Эко-бюллетень ИнЭкААрхив№ 5 (52) > ПРОБЛЕМЫ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Здоровье среды: теория и практика

Международное совещание под таким названием провел 15-17 мая в Москве Центр экологической политики России. Цель совещания – обсудить разработанный Центром проект концепции здоровья среды с правительственными и неправительственными природоохранными организациями, научными учреждениями.

При разработке приоритетов национальной экологической политики России (Центр экологической политики России 1997-1999 г. г.) здоровье среды было определено в качестве экологического индикатора устойчивого развития, показателя эффективности экологической политики. В связи с этим возникает вопрос – «Как пользоваться этим индикатором, как оценить здоровье среды?». До сих пор нет общепризнанных интегральных показателей качества и здоровья окружающей среды. Несмотря на то, что тратятся большие деньги на реализацию программы мониторинга состояния окружающей среды, мы имеем лишь данные измерения большого количества отдельных показателей. Мы можем сравнивать эти отдельные показатели между собой и анализировать их динамику, но мы не можем на основании этого дать однозначный ответ на вопрос о качестве окружающей среды.

В настоящий момент несколько проектов, реализуемых Центром экологической политики России, посвящены развитию концепции здоровья среды, методологии и технологии ее оценки. Участникам совещания была представлена серия великолепно оформленных и изданных Центром материалов по приоритетам национальной политики России и трилогия «Здоровье среды». В данную трилогию вошли следующие наработки Центра: «Здоровье среды: концепция», «Здоровье среды: методика оценки», «Здоровье среды: практика оценки».

КОНЦЕПЦИЯ ЗДОРОВЬЯ СРЕДЫ

Доклад «Концепция здоровья среды» был сделан В. М. Захаровым, директором Центра экологической политики России.

Из доклада В. М. Захарова. «…Под «здоровьем среды», в самом общем смысле, понимается ее состояние (качество), необходимое для обеспечения здоровья человека и других видов живых существ.

Сейчас уже ученые готовы признать, что широко распространенная программа сохранения биоразнообразия не обеспечивает сохранение качества окружающей среды. На самом деле, задача обеспечения здоровья среды оказывается много шире. Среда может быть неблагоприятна для здоровья человека и при прежнем биоразнообразии (вследствие радиационного, химического и др. видов загрязнения), и, напротив, даже при трансформированном биоразнообразии и измененном ландшафте она может быть благоприятна для живых существ и человека. Как свидетельствует опыт развитых стран, поддержание здоровья среды и обеспечение экологической безопасности возможно даже на фоне неизбежно обедненного биоразнообразия в антропогенно измененных ландшафтах.

При очевидной связи здоровья человека и здоровья среды определение степени влияния экологических факторов на состояние здоровья человека сопряжено со сложностями оценки:

  • общего состояния здоровья человека и его возможного изменения;
  • величины той части снижения, или ущерба, здоровью человека, которая определяется негативным влиянием среды.

Именно поэтому интегральная оценка здоровья среды выступает на первый план не только для определения благоприятности определенного воздействия для живой природы, но и для здоровья человека.

Определенные подходы для такой оценки интенсивно развиваются во всем мире, есть интересные апробированные наработки и в России. При разработке такой объективной интегральной оценки здоровья среды, она могла бы стать основой для:

  • любых оценок качества среды, оценки реальной антропогенной нагрузки и предельно допустимой нагрузки, любых форм экологического контроля, мониторинга, экспертизы, аудита;
  • оценки степени благоприятности среды для человека, уровня экологического риска, потенциального или реального ущерба здоровью человека;
  • экономических механизмов управления качеством среды, в том числе: определения платы за природопользование и загрязнение, штрафов за сверхнормативные выбросы, взимания платы за нанесение ущерба природной среде и здоровью человека;
  • создания нормативно-правовой базы в области природопользования и охраны природы.

Обеспечение здоровья среды – по-видимому, единственно возможный путь поддержания баланса между интересами хозяйственной деятельности и обеспечением экологической безопасности населения.

Непризнание связи здоровья человека и здоровья среды обусловлено отчасти недостаточной разработанностью критериев оценки и, главным образом, непониманием существа проблемы и превалированием сиюминутного интереса в развитии производства и нежеланием платить за ущерб, наносимый нынешнему поколению, и угрозу здоровью будущих поколений. Добиться приоритетности обеспечения здоровья среды — одна из главных задач национальной экологической политики.

