Эко-бюллетень ИнЭкААрхив№ 11 (70) > ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНА

Лес как фактор экологической безопасности региона

ЛУЗАНОВ В. Г.
Начальник станции защиты и агрохимии леса Комитета природных ресурсов по Кемеровской области, Член-корреспондент РАЕН

Лес, по выражению акад. РАН А. С. Исаева, - это каркас, на котором можно организовать решение экологических проблем региона. Я бы сказал, лес - один из важнейших факторов экологической безопасности любого региона. Рассмотрим это положение на некоторых примерах состояния лесов нашей области.

В начале отметим, что леса Кузбасса в полной мере несут на себе отпечаток истории политического и социально-экономического развития страны, пережившей в течение века неоднократно крайние социальные потрясения, Великую Отечественную войну, периоды восстановления экономики. Естественно, эти события требовали мобилизации всех доступных для каждого времени ресурсов. При этом господствовала философия жизни взаймы у будущих поколений, якобы вызванная необходимостью выхода из трудных положений, с обещанием выплаты долгов, в том числе лесному хозяйству и лесам, потом. Это привело к тому, что почти все доступные леса области пройдены, а иногда и неоднократно, бессистемными рубками. Причем вырублены самые высокопродуктивные хвойные леса, имевшие и наибольшее экологическое значение. В сохранившихся лесах, нередко недорубах прошлых лет, заметно снизилась доля хвойных лесов, их продуктивность, товарность, полнота и другие показатели. К сожалению, ни официальная статистика, ни архивные и литературные материалы, не располагают данными о состоянии лесов на территории области в первых десятилетиях минувшего века. Это не позволяет в полной мере представить изменения в динамике лесного фонда и наметить наиболее эффективные меры по повышению экологической роли лесов региона. Отметим лишь, что найденные нами единичные архивные материалы показывают на довольно высокую долю хвойных пород в составе насаждений в те годы - 70-80 %.

В настоящее время лесными землями занято 6,3 млн. га или почти 67 % территории области. Лесистость в среднем по области довольно высокая - около 58 %. Однако по территории региона она распределена крайне неравномерно. Основные лесные массивы сосредоточены в восточной и южной части области, где лесистость достигает 80-85 %. В Кузнецкой котловине, где проживает большая часть населения области и сосредоточен почти весь ее промышленный потенциал, лесистость колеблется от 8 до 40 %, а в отдельных сельхозформированиях лесостепи она опускается до величины всего 1 %, при оптимальной - 15-20 %.

Несколько слов можно посвятить связи лесистости со здоровьем населения. На это обратил внимание еще в 1863 году врач Е. Анучин, проводивший исследования в различных приходах г. Тобольск. По его данным, наибольшая смертность наблюдалась в случае, когда от 1/3 до 1/2 покрыто лесом, а наименьшая, когда лес занимает более половины площади. По данным известного исследователя средообразующей роли темнохвойных лесов В.В.Протопопова (1975), прослеживается выраженная тенденция уменьшения смертности населения в связи с увеличением лесистости территории. Так, при лесистости 60 % смертность на 1000 человек достигала за n лет 23, а при лесистости 10 % превышала 70.

В условиях недостаточной лесистости трудно рассчитывать на получение устойчивых высоких урожаев сельхозкультур, особенно в зоне рискованного земледелия. В полной мере это относится и к нашим условиям. Многолетними исследованиями научных учреждений установлено, что экологически устойчивые сообщества из древесных и травянистых растений существенно улучшают агросферу, значительно повышают биоэнергетический потенциал севооборотов. В последние годы ученые США и Канады признают, что в засушливых условиях достигнут практически возможный потолок урожайности. Возможность дальнейшего повышения урожая они видят в биологизации земледелия, в том числе в создании полезащитных полос, справедливо признавая приоритет России в этом отношении и перенимая ее опыт. В нашем регионе работы по полезащитному разведению, облесению малых рек и водоемов, к сожалению, по понятной причине почти прекращены.

