Эко-бюллетень ИнЭкААрхив№ 2 (61) > АНТИЯДЕРНОЕ ДВИЖЕНИЕ

Атомные грезы в каменном веке

Уже совершенно очевидно: переработка и хранение чужих ядерных отходов реальной выгоды России не сулят

Тем немногим, кому суждено побывать на заводе по переработке отработанного ядерного топлива (ОЯТ), что находится неподалеку от Шербура (оказывается, этот французский городок знаменит не только своими зонтиками!), вручают необычный сувенир – цилиндрик из стекла. Он помещается на ладони, однако, сразу же чувствуешь, насколько он тяжел...
Владимир ГУБАРЕВ,
обозреватель
 

– Такое количество радиоактивных отходов образуется после переработки топлива, на котором станция работала целый год, – поясняет директор завода.

– И куда же вы помещаете его? – поинтересовался я.

– Отходы замуровываются в стекло, потом в свинец, затем в металл и бетон. Такой контейнер помещается на специальный корабль и отправляется назад, в Японию, откуда мы получаем топливо на переработку, – пояснил директор.

– А если его оставить здесь, во Франции? – не унимался я.

– Это значит заложить атомную бомбу под наших внуков.

Я привел эту часть беседы, случившейся на заводе фирмы «Кожема», где перерабатывается отработанное ядерное топливо. Аналогичный завод есть и в Англии. Именно на эти два предприятия ссылаются специалисты Минатома и их лоббисты в Государственной Думе, защищая идею переработки в России ядерных отходов из других стран. К сожалению, подавляющее большинство из тех, кто принимает решение, на этих предприятиях не бывали, потому что и французы, и англичане по-прежнему берегут свои ядерные секреты, а технология работ с облученным ядерным топливом именно к ним и относится.

Министр Е.О. Адамов любит рассуждать о «замкнутом ядерном топливном цикле», мол, переработка ОЯТ – это эффективное использование плутония, который находится в нем, для получения энергии. Более того, смешанное уран-плутониевое топливо можно будет продавать другим странам и зарабатывать на этом большие деньги.

Дискуссия о «замкнутом или открытом топливном цикле» идет уже добрых полвека. Так что, создавать впечатление, что идеи возникли с приходом Е.О. Адамова на пост министра, не совсем корректно. Вводится в заблуждение не только общественность, но и руководство страны. Именно поэтому президент В.В. Путин, выступая на последней сессии ООН в XX веке, не был понят присутствующими: он говорил о том, что давно уже известно и о чем ученые спорят последние десятилетия. К сожалению, не все так очевидно, как кажется далеким от атомной промышленности людям. В принципе Е.О. Адамов, конечно же, говорит правду. Но, к сожалению, не всю и не до конца.

Вот мнение специалистов Минатома, которым руководит Е. О. Адамов:

«США не пришли к окончательному выводу, как поступать в отношении отработанного ядерного топлива, и продолжают хранить его в режиме временного хранения. Япония, Франция и Великобритания избрали путь замкнутого ядерного топливного цикла, которого придерживаются специалисты и в Минатоме России. Такого же направления придерживается и Китай. Переработка радиоактивных отходов по замкнутому ядерному топливному циклу сводится к разделению и концентрации повторно используемых изотопов, составляющих 97-98 % отработанного ядерного топлива и выделения настоящих отходов в количестве всего 2-3 % от объема ОЯТ в возможно малом объеме и получении твердых отходов».

Итак, все-таки «ядерные цилиндрики» остаются. И что же с ними делать?

Проходится для них строить специальные хранилища. Срок их службы должен составлять тысячи лет. Ни одного такого хранилища пока нет. Не только в России, но и в мире. Да и кто даст гарантию на столь длительный срок? Что же толкает наш Минатом на попытки ликвидировать барьер для ввоза отработанного ядерного топлива и радиоактивных отходов? Министр Е.О. Адамов пытается таким способом получить средства на строительство предприятий по переработке ОЯТ и концентрации радиоактивных отходов. У него нет иного пути: ситуация с атомной промышленностью в России катастрофическая. И ее мы создали собственными усилиями!

Вот мнение специалистов Минатома:

«В результате создания атомного оружия, развития атомной промышленности и энергетики, атомного подводного и надводного флота, ускорителей и радиационной техники в стране накоплено большое количество радиоактивных отходов. Это количество с годами будет возрастать, так как, имеющиеся производственные мощности не в состоянии ни в ближайшее время, ни в обозримом будущем переработать такое количество отходов».