Это предполагает развитие нового отношения к окружающей природной среде, согласующегося с формирующимся сейчас в обществе новым этическим подходом — окружающая природная среда не только должна обеспечивать нас необходимыми ресурсами, но и быть здорова, как для обеспечения длительного благополучного существования живой природы, так и для обеспечения здоровья человека.

Необходимость заботы о здоровье живой природы определяется следующими моментами:

  • человек является таким же живым существом, как и другие виды. Сама проверка опасности того или иного воздействия или среды для человека проводится на других видах живых существ, и лишь в дальнейшем эти данные экстраполируются на человека;
  • для обеспечения здоровья человека необходимо, чтобы были здоровы и другие виды живой природы, как основа его жизнеобеспечения.

Эта проблема сейчас звучит как проблема сохранения биоразнообразия. Современные программы сохранения биоразнообразия должны быть дополнены программами, нацеленными не только на сохранение и поддержание численности видов живых существ, но и обеспечение их здоровья.

Общность интереса в обеспечении здоровья среды, как основы личной, национальной и глобальной экологической безопасности, предоставляет уникальную возможность для формирования национального консенсуса разных слоев общества. Для решения этой задачи необходимо обеспечение всевозрастающей ценности, в том числе и экономической, не только природных ресурсов, непосредственно вовлеченных в производство, но и всего природного богатства, включая биоразнообразие и здоровье среды, необходимое для здоровья нынешнего и будущих поколений».

ОЦЕНКА ЗДОРОВЬЯ СРЕДЫ: ЮРИДИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

В работе совещания принимали участие эксперты по вопросам экономики, российского и международного законодательства, которые были привлечены Центром для разносторонней оценки концепции здоровья среды, ее сильных и слабых сторон. О возможности применения разработанных Центром концептуальных подходов в практике российского экологического законодательства сделала доклад М. И. Васильева (Тверской государственный университет).

Из доклада М. И. Васильевой. «…Существующая практика оценки воздействия реализуемой хозяйственной деятельности на окружающую среду, размещение производительных сил на определенных территориях, возможность выдачи положительных заключений экологической экспертизы, лицензий на отдельные виды деятельности и многое другое основывается на предполагаемом (расчетном) соблюдении существующих нормативов (ПДК, ПДУ и т. п.). С фактом их превышения связывается, соответственно, недопустимость дополнительных нагрузок на среду, а также юридическая квалификация различных деяний в качестве экологических правонарушений.

О недостатках этого подхода хорошо известно. Нормируется лишь малая часть вредных веществ, находящихся в использовании и обороте. Кроме того, реальные последствия несоблюдения нормативов и стандартов могут быть совсем иными, нежели те, которые определяются расчетным путем. Известны трудности в проведении экологического мониторинга, без должной организации которого вообще невозможно рассчитывать на какую-либо достоверность данных, обосновывающих принимаемые решения. Привязка лишь к действующим нормативам затрудняет или делает невозможным принятие обоснованных безопасных решений при их отсутствии. Так называемые ориентировочно безопасные уровни воздействия лишь подчеркивают всю приблизительность традиционных методов оценки состояния природных объектов. Между тем, существует жесткая зависимость права именно от этих (нормативных) методов. Как результат – непреодолимые сложности в доказывании и компенсации вреда, причиняемого окружающей природной среде и здоровью человека загрязнением и другими видами воздействий, – вреда реального, вполне осязаемого, но квалифицируемого по существующим канонам как «правомерный». Именно здесь кроется одна из главных причин низкой эффективности защиты экологических прав и интересов граждан.

Отмеченные недостатки традиционных подходов во многом преодолимы посредством внедрения в практику оценок «здоровья среды», понимаемого во-первых, как здоровье живой природы и во-вторых, как качество среды, которое обеспечивает жизнь и здоровье человека и других видов живых существ.

1. Предпосылки внедрения опыта оценок здоровья среды в практику применения экологического законодательства

Есть потребность и, что важно, возможность внедрения опыта оценок здоровья среды в практику применения экологического законодательства. Предпосылки для этого заложены в формулировках самого законодательства.

