Эко-бюллетень ИнЭкААрхив№ 1 (72) > ПРОБЛЕМЫ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ

Гидрологическое обоснование лицензирования водопользования - необходимое условие сохранения малых рек

И. В. Бабкина,
к.г.н.,
В. А. Кореньков,
к.т.н. Комитет природных ресурсов по Красноярскому краю

Вопросы использования, охраны и восстановления малых водотоков и рек представляют особый интерес. Они, являясь начальными звеньями гидрографической сети, формирующими более крупные реки, в то же время наиболее чутко реагируют на прямые (водозабор, сброс) и косвенные (динамические процессы на водосборной площади) антропогенные воздействия.

Современная водохозяйственная политика такова, что большую часть вопросов сохранения водных объектов от деградации предполагается решать в рамках лицензирования водопользования.

В настоящее время в Красноярском крае 90 % используемых в водохозяйственных целях поверхностных водотоков относятся к категории малых рек. Только 23 % водопользователей, стоящих в графике лицензирования, осуществляют забор (сброс) в большие реки. Большая часть (77 %) водопользователей использует ресурсы малых рек (водозабор - 29 %, сброс - 46 %).

В целом, территория Юга Средней Сибири (Красноярский край, Хакасия, Тува) до определенного времени характеризовалась как неблагополучная только в отношении качества речных вод в районах, приближенных к промышленным центрам.

Красноярский край и до сих пор привычно считается одной из наиболее водо-обеспеченных территорий, но это правомерно, когда рассматривается бассейн Енисея в целом. На освоенную же в хозяйственном отношении территорию края, где проживает большая часть населения, приходится всего лишь одна треть возобновляемых поверхностных водных ресурсов. И если забор из Енисея в целом не превышает 1 %, то, например, из его притока р. Кан (с общей площадью водосбора 39 тыс. кв. км) забор воды составляет уже 8 % годового стока в средний по водности год и около 12 % в год 95 % обеспеченности. Для притоков Кана эти цифры еще более существенны [1].

Изменения стоковых параметров малых рек рассматриваемой территории [2,3] являются результатом антропогенного воздействия (мелиоративных, сельскохозяйственных и лесоэкс-плуатационных мероприятий). Так, за счет водозабора на орошение в вегетационный период на реках Аскиз, Уйбат, Табат, Бея, Ерба, Тесь, Биря в год 95 %-й обеспеченности изменение стока оценивается величиной 10-25 %, а на реках Хемчик, Элегест в Туве оно может достигать 5-15 %. То есть, даже в таком, казалось, благополучном сибирском регионе отмечаются факты количественного истощения водных ресурсов малых рек. Причем сельское хозяйство и, в частности, оросительные мелиорации оказывают здесь существенное воздействие на водность малых рек.

Значительны и объемы сброса сточных вод в поверхностные водоисточники, которые по величине в отдельных случаях превышают объемы годового стока рек 95 %-й обеспеченности (реки Сыргил, Бол. Камала). В конце 80-х годов был отмечен факт нарушения гидрологических рядов стоковых параметров р. Уярки в сторону увеличения, что явилось результатом сброса значительных объемов сточных вод [1,5]. Так как многие малые реки Красноярского края используются для сброса сточных вод, не снимается напряжение по качеству их вод, при этом, они протекают в непосредственной близости и непосредственно по населенным пунктам

Оценка степени использования водных ресурсов малых рек позволила выделить в рассматриваемом регионе современные и перспективные зоны критического водопользования в летний период.

При благоприятной экономической ситуации и неблагоприятных климатических условиях возможен рост объемов воды на орошение как за счет расширения поливных площадей, так и кратности поливов. Например, в Красноярском крае с начала 90-х годов объемы сельскохозяйственного водоснабжения последовательно снижались. В то же время, эксплуатация ирригационных и мелиоративных систем свидетельствует о росте объемов водопотребления. Эта тенденция может стать стабильной, так как текущий климатический период определил формирование маловодной фазы режима водных объектов, которая, согласно фоновому прогнозу стока сибирских рек, продлится до 2010-2016 г.г. [6]. Последнее обстоятельство предполагает более интенсивное использование стока малых рек в сельскохозяйственном производстве.

В такой ситуации одним из важнейших и сложных вопросов в системе лицензирования выступает разработка таких условий водопользования, которые были бы приемлемы для водопользователей и в то же время безопасны для водотоков, особенно малых.

