстоятельство, что на момент прохождения экологической экспертизы официальное заключение о безвредности этих материалов отсутствовало. Здесь возникает еще одна проблема, уже экологическая, а не экономическая: если «экологически чистый» материал не находит сбыта, то его нужно рассматривать … как отходы, то есть вывозить на свалку. Анализ последствий такого сценария заказчиком проведен не был.

Итак, выводы о целесообразности строительства завода были сделаны исходя из весьма общих соображений о том, что «существующая практика захоронения ТБО и промышленных отходов на свалках является вынужденным, временным бесперспективным решением с точки зрения экономики и вредным с точки зрения охраны окружающей среды» (цитата из тома ОВОС). Общие соображения превалировали не только на концептуальном, но и на технологическом уровне: установка проектировалась исходя из литературных данных о ТБО, скорее всего, усредненных по России. Поскольку местная специфика не учитывалась ни при выработке концепции, ни при поиске инженерных решений, проект не был предназначен и не мог решить специфические проблемы Троицка.

3.5. Оценка воздействия на окружающую среду

Оценка воздействия на окружающую среду или ОВОС – это процесс строгого всестороннего анализа проекта, проводимого заказчиком до подачи документации на государственную экологическую экспертизу с целью определить экологические последствия проекта и выработать меры по их смягчению, а также обосновать или опровергнуть экологическую приемлемость намечаемой деятельности в целом.

К сожалению ни заказчик, ни разработчик не смогли справиться с этой задачей. Общественная экологическая экспертиза отметила, что «Проведенная заказчиком оценка воздействия на окружающую среду обладает рядом серьезных недостатков, не соответствует действующей нормативно-правовой базе и не может служить экологическим обоснованием строительства МПЗ, в частности:

  • В томе ОВОС отсутствует обоснование и описание целей строительства МПЗ с привязкой к решению конкретных проблем утилизации отходов на уровне города, района или области, а также обоснование выбора технологии утилизации ТБО.
  • В томе ОВОС не рассмотрены альтернативные технологии утилизации ТБО и альтернативные площадки размещения предприятий по переработке ТБО;
  • В томе ОВОС отсутствует как описание «рецепторов» экологического воздействия (окружающей среды, здоровья населения и т. д.) и их современного состояния, так и ожидаемых изменений вследствие реализации проекта МСЗ, а также оценка значимости этих изменений для окружающей среды, здоровья и качества жизни населения.

Это является одним из наиболее серьезных недостатков тома ОВОС, так как основной целью ОВОС является выявление ожидаемых экологических и медицинских последствий осуществления хозяйственной деятельности для проектирования защитных мер и принятия информированных решений о допустимости осуществления проектов. Количественная и качественная оценка выбросов и сбросов предприятия, отчасти проделанная в томе ОВОС, является лишь первым шагом в оценке экологического воздействия. Наряду с ним должны быть проведены (а) описание нынешнего состояния окружающей природной среды и здоровья населения в зоне влияния проекта, (б) анализ возможных изменений этого состояния вследствие воздействия проекта и (в) оценка значимости этих изменений в сравнении с ожидаемыми социально-экономическими выгодами от осуществления проекта. Не проделав шагов (а)-(в), авторы тома ОВОС не привели в соответствие этот документ с его названием.

  • Том ОВОС не содержит документального подтверждения экологической безопасности конечной продукции завода;
  • В томе ОВОС не указаны социально-экономические последствия осуществления проекта.
  • Том ОВОС также обладает рядом менее существенных формальных и содержательных недостатков, подробно описанных в Заключении ОЭЭ.
  • В нарушение действующей нормативно-правовой базы в рамках осуществления ОВОС заказчиком не были проведены консультации с общественностью, а также организациями, которых может потенциально затронуть осуществление проекта (такими как ИЯИ РАН)».
  • Неадекватность проведенной заказчиком ОВОС была одним из основных аргументов как общественной, так и государственной экологических экспертиз, которые в конце концов отклонили данный проект.
3.6. Экологические экспертизы: общественная и государственные

Первая государственная экологическая экспертиза (ГЭЭ) проекта Троицкого МСЗ вынесла отрицательное заключение, основанное на опасном количестве диоксинов, которое, как указывал ОВОС, предприятие будет выбрасывать в атмосферу. Авторы ОВОС провели перерасчет и представили «улучшенный» вариант на вторую ГЭЭ, мнения в которой разделились.

Приблизительно в этот момент жители дачного поселка, расположенного в непосредственной близости от предполагаемой площадки завода, начали проведение общественной экологической экспертизы при поддержке Центра общественной экологической экспертизы «Эколайн». Общественная экологическая экспертиза, в которой работало 10 экспертов, включая химиков, технологов, юристов, специалистов по ОВОС, инженеров строителей, биологов и представителей общественности вынесла заключение о невозможности строительства МСЗ в г. Троицке по предлагаемой технологии. Заключение ОЭЭ было основано не только на вредном воздействии, связанном с диоксинами, но и на:

  • неадекватности и неполноте представленных заказчиком материалов по оценке воздействия на окружающую среду;
  • несоблюдению ряда законов, в том числе необоснованному ограничению участия общественности;
  • отсутствию обоснования экологической и экономической целесообразности строительства МСЗ;
  • ожидаемым серьезным экологическим воздействиям проекта.

Заключение ОЭЭ, направленное в ГЭЭ Московской области послужило основанием для передачи документации по проекту на федеральный уровень. ГЭЭ Госкомприроды вынесла отрицательное заключение, а также принципиальное решение о проведении всех экспертиз МСЗ в будущем на федеральном уровне. Решение ГЭЭ совпало с решением новой администрации города Троицка отменить землеотвод под строительство МСЗ.

3.7. Выводы
  • Проектирование высокотехнологичных установок по утилизации ТБО возможно только на основе подробного изучения специфических местных условий и в рамках комплексного подхода к проблеме ТБО, то есть иерархической интеграции с другими, менее высокотехнологичными вариантами, в рамках региональных и местных стратегий по обращению с отходами.
  • Оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС) при правильном применении может выявлять не только экологические, но и экономические слабости проектов утилизации ТБО.
  • Общественные экологические экспертизы могут эффективно влиять на решения в области утилизации ТБО, однако этот механизм требует значительных затрат ресурсов как местного населения, так и специализированных общественных организаций.
Окончание в следующем номере...
 
ПОИСК ПО САЙТУ
© 2001-2017 ООО «ИнЭкА-консалтинг»
Контакты ИнЭкА:
+7 3843 720575
720579
720580
ineca@ineca.ru
создание сайтов