1.1. Так, законодатель не связывает понятие экологически вредной деятельности только лишь рамками ее противоправности. Наиболее характерный пример – статья 91 Закона РСФСР «Об охране окружающей природной среды» о прекращении экологически вредной деятельности (что не равно экологическому правонарушению) через суд. Оценка здоровья среды может стать весомым средством доказывания в процессе.

1.2. Многие положения сформулированы таким образом, что их реализация применительно к конкретным ситуациям возможна фактически только через оценку здоровья среды. Так, ст. 57 того же Закона запрещает разработку и реализацию проектов, связанных с нарушением или разрушением высокопродуктивных естественных экосистем и природного равновесия, уничтожением генетических фондов растений и животных, наступлением других необратимых последствий для здоровья человека, окружающей природной среды. Очевидно, что стандартные приемы определения признаков нарушения этой правовой нормы, связанные с использованием лишь формально-определенных (нормативных) показателей, не могут охватить всего многообразия перечисленных последствий.

1.3. Определение экологической экспертизы (ст. 1 ФЗ «Об экологической экспертизе») слагается из двух частей. Во-первых, это установление соответствия намечаемой деятельности экологическим требованиям, а во-вторых – определение Допустимости реализации объекта экспертизы, что в числе прочего предполагает всестороннюю оценку исходного качества среды, о котором вполне можно судить по состоянию живых видов.

1.4. В ст. ст. 58 и 59 Закона РСФСР «Об охране окружающей природной среды» признаками зон чрезвычайной экологической ситуации называются происходящие в окружающей природной среде устойчивые отрицательные изменения, угрожающие здоровью населения, состоянию естественных экосистем, генетических фондов растений и животных, и, соответственно, признаками зон экологического бедствия – глубокие необратимые изменения окружающей природной среды, повлекшие за собой существенное ухудшение здоровья населения, нарушение природного равновесия, разрушение естественных экосистем, деградацию флоры и фауны. Как это хорошо видно из текста статей, и здесь законодатель предоставляет широкие возможности для использования оценочных методов в целях подтверждения либо опровержения наличия критериев экологического неблагополучия на территориях.

1.5. Остается пробельным экологическое нормирование в части установления предельно допустимых нагрузок (ПДН) на окружающую природную среду при формировании территориально-производственных комплексов, развитии промышленности, сельского хозяйства, строительства и реконструкции городов (ст. 33 того же Закона). Очевидно, что подобное нормирование предполагает опять-таки измерение уже сложившихся на территории реальных нагрузок, индикатором чего могут служить данные о состоянии здоровья среды и отдельных ее компонентов.

1.6. Российскому законодателю не чужды идеи равной правовой охраны жизни и здоровья человека и живой природы. Косвенным подтверждением тому может служить ряд статей Уголовного кодекса РФ из главы 26 «Экологические преступления». В качестве квалифицирующих признаков составов преступлений, описывающих последствия преступных деяний, в одном ряду стоят, например:

в ст. 246 («Нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ») причинение вреда здоровью человека и массовая гибель животных;

в ч. 2 ст. 247 («Нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов») загрязнение, отравление или заражение окружающей среды, причинение вреда здоровью человека либо массовая гибель животных;

в ст. 248 («Нарушение правил безопасности при обращении с микробиологическими либо другими биологическими агентами или токсинами») причинение вреда здоровью человека, распространение эпидемий или эпизоотии;

в ч. 2 ст. 250 («Загрязнение вод») причинение вреда здоровью человека или массовая гибель животных,

в ст. 252 («Загрязнение морской среды») загрязнение морской среды веществами и материалами, вредными для здоровья человека и живых ресурсов моря (ч. 1) и причинение теми же деяниями существенного вреда здоровью человека, животному или растительному миру, рыбным запасам, окружающей среде (ч. 2). Примеры можно продолжить.