При этом важная роль отводится установлению для водопользователей лимитов водопотребления и водоотводения, а также норм предельно допустимых сбросов в водные объекты. Однако, для этого должна существовать достаточная обосновывающая база. Предполагается, что установление неистощительного для водного объекта водопользования должно базироваться на нормативах предельно допустимых вредных воздействий (ПДВВ) на водоток и его водосбор. Такие разного вида нормативы должны быть разработаны для водных объектов с учетом региональных особенностей. Отсутствие в настоящее время разработанных и утвержденных нормативов ПДВВ на территории Красноярского края (это касается и загрязнения водного объекта и истощения его водных ресурсов, а также других видов нормативов ПДВВ) не способствует достаточной обоснованности лимитов и предельно допустимых сбросов.

В настоящее время Министерство природных ресурсов рекомендует применение при лицензировании «Временных методических рекомендаций по установлению минимально допустимых расходов воды в реках, для оценки возможных изъятий водных ресурсов при выдаче лицензий на специальное водопользование». По-видимому, имея статус временности, они не лишены недостатков, затрудняющих их использование, особенно для малых рек.

Прежде всего, это касается фиксированного (95 %) значения обеспеченности минимально допустимого расхода летне-осеннего и зимнего периодов. Для нашей территории установлено, что для сохранения малой реки как природного объекта, в ней после изъятия должен оставаться минимальный природоохранный расход обеспеченностью 50...90 %, который определяется индивидуально для конкретной реки для указанных периодов [9,10,11];

Рекомендации по созданию водохранилищ, в целях предупреждения истощения водных ресурсов малых рек, не содержат сведений о допустимом пределе их создания в бассейне реки. Имеются данные, что для малых рек этот предел оценивается площадными размерами 0,25 % - для лесостепи, 0,15 %-для степи и 0,07 %-для сухой степи от площади водосбора [7,8];

В документе нет рекомендаций по использованию весеннего стока незарегулированных рек, изъятие которого также имеет определенные пределы. Они регламентируются природоохранным гидрографом, параметрами которого являются максимальный срочный природоохранный расход, обеспеченность которого для малых рек рассматриваемой территории оценивается 15...45 %, а гарантированная продолжительность половодья от 1,5 до 25 суток в зависимости от размера и природных условий. Природоохранная водность весеннего периода предусматривает обязательное затопление речной поймы в период прохождения весеннего половодья с естественной повторяемостью на глубину, которая равна средней глубине воды на пойме во время фактических затоплений [10,11];

В документе отсутствуют рекомендации о возможности использования региональных методик расчета гидрологических характеристик. На рассматриваемой территории расчеты характеристик стока по СниП 2.0114-83 для малых неизученных рек дают существенные ошибки, а по минимальному стоку рекомендуются для водосборов с площадями выше 20-50 кв. км.

Все перечисленные замечания свидетельствуют о необходимости детального гидрологического обоснования с учетом региональных особенностей для оценки возможных изъятий водных ресурсов, установления лимитов водопользования при выдаче лицензий на специальное водопользование. Это касается и необходимости использования более достоверных способов расчета гидрологических параметров водотоков, необходимых для установления пока еще существующей системы установления предельно допустимых сбросов сточных вод.

Чтобы лицензирование водопользования выполняло свои задачи с позиции сохранения водных объектов, а не только их использования, необходимо иметь достоверную гидрологическую обосновывающую базу. Разработанные 15-20 лет назад «Схемы комплексного использования водных ресурсов», «Схемы охраны вод», «Водохозяйственные паспорта» малых рек морально устарели и не отражают действительности. Необходимо создание достоверной гидрологической, водноресурсной обосновывающей лицензирование базы, особенно по малым рекам. Речь идет не только о возобновлении подобных работ по бассейнам, но и о создании для каждой реки информационно-экспертной системы, которая, учитывая предельно допустимые вредные воздействия на водный объект, позволяла бы судить о его современном состоянии и планировать дальнейшее безущербное для нас развитие (ограничение) водохозяйственной деятельности. Вместе с тем, необходимо создать кадастр-справочник по малым рекам, где должна быть в обязательном порядке обобщена информация, разрозненная по различным исследовательским и проектным организациям. Такие работы необходимо осуществить в рамках целевого заказа федерального уровня, так как рассматриваемая проблема имеет общероссийскую значимость.

По материалам сборника «Экотехнологии. Спрос и предложение в регионах России» (охрана водных ресурсов) АНО «Институт консалтинга экологических проектов»
 
ПОИСК ПО САЙТУ
© 2001-2017 ООО «ИнЭкА-консалтинг»
Контакты ИнЭкА:
+7 3843 720575
720579
720580
ineca@ineca.ru
создание сайтов