По эколого-экономическому значению леса области разделены на 3 группы. В гослесфонде (ГЛФ) леса 1 группы занимают 20 %, П - 3 %, Ш группы - 77 %. К лесам 1 группы относятся леса, основным значением которых является выполнение водоохранных, защитных, санитарно-гигиенических, оздоровительных, иных функций, а также леса особо охраняемых природных территорий (ООПТ). Леса Ш группы имеют преимущественно эксплуатационное значение (Лесной кодекс РФ, 1997). В нашем регионе со сложной экологической обстановкой, крайне низким уровнем лесозаготовок, леса всех групп не имеют существенного лесоэксплуатационного значения и в гораздо большей степени имеют природоохранное и средообразующее значение. Особенно горные леса, на долю которых в ГЛФ приходится 82 %. Это больше, чем в других территориях Западной Сибири. В последние 10-15 лет по инициативе администрации области заметно возросла площадь ООПТ и достигла 14 % (1258 тыс. га) от территории области.

Принимаются меры к увеличению покрытой лесом площади. Это, естественно, ведет к возрастанию экологической роли лесов. Например, в ГЛФ с 1993 по 2001 год покрытая лесом площадь возросла с 87 до 90 %, а в 1972 году она составляла по области всего 77 %.

Доля хвойных лесов, по сравнению с первыми десятилетиями прошлого века, заметно снизилась и составляет в ГЛФ 58 % (по площади), 12 % - в сельских лесах. Несомненно, это существенно снизило экологические функции лесов, что ощущают многие жители региона, особенно по водности рек. Основной лесообразующей породой является пихта. В ГЛФ на ее долю приходится 47 % (по площади). Далее идут осина (22 %), береза (20 %), кедр (6 %), сосна (3 %). ель (2 %). Средний бонитет насаждений П,7 и имеет тенденцию к росту (в 1972 году Ш,0).

В результате бессистемных рубок леса области относятся к малополнотным. Средняя полнота насаждений в ГЛФ составляет 0,53. Почти третья часть их (29 %) относится к низкополнотным (0,3-0,4), что существенно снижает их экологические функции. Увеличение полноты насаждений рассматривается как важный резерв повышения средообразующих функций лесов, требующий и без того недостающих дополнительных финансовых затрат.

Средний годовой прирост насаждений только в ГЛФ составляет 8,5 млн. кбм. На долю хвойных приходится 63 %. Общий запас насаждений в ГЛФ составляет 538 млн. кбм. Фактическое использование расчетной лесосеки в области в последние годы очень резко снизилось. Так, если в 50-60-х годах она использовалась на 68 %, в 70-80-х годах - на 56 %, в 80-х годах - на 35 %, в последние два года - только на 6 %. В результате, происходит заметное накопление спелых и перестойных насаждений. Существенно снижается их товарность, возрастает захламленность, увеличивается доля сухостойных и усыхающих деревьев, снижается устойчивость деревьев к вредителям и болезням, возрастает риск возникновения лесных пожаров, снижаются природоохранные и средообразующие функции лесов.

Администрация области в последнее время предприняла ряд мер по улучшению использования лесосечного фонда. Достойный подражания пример переработки невостребованной низкосортной лиственной древесины показывает ООО «Таежное» (Белово). Оно организовало переработку ее на технологическую щепу для металлургической промышленности. Использование такой древесины, как правило, низкополнотных лиственных (осина) насаждений, не только улучшает лесоводственные и экологические показатели леса, но и дает большой экономический и экологический эффект на самом заводе ферросплавов (Новокузнецк). Набирает силу российско-греческое лесопромышленное предприятие «Сибэл-Яя» (р. п. Яя), где уже в 2002 году планируется довести заготовку древесины до 50 тыс. кбм. в год. Причем будет внедрена безотходная технология, включая и переработку опилок.

