Эко-бюллетень ИнЭкААрхив№ 7-10 (78-81) > БИОЛОГИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Околоводные виды млекопитающих Кузнецкого Алатау. Индикация состояния и хозяйственное использование речных экосистем

Проблема устойчивого развития местных сообществ, в том числе и коренного населения, тесно связана с возможностью использования максимально широкого спектра ресурсов. Анализ ситуации, сложившейся с получением доходов от эксплуатации полезных ископаемых в Кемеровской области показывает, что наполнение областного бюджета от ресурсных платежей за использование угля и другого минерального сырья не превышает 9 %. Фактически происходит эксплуатация территории по колониальному принципу без учета интересов местного населения. Отчасти в связи с этим в общественном мнении наметился отход от безоговорочной прежде поддержки бездумной эксплуатации полезных ископаемых к поиску альтернативных источников дохода от производств, не приводящих к разрушению коренных биоценозов. Для населения глубинных районов горного массива Кузнецкого Алатау это, прежде всего, традиционные виды природопользования: охота, рыболовство, пчеловодство и сбор (выращивание) дикорастущего сырья.
П. В. БАРАНОВ,
кафедра анатомии и физиологии КузГПА, к.б.н.

Еще в середине 20-х годов местное негородское население преимущественно существовало за счет этих видов деятельности.

Некогда здесь были широко распространены так называемые «бобровые гоны» - поддержание продуктивных бобровых хозяйств с применением элементов, схожих с современной биотехнологией. К моменту проникновения русских в Кузнецкий Алатау вид являлся одним из основных объектов промысла у аборигенов - «кузнецких татар». В 1610 г. из Кузнецкой волости было получено только в ясак (податной налог) 211 бобров (Скалон,1951). На восточных склонах хребта бобров описывает в бассейне Абакана и Малого Абакана П.С. Паллас. Топонимика этой горной системы богата названиями, в основе которых лежит корень «бобр». В частности, наиболее крупный приток Томи - Кондома имеет в своей основе тюркский корень «кондус» - бобр. Но к концу 18-го века «бобровые гоны» на Кузнецком Алатау, тщательно охранявшиеся родовой знатью, были выбиты, чему способствовала легкая доступность поселений (малая глубина водоемов и нор).

Реакклиматизация вида в регионе началась в 1960 году. К 1965 г. расселено 149 бобров и создано 3 очага обитания. Яйский очаг - на реках Куербак и Катат. Здесь в 1960 г. были произведены выпуски 32 зверей и уже в 1962 г. их насчитывалось около 70 особей. Кийский очаг - образован на р. Антибес, где в 1960 году выпущено 34 зверька. В 1962 году было уже более 100 особей. Томский очаг (на реках Бунгарак, Нарык, Верхняя Терсь). С 1960 по 1962 г. здесь выпущено 83 бобра.

В целом по состоянию на 1968 г. в области насчитывалось 800-1000 зверьков, рассредоточенных в нескольких локальных популяциях, сформированных интродуцентами, сейчас их, видимо, в целом по области около 2,8-3,2 тысяч.

Наиболее детально характер освоения бобрами речной сети в горной части Кемеровской области прослежен в пределах заповедника «Кузнецкий Алатау». На его территории в период организации (1989-90 гг.) бобры практически отсутствовали, чему способствовал регулярный промысел. Только на р. Бобровке существовали три слабых поселения, истребленные браконьерами в период «безвластия», когда штатные охотники покинули территорию, а инспекция заповедника еще только формировалась. Учетные работы 1991 г. не зафиксировали здесь ни одной семьи. Первые встречи бобровых поедей и жилищ отмечены только в 1993 г., в бассейнах Нижней и Средней Терсей.

Как правило, первые мигранты оседают в нарушенных человеком биоценозах (на приисковых полигонах, вблизи карьеров, дорог), с обилием корма - молодого подроста лиственных пород и удовлетворительными условиями норения в отвалах намытой породы. Таким образом, освоение их бобрами способствует рекультивации этих территорий. При этом часто глубина выбранного зверьками водоема не является таким строгим лимитирующим фактором, как в других регионах, ввиду того, что реки Кузнецкого Алатау практически не имеют сплошного ледового покрова. Наледные процессы и промерзание редки, а отсутствие основных врагов вида - волков, не способных передвигаться в условиях глубокоснежья, позволяет свободно перемещаться в пределах семейного участка. В марте 1999 г. (в период гона) на 10 км маршрута по пойме р. Верхняя Терсь насчитывалось около 90 вылазов бобра на снег.

В связи с этим в заповеднике благополучно существуют поселения, на водоемах, глубина которых не превышает 1 м (руч. Горелый в бассейне р. Ср. Маганакова). В местах, где условия норения не вполне благоприятны, бобры строят хатки и полухатки из кусков дерна и ветвей около 0,5 м длиной (р. Воскресенка). Плотины сооружаются также, как правило, из дерна и ветвей, при этом каждый слой придавливается камнями весом до 1-2 кг. Реже встречаются чисто каменные плотины, которые были в основном характерны для первых интродуцентов в горах Кузнецкого Алатау в 1960-х годах (личное сообщение В. Г. Телепнева).