2. Сфера применения оценок здоровья среды

Крайне важно то обстоятельство, что оценка здоровья среды, свидетельствующая о ее благоприятности либо, напротив, о неблагоприятности или даже опасности для человека, может быть принята во внимание и сыграть свою роль при разрешении споров, связанных с нарушением конституционного права граждан на благоприятную окружающую среду (ст. 42 Конституции РФ). Благоприятность – это оценочная характеристика окружающей среды, никак не исчерпывающаяся показателями ПДК, ПДУ и т. п. В правовых исследованиях указывается на такие признаки благоприятности, как ресурсоемкость, разнообразие, эстетическое богатство и др. Безусловно, сюда должно быть отнесено и здоровье живых существ, которое весьма показательно, а, кроме того, определяется более точно и просто, нежели другие названные индикаторы благоприятности. Интегральная оценка здоровья среды во многих случаях будет не только убедительным, но и единственным достоверным доказательством ее благоприятности или, напротив, опасности.

Результаты оценки здоровья среды могут использоваться в процессе принятия различных экологически значимых решений:

а) при составлении заключения экологической экспертизы в качестве информации о реальном состоянии окружающей среды, обосновывающей допустимость реализации объекта;

б) при определении лимитов природопользования, от которых, в свою очередь, зависит выдача лицензий на конкретные виды ресурсе- и экологозависимой деятельности;

в) в ходе решения вопроса о придании территории статуса экологически неблагополучной;

г) при размещении новых и реконструкции, перепрофилировании действующих производственных объектов, а также во многих других ситуациях.

Существует возможность использования таких оценок в судебной практике при рассмотрении дел, связанных с предупреждением и возмещением экологического вреда. Для постановки вопроса о прекращении какой-либо деятельности в судебном порядке заинтересованной стороне необходимо доказать ее экологическую вредность в настоящем и/или опасность причинения такого вреда в будущем. В контексте ст. 1065 ГК РФ и ст. 91 Закона РФ «Об охране окружающей природной среды» юридическое содержание понятия «экологическая вредность» опирается не только на формальные признаки состава правонарушения, но и на аналитические оценки реального качества (здоровья) окружающей среды в целом и ее отдельных объектов. Поэтому вполне допустимо доказывать экологическую вредность во многих ситуациях не только официальными данными мониторинга, как обычное правонарушение, но и посредством проведения экспертных исследований. Деятельность, не обладающая всеми классическими признаками противоправности, тем не менее, все же может быть признана в суде экологически вредной, опасной и потому подлежащей прекращению (такое прекращение деятельности не означает ликвидацию хозяйствующего субъекта).

Имеются также перспективы применения оценок здоровья среды в целях защиты экологических прав и интересов человека. Назначаемые судами экспертизы на предмет выявления причинной связи полученного заболевания или иного расстройства здоровья с воздействием конкретного вредного фактора, образовавшегося в результате аварии или иного загрязнения природных объектов, если они и проводятся, часто ведут в тупик. Человек может и не получить специфического заболевания от данного конкретного фактора, хотя при этом неизбежно страдает его общее здоровье, снижается иммунитет, обостряются имеющиеся хронические болезни, происходят генетические нарушения. Получается, что при всей очевидности экологического отравления, причинная связь как юридически значимая категория недоказуема. Безнадежна для потерпевших и ситуация, когда судебно-медицинские экспертизы назначаются, но не проводятся по причине отсутствия финансирования, нужных специалистов или по другим обстоятельствам. Образовавшуюся нишу можно заполнить посредством проведения альтернативных видов исследования, а именно – биотестирования других природных объектов и экосистем. Причем этот подход может оказаться даже более предпочтительным (оперативным, дешевым, результативным), чем экспертизы, проводимые непосредственно на людях.

Конечно, для юридического признания прямой и непосредственной связи здоровья среды и здоровья человека требуется разработка научно обоснованных, универсальных критериев оценки, позволяющих с достаточной степенью достоверности судить как о состоянии самих исследуемых объектов и экосистем, так и о преломлении их влияния на человека. При этом, нет никаких принципиальных препятствий к внедрению в юридическую практику интегральных оценок экосистем наряду с судебно-медицинскими экспертизами либо даже вместо них, поскольку сам процесс нормирования тех же ПДК-показателей сопряжен с проверкой опасности того или иного воздействия не на человеке, а на других видах живых существ. Так что право, жестко привязанное к подобным нормативам, фактически уже давно пользуется не прямыми, а косвенными оценками.