В связи с крайне низким использованием древесины, на наш взгляд, необходимо внести уточнения в концепцию экологической политики Кемеровской области. В основных принципах - в разделе «Возобновляемые ресурсы», кроме - «Соблюдения лимитов и квот использования», «Преобладание восстановления ресурса над его пользованием», внести дополнения: «Увеличение заготовки древесины в пределах расчетной лесосеки на основе ее глубокой переработки»; «Восстановление вырубаемых лесных насаждений по научно обоснованным нормам породами, устойчивыми к местным стрессовым факторам». Раздел «Недра и земельные ресурсы» дополнить: «Полезащитное лесоразведение, облесение малых рек и водоемов». Эти мероприятия заслуживают не меньшего внимания, чем включаемые - «Рекультивация и восстановление нарушенных земель». При этом мы исходим из того, что без формирования эффективного, завершенного лесного сектора, обязательно включающего переработку, немыслима организация рационального использования лесов и их воспроизводства, а на этой основе - и устойчивое управление лесами с эффективным лесным хозяйством, в максимальной мере отвечающим возрастающим экологическим требованиям.

Следует отметить, что значение лесов, в том числе и нашего региона, как важного фактора окружающей среды, в обозримом будущем будет непрерывно возрастать. Это основывается на том, что количество кислорода в атмосфере земли постепенно должно уменьшаться, а количество углекислоты возрастать. Лес в этом случае будет занимать одно из первых мест среди других стабилизаторов годового баланса атмосферы. При условии поддержания лесистости территории на оптимальном уровне ожидаемое потепление климата и связанные с ним негативные для человечества крупномасштабные глобальные явления (таяние полярных льдов и затопление низинных территорий, усиление частоты пожаров и засух во многих лесных и сельскохозяйственных регионах) будут сдерживаться охлаждающим влиянием темнохвойных лесов, особенно Сибири. Немецкими учеными предложена «Международная крупномасштабная программа лесоразведения на территории России как вклад в предотвращение климатической катастрофы».

Известно, что количество кислорода, выделяемого лесами, пропорционально количеству фитомассы, продуцируемой ими. Увеличение прироста древесины приведет и к увеличению связанного в ней углерода. Сделать более производительными леса нашего региона можно, прежде всего, за счет увеличения полноты древостоев, подбора древесных пород, соответствующих условиям произрастания, других лесоводственных мероприятий. При этом широко применяемые в Европе такие мероприятия, как внесение минеральных удобрений, мелиорация почв, в наших условиях не перспективны.

Большим резервом увеличения прироста древесины, а следовательно, и повышения фотосинтезирующей массы, является уплотнение древостоев. Для нашей области с ее малополнотными лесами это особенно важно. По данным исследователей, только за счет повышения густоты древостоев можно получить древесины в 1,5-2,0 раза больше имеющегося. В нашей области, как отмечалось выше, 29 % лесов ГЛФ низкополнотны (0,3-0,4), на которых необходимо проведение мер по повышению полноты насаждений.

Особого внимания требует проблема подбора древесных пород, соответствующих условиям произрастания. Для нашего региона таких научных разработок нет. Положение осложняется еще и тем, что основная лесообразующая порода области пихта сибирская оказалась чувствительной к местным стрессовым факторам, особенно в горных условиях. Не рассматривая эту сложную проблему в целом, укажем, что одна из ценнейших древесных пород мира кедр сибирский проявил заметно большую устойчивость к местным факторам. Несомненно, расширение площадей его произрастания весьма актуально для нашего региона. Площадь потенциальных кедровников, с удовлетворительным естественным возобновлением, которые рубками ухода можно перевести в кедровые насаждения, в области невелика - всего 3 тыс. га. Поэтому основное внимание необходимо уделить искусственному выращиванию кедра. Попутно укажем, что наш регион первым в России не только запретил рубку этой уникальной древесной породы, но и добился самых больших успехов в ее искусственном выращивании, отмеченных Государственной премией СССР (1988), золотыми, серебряными, бронзовыми медалями ВДНХ СССР (1971, 1984), многочисленными республиканскими, зональными семинарами, созданием республиканской школы передового опыта по выращиванию кедра. Сейчас мы обладаем такой технологией выращивания кедра, которая по многим элементам не уступает лучшим мировым образцам, хотя и требует несколько больших затрат, чем другие древесные породы, например, ель. Часть материалов опубликована и успешно внедряется нашими бывшими учениками в ряде соседних регионов, например, Томской области и особенно Красноярском крае, где финансирование лесовосстановительных работ осуществляется с помощью областных администраций. В Кузбассе, к нашему сожалению, работы по искусственному лесовосстановлению, в том числе кедра, пока не удается финансировать из областного бюджета, как это предусмотрено «Лесным кодексом РФ» (1997).