К настоящему времени бобрами заняты практически все пригодные участки в пределах заповедника. В поймах таких рек, как Воскресенка, Бобровка, Нижняя Терсь где существуют наиболее старые поселения, идет активное преобразование ландшафтов, строительство плотин и обводнение новых участков. Началось расселение вида в прилегающие к заповеднику охотугодья.

В 1998 г. первые бобровые колонии обнаружены уже на восточном макросклоне хребта, в пределах Хакассии (бассейн Черного Июса).

Несмотря на столь широкое распространение, большая часть семей в пределах заповедника относятся к слабым и средним, с количеством зверьков до 4-6 на семью, что свидетельствует о пессимальных условиях существования вида в Кузнецком Алатау. Исключением в настоящее время является только река Бобровка (бассейн р.Кии), изобилующая тихими заводями, старыми карьерами и отличными кормовыми условиями. Здесь встречаются семьи с 8 и более зверьками, которые строят плотины длиною 20-30 м и до 2 м высотой, подпруживая многочисленные канавы и довоенные выработки в пойме. Высокая плотность бобра - свидетельство высокой степени трансформации естественных экосистем речной сети.

Общее количество бобров в заповеднике сейчас составляет - 200-250 особей. Дальнейшая перспектива расселения по его территории представляется следующим образом. Как и в других, обследованных нами местобитаниях бобров (Бассейн р. Тары - Омская область, верховья р. Обь - Алтайский край) звери, заняв все пригодные для жизнедеятельности территории, начинают активно преобразовывать ландшафты, изменяя естественную гидросеть участка, облегчая себе доступ к новым ивовым насаждениям. Когда возможности преобразования территории будут исчерпаны, начнется интенсивная иммиграция бобров в окружающие заповедник охотничьи угодья, где, на этой фазе развития поселений, необходимо начинать плановое изъятие зверей силами квалифицированных штатных охотников. В противном случае размножившееся поголовье зверей начинает активно преобразовывать окружающие лесонасаждения, подрывая основы собственного существования. Дефицит кормов стимулирует массовую откочевку и соответственно смертность молодняка - естественного охотничьего ресурса.

В настоящее время регулярный промысел, а тем более регулярное ведение бобрового хозяйства в области отсутствует. Как правило, вид добывается случайно в количестве, не превышающем 300 особей в целом по области, при возможности изъятия без вреда для поголовья до 1500 бобров.

В пределах горной системы Кузнецкого Алатау (Кемеровская область) распространены два вида околоводных хищников: американская норка и речная выдра. Вплоть до последнего времени нельзя было проследить характер их взаимоотношений в естественных условиях ввиду крайне низкой численности выдры (так в пределах современной заповедной территории звери этого вида в середине 1980-х годов встречались единично), а также отсутствия неопромышляемых охотугодий и рек с естественной численностью хариуса и ленка.

В последние годы в пределах большей части заповедника «Кузнецкий Алатау». речные экосистемы были практически восстановлены, что повлекло серьезные изменения и в распределении хищников по рекам заповедника.

Американская норка является для данной территории чуждым видом. Впервые она была выпущена в страну в 1930 году. Первый выпуск в пределы Кемеровской области осуществлен в 1948 г. в Таштагольский район из Алтайского края. Он произведен в октябре по притокам Большого Унзаса, рекам Мезес и Жемзес (Кузнецова, 1957. Рукопись. Архив ВНИИОЗ). Всего выпущено 92 особи, среди них 41 самец и 51 самка.

Позднее работы по интродукции вида активизировались. В 1950 году 6-7 октября был осуществлен второй выпуск норок в пределах Таштагольского района в верховьях реки Кондомы (75 голов, из Алтайского края). В 1951 году в Крапивинском районе выпустили 115 норок (55 самцов и 61 самку). Выпуски проводили по следующим пунктам: а) устье р. Саянзас - 21 голова, б) устье р. Ломовой - 12 особей, в) устье р. Кедровки - 14 зверьков, г) р. Саянзас - в районе д. Гребешок - 12 норок, д) устье р. Баянзас - 39 голов, е) устье р. Ильки - 17 голов.

Третьим районом акклиматизации вида в области был Тисульский. Здесь в конце октября, начале ноября 1952 года выпустили 133 норки в верховьях Кии. В частности: а) по р. Таланова - 30 голов, б) по правому берегу Кии и в устье р. Телефонной - 23 штуки, в) по р. Большой Тулуюл - 32 особи, г) по р. Кие, ниже поселка Девяткино в устье р. Казанка - 9 зверьков, д) в устье р. Татьянинки - 9 норок, е) в устье р. Глухариной - 10 зверьков. Далее в сентябре 1953 года в этом же районе были выпущены: а) 5 норок в ключе Половинкине, б) у поселка Двухречье вверх по течению южного Кожуха и по северному Кожуху - 37, в) по р.Листвиновке - 9, г) по Бобровой - 26, д) по р. Большой Кожух - 6, е) по р. Шалтырак - 18 норок. Четвертым районом выпуска является Мысковский, где в 1954 году по р. Уса выпустили 26 норок. Пятым районом выпуска норки в Кемеровской области явилась территория Кемеровского района, где в 1956 году произведены выпуски по рекам Барзас (22 особи) и Золотой Китат (21 норка). Племенной материал был взят с территории Таштагольского района из бассейна Большой речки. Таким образом, этот выпуск уже является внутриобластным.