Центр экологической политики России

Центр экологической политики России организован в 1993 г. как экологическое общественное объединение ученых и специалистов в области экологии. Центр создан с целью поиска решений актуальных глобальных и российских экологических проблем. Центр привлекает к своей работе ведущих специалистов в области охраны окружающей среды, политических деятелей и представителей общественных организаций и разрабатывает рекомендации для представителей законодательной власти, общественных экологических организаций в России. Центр работает в тесном контакте с другими российскими, зарубежными и международными природоохранными организациями.

Свою миссию Центр видит в разработке экологической идеологии устойчивого развития, в качестве главных показателей которого рассматривается здоровье человека и среды. Стратегия работы Центра – выявление основных проблем и определение путей их решения на уровне общественного мнения, науки и управления. Базовыми принципами является утверждение человека в качестве главной ценности и осознание того, что здоровье человека невозможно без здоровья среды.

Задачами Центра являются:

  • выявление проблем экологической безопасности, охраны среды и здоровья населения и разработка путей их решения;
  • получение и распространение достоверной информации о состоянии природной среды и здоровья населения Российской Федерации;
  • общественная экологическая экспертиза и оценка экологического риска;
  • подготовка аналитических обзоров по узловым проблемам экологической политики;
  • влияние на принятие решений в области природопользования;
  • защита прав и интересов граждан, общественный контроль за соблюдением законодательства в области природопользования, экологической безопасности, охраны природы и здоровья населения;
  • содействие развитию экологического сознания россиян через все институты и средства воздействия, включая законодательство, образование и средства массовой информации.
  • 117808, Москва, ул. Вавилова, 26, Центр экологической политики России
  • (095) 952-2423
  • (095) 952-3007
  • anzuz@glas.apc.org

Однако, надо признать, что такие оценки достаточно убедительны пока лишь в отношении доказывания факта наличия вреда здоровью человека и его происхождения, то есть, экологической обусловленности. Для целей же определения степени (объема) вреда человеку необходимы углубленные исследования, накопление практического опыта и последующая разработка методик. Будучи официально утверждены, методики оценки здоровья человека по здоровью среды могут быть успешно использованы в самых разных делах, связанных с защитой экологических прав граждан.

3. Здоровье среды и санитарное законодательство

Некоторое представление об отношении санитарного законодательства к проблематике здоровья среды дают уже исходные понятия и определения этого законодательства. Так, в соответствии со ст. 1 ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», санитарно-эпидемиологическое благополучие населения – состояние здоровья населения, среды обитания человека, при котором отсутствует вредное воздействие факторов среды обитания на человека и обеспечиваются благоприятные условия его жизнедеятельности. Факторы же среды обитания – биологические (вирусные, бактериальные, паразитарные и иные), химические, физические, социальные и иные, которые оказывают или могут оказывать воздействие на человека и (или) на состояние здоровья будущих поколений. При этом, среда обитания человека – совокупность объектов, явлений и факторов окружающей (природной и искусственной) среды, определяющая условия жизнедеятельности человека. Получается, что санэпидблагополучие населения зависит не от всей среды обитания, а только от ее факторов, между тем как эта среда включает помимо факторов также объекты (в том числе природные) и явления.

В соответствии с Положением о государственном санитарно-эпидемиологическом нормировании (1994 г., с изм. 1998 г.), санитарные правила, нормы и гигиенические нормативы устанавливают гигиенические и эпидемиологические критерии безопасности и безвредности для человека продовольственного сырья, пищевых продуктов и питьевой воды, товаров народного потребления и объектов окружающей природной среды (атмосферного воздуха, вод и почвы). Объекты растительного и животного мира здесь не названы, и следовательно, санитарные правила не устанавливают критериев их безопасности для человека.

Санитарное законодательство не только не оперирует термином «здоровье среды», но, кажется, и не подразумевает какое-либо использование оценок здоровья среды. Между тем, есть объективные предпосылки (человек – часть живой природы) к более глубокому учету в санитарном законодательстве взаимосвязей, существующих в экологии.

 
ПОИСК ПО САЙТУ
© 2001-2017 ООО «ИнЭкА-консалтинг»
Контакты ИнЭкА:
+7 3843 720575
720579
720580
ineca@ineca.ru
создание сайтов