Внимание к так называемым «невесомым» полезностям леса продолжает расти. Важную роль играют водорегулирующие и защитные функции лесов, особенно темнохвойных. Проявляются они в сдерживании таяния снежного покрова, снижении поверхностного стока, вызывающего эрозионные процессы, высокие паводки, низкий уровень воды в межень, ухудшение качества воды. Кроме того, леса способствуют переводу поверхностного стока с вышерасположенных участков во внутрипочвенный, предохранения реки от химического, бактериологического, физического загрязнения, что трудно переоценить для нашего экологически неблагоприятного региона. Не менее важно и то, что леса благотворно влияют и на подземные воды. Пришло время обратить внимание и на снижение уровня грунтовых вод под воздействием угледобывающих предприятий Вокруг них, как известно, образуются депрессионные воронки, вызывающие на их территории ухудшение состояния древостоев. Однако научные исследования пока только начинаются. Не маловажно и то, что изменение гидрологического режима приводит к снижению устойчивости лесных экосистем, возрастает риск возникновения вспышек вредителей и болезней, лесных пожаров, снижается экологическая роль лесов, мелеют или высыхают малые реки и ручьи.

Достаточно подробно обобщил экологические проблемы угольной промышленности Сибири директор Кемеровского научного центра СО РАН член-корр. РАН Г. И. Грицко. По его мнению: «Весьма значительным является воздействие угледобычи на гидросферу. Воронки обезвоживания вокруг угольных разрезов в 3-4 и более раз превышают размеры разреза в плане. На подработанных угольными шахтами участках земной поверхности снижается уровень грунтовых вод, что оказывает отрицательное влияние на растительность, особенно леса. Страдают небольшие речки и ручьи. Так, в Кузбассе из 900 малых рек 106 полностью и безвозвратно уничтожены угольными разрезами. При начинающемся в настоящее время в Кузбассе освоении нового крупного угольного района - Ерунаковского, согласно предварительным оценкам экологов, опасности уничтожения подвергаются еще более 600 малых рек и ручьев».

В современных условиях, когда резко возросло негативное влияние человека на биосферу, все большую роль в жизни общества приобретают санитарно-гигиенические функции леса, в частности, его благотворное влияние на здоровье человека. На первый план при этом выдвигается обеспечение воздуха ионизированным кислородом, фитонцидами, очистка воздуха от пыли и вредных веществ. По фитонцидной производительности, стерилизующему воздействию, антимикробному эффекту особое место занимают кедровые и пихтовые древостои.

Немаловажное значение в нашем регионе имеет способность лесов очищать атмосферу от различных примесей, Потенциальная способность средних по составу и возрасту хвойно-лиственных насаждений оценивается в 9 тонн на 1 га в год.

Все большее внимание в регионе уделяется использованию рекреационных функций лесов. Уже в настоящее время в ряде территориальных социально-экономических программах, утвержденных АКО, планируется расширение индустрии туризма, спорта и рекреации, рассматриваемой в числе приоритетных направлений развития территорий, способных поднять уровень жизни населения. При этом изменяется восприятие леса только как древесного ресурса. Представление о лесе начинает складываться как о совокупности древесины, почвы, растительности, животного мира и других компонентов окружающего мира.