Все перечисленные выше интродукции осуществлены с использованием уже адаптированных к сибирским условиям алтайских и местных зверьков (акклиматизируемых с 1937 года), и поэтому прошли особенно успешно. Но немалая доля успеха в этих работах обусловлена и тем, что к концу 30-х, 40-х годов численность выдры была уже сильно снижена прежде всего ввиду резкого сокращения численности ее объектов питания: хариуса и ленка. На реках горной системы в это время повсеместно проводится молевой сплав леса и промыв речного аллювия золотодобывающими организациями, осуществляются товарные заготовки рыбы всеми возможными способами. Загрязнение рек способствовало расселению сорных видов: плотвы, ерша, бычков и др. - основы питания американской норки.

Акклиматизация этого вида в пределах Кузнецкого Алатау является, пожалуй, наиболее успешным мероприятием подобного рода в пределах СССР. Уже к 1957 году специальное обследование Западно-Сибирского отделения ВНИИОЗ подтвердило, что практически все пригодные водоемы были заселены видом. Общая численность определялась в 5-6 тысяч особей. Рекомендовано к добыче 500-600 штук. Численность в области сейчас, видимо, находится на уровне 5-7 тысяч особей. Например, на 140 тысяч гектаров пригодных угодий Тисульского госпромхоза держится 480-500 норок.

Численность в пределах заповедника «Кузнецкий Алатау» (412 тыс. га) была также весьма значительной до последнего времени и составляла порядка 1300-1600. Так, нами в октябре 1997 г. в верховьях р. Уса, в пределах заповедника и на прилегающей территории, на маршруте в 160 км только визуально отмечено 4 охотящиеся норки.

Эта ситуация в настоящее время значительно изменилась. Показатели численности американской норки на зимних учетах 2001 и 2002 годов в пределах заповедника несколько снизились относительно данных прошлых лет. Очевидно, она не превышает сейчас 500-600 особей. В то же время резко увеличилась встречаемость следов выдры.

Здесь обитает номинальный подвид Lutra lutra L., заселяющий сейчас повсеместно реки и озера гидросистемы Кузнецкого Алатау. Исключением, пожалуй, являются лишь высокогорные, полностью замерзающие озера и истоки рек, в которых отсутствуют рыбы и лягушки рода Rana sp., составляющие 90 % рациона вида. В зимний период ведет иногда кочующий образ жизни, перемещаясь вдоль рек от одной кормной полыньи к другой. Структура питания в регионе изучена слабо. Предпочитает мелкую и среднюю рыбу крупной. По нашим наблюдениям основу рациона составляет хариус. В аналогичных угодьях другого меридианального хребта (Северный Урал), по наблюдениям В.П. Теплова, в объеме питания также преобладает хариус - 24 %,бычок-подкаменьщик - 26 % и голец - 13,4 %. Численность в заповеднике до последнего времени не превышала 20-25 особей, сейчас здесь обитает не менее 90-100 особей. Выдра активно вытесняет норку из ее угодий, в частности в долинах Терсей в пределах заповедника, что обусловлено восстановлением естественного состояния ихтиофауны - прежде всего восстановлением былой численности хариуса и ленка. На прилегающей же территории, например в долине Татуяса и на Терсях вне заповедника, а также в долине реки Кии в заповеднике, где продолжается массовый вылов рыбы местным населением, ситуация остается прежней - численность американской норки высока, а выдра практически отсутствует.

Местами эта граница в речной долине, например, в бассейнах Верхней Терси и Татуяса, прослеживается очень четко и совпадает с границей охраняемой территории, что позволяет судить о степени трансформации естественных речных экосистем изучаемого участка речного русла, в данном случае - об интенсивности эксплуатации популяций горных видов рыб, прежде всего хариуса.

Учеты охотничьих видов млекопитающих - пожалуй, единственный элемент регионального мониторинга, осуществляющийся в течении длительного периода времени на постоянной основе. Они позволяют отслеживать изменения населения, в том числе и околоводных хищников во времени, фиксируя одновременно и динамику речных экосистем региона. Данные, полученные в ходе учетов по следам и поселениям позволяют без дополнительных затрат и специальных, трудоемких работ отслеживать степень антропогенной трансформации территории, получать репрезентативную информацию о состоянии ихтиофауны (базируясь на учетных данных по околоводным хищникам) и восстановлении естественных экосистем в пойменных биотопах (на основе изучения динамики населения бобра).

 
ПОИСК ПО САЙТУ
© 2001-2017 ООО «ИнЭкА-консалтинг»
Контакты ИнЭкА:
+7 3843 720575
720579
720580
ineca@ineca.ru
создание сайтов