Отходы есть на 160 предприятиях атомной индустрии России. Проще говоря, нет района в нашей стране, где в той или иной форме не находились бы «миниатюрные атомные бомбы».

...В последнее время Е.О. Адамов, а следом за ним и президент в своем выступлении с трибуны ООН заговорили о плутонии. Мол, нужно сделать все, чтобы не допустить распространения этого материала по миру, так как он используется при создании ядерного оружия. Все верно, если речь идет об оружейном плутонии, который получается на специальных предприятиях. Тот же энергетический плутоний, который находится в ОЯТ, представляет меньшую опасность, чем сконцентрированный после переработки.

Предполагается, что новое уран-плутониевое топливо, полученное на новых предприятиях Минатома, будет продаваться за границу. Но в этом случае опасность распространения ядерного оружия возрастает, а не сокращается!

Однако, судя по всему, атомщики оказались в тупике: в стране масса энергетического плутония, заключенная в ОЯТ, возрастает быстрыми темпами – ведь на наших АЭС она производится непрерывно: мощность реакторов очень велика... Значит, ОЯТ нужно перерабатывать, чтобы этот плутоний включить в новое топливо, а так вновь он образуется... Казалось бы, замкнутый цикл, но на самом деле он возможен только в том случае, если будут строиться все новые и новые хранилища для «мирных атомных бомб».

На комбинате «Маяк» уже четверть века действует завод РТ-1. Здесь перерабатывается ядерное топливо реакторов АЭС и подводных лодок. Мощность завода – 400 тонн в год. Здесь получают энергетический плутоний, различные изотопы, обогащенный уран. На заводе есть и хранилище, в бетонном чреве которого хранятся те самые «цилиндрики», которые я видел во Франции. Хранилище почти заполнено, а денег на его расширение и реконструкцию завода нет. Директор комбината «Маяк» и руководители завода, конечно же, за то, чтобы ввозить ОЯТ из-за рубежа. А причина простая: им за переработку топлива наших реакторов ВВЭР-440 и реакторов подводных лодок не платят! Теперь же есть надежда, что хоть какая-то часть средств, полученных из-за рубежа, достанется и «Маяку».

А в Красноярске РТ-2 построен лишь наполовину Против выступили «зеленые», и хотя Борис Ельцин, как всегда, «на коленке» подписал Указ о продолжении строительства, денег выделено не было. И теперь большинство из депутатов, которые так рьяно отстаивали защиту природной среды десять лет назад, спокойно голосуют за ввоз ОЯТ. А ведь ситуация изменилась не к лучшему, а стала гораздо хуже!

Итак, цифра «20 миллиардов долларов в течение десяти лет», которую намерен получить наш Минатом за ввоз ОЯТ, завораживает. И какой же русский откажется от таких денег?! Министр обещает на эти доллары не только построить новые предприятия, но и поддержать ядерную науку, обеспечить успешное развитие конверсии (что-то о ней перестали говорить?!) и прочее, прочее, прочее. Это еще одна иллюзия. Самое главное: мы не сможем сегодня и в ближайшем будущем построить новые предприятия по переработке ОЯТ. Могу со всей определенностью сказать, современный уровень промышленности России не позволяет построить такие предприятия – у нас нет соответствующего машиностроения, цветной металлургии, электроники и химии. Более 90 процентов машин и материалов придется закупать на Западе. Из тех 20 миллиардов долларов, которые Минатом собирается получить за отходы зарубежных АЭС, львиная часть уйдет на такие закупки и на обслуживание временного хранения очень опасных радиоактивных отходов. Вот и получается бульон из-под яиц.

Конечно, Минатом заинтересован в поступлении средств с Запада, так как в последние годы атомные станции и оборудование стареют, конверсия не идет, за электроэнергию РАО «ЕЭС России» не платит, государство не инвестирует средства в новые отрасли... Могучий в прошлом Средмаш превращается в одно из рядовых министерств и ведомств, которые стоят в очереди у бюджета страны. «Атомный ребенок» слишком дорого обходится своему родителю, содержать его уж нет сил. Вот и приходится пускаться во все тяжкие.

Но почему за наши грехи должны расплачиваться потомки?!

 
ПОИСК ПО САЙТУ
© 2001-2017 ООО «ИнЭкА-консалтинг»
Контакты ИнЭкА:
+7 3843 720575
720579
720580
ineca@ineca.ru
создание сайтов