Рассмотренные и другие экологические функции лесов в полной мере проявляются при, так сказать, хорошем или удовлетворительном состоянии лесных экосистем. (индекс поврежденности по В. А. Алексееву (1990) менее, соответственно, 10 и 20 %). К сожалению, и сам лес нуждается в защите. В начале 90-х годов в труднодоступных горных лесах выявлено массовое ухудшение состояния пихтовых лесов. Всего выявлено 605 тыс. га ослабленных горных лесов. Результаты научно-исследовательских работ 1996-1999 годов, выполненные СПбНИИЛХом (В. А. Алексеев) при финансовой поддержке администрации области, показали, что основной причиной современного массового повреждения пихтовых древостоев являются эпифитотии ржавчинного и побегового рака. В целом по области болезнями леса повреждено 444 тыс. га. Однако осталось неясным - является ли массовое повреждение пихтарников первичным или это вторичное явление, связанное с атмосферными выбросами. Ответ на вопрос о взаимосвязи раковых заболеваний пихты и загрязнения остается открытым. Данные о загрязнении различных компонентов наших лесных экосистем противоречивы.

Анализ отечественных и зарубежных публикаций, посвященных деградации лесов, показывает на единство мнений большинства специалистов в том, что глобальная деградация лесных насаждений, которая наблюдается в настоящее время в различных регионах мира, определяется не одним каким-то фактором, а их комплексом - загрязнение окружающей среды, различные климатические стрессы, эдафические, биотические (болезни, насекомые, вирусы), где основную роль играет все же загрязнение окружающей среды. Взаимодействие этих факторов способствует взаимному усилению (синергизму). При этом отмечается, что, если бы загрязнение воздуха промышленными выбросами удалось остановить на текущий момент даже полностью, то постепенно накапливавшиеся в лесных экосистемах значительные количества загрязняющих веществ, изменяющих нормальный ход экологических процессов, не приостановит деградацию лесов в течение неопределенно длительного времени. Тем более, что регулирование антропогенного воздействия на природу на практике не так легко осуществляется, так как затрагивает основу материального благополучия общества в данный момент и всю систему общественных отношений. К тому же сохраняющийся пока высокий потенциал устойчивости лесных экосистем создает видимость, что нарушения их состояния могут происходить безнаказанно. И только, когда возникает глубокая деградация и наносится огромный ущерб, сам этот факт становится достаточным для принятия огромных мер по ликвидации негативных последствий.

В целом, как отмечалось нами ранее при анализе состояния лесных экосистем области, процесс ослабления насаждений промышленными выбросами еще не вышел за пределы первой фазы. Характерных признаков воздействия вредных атмосферных загрязнителей на хвойные леса (хлорозы, снижение продолжительности жизни хвои, ее массы, оводненности) пока не проявлялось. Характерных признаков второго этапа ослабления (дигрессии) экосистем - возрастание частоты и размаха массовых вспышек хвое- и листогрызущих насекомых, пока не отмечено. Нет и соответствующей тенденции. В одной из наших работ 1991 года, не потерявшей актуальности до настоящего времени, удалось предсказать наименее слабую древесную породу в регионе - пихту, указать наиболее «уязвимые» районы: заповедник «Кузнецкий Алатау», Шорский национальный парк и др. Среди мер по сохранению устойчивости лесов предлагалось и сохраняют актуальность до настоящего времени: снижение выбросов, и прежде всего двуокиси серы, соединений фтора, тяжелых металлов; организация длительных исследований за состоянием различных компонентов лесных экосистем, особенно в наиболее «уязвимых» районах; увеличение долевого участия в лесовосстановлении устойчивых к местным стрессовым факторам пород (кедра, лиственницы).

Мы по-прежнему считаем, что столкнулись с проблемой, когда лучше угрозу переоценить, чем недооценить ее. Возможные негативные последствия деградации лесов, с чем уже давно столкнулись почти все промышленно развитые страны, весьма велики. И лучше заблаговременно принимать (точнее, нужно было принимать) указанные выше меры.

Итак, леса, занимающие доминирующее положение в растительном покрове области, играют ведущую роль в стабилизации и улучшении экологической среды. Но для поддержания и приумножения этих функций они сами нуждаются в необходимой финансовой поддержке.

 
ПОИСК ПО САЙТУ
© 2001-2017 ООО «ИнЭкА-консалтинг»
Контакты ИнЭкА:
+7 3843 720575
720579
720580
ineca@ineca.ru
создание сайтов