Эко-бюллетень ИнЭкААрхив№ 1 (84) > БИОЛОГИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Бурый медведь гор юга Сибири

Прошедший год был сложен для популяции бурого медведя, обитающей в горах Юга Сибири. На западе региона (особенно в пределах Кузнецкого Алатау) отмечался неурожай кормов, повлекший за собой массовые миграции и заходы зверей в поселения человека, на востоке - усилился пресс охоты на зверя, ставшего вдруг таким привлекательным для бурно развивающегося Китая. Цель этой статьи - разобраться в динамике населения вида последних лет в рамках единой системы горных хребтов Юга Сибири.
П. В. БАРАНОВ,
канд.биол.наук, старший преподаватель Кузбасской государственной педагогической Академии, г. Новокузнецк

Звери, обитающие в основной части региона (в пределах Алтая, Саян, Хэнтея), относятся к восточно-сибирскому подвиду и отличаются относительно небольшими размерами. Возможно сюда проникает также маньчжурский подвид, образуя с первым обширную зону интерградации. В Кузнецком Алатау живут медведи более сходные с европейской морфой этого вида. Известная нам максимальная длина ступни - 38 см, чаще - 25-30 см.

Еще А. А. Черкасов (1867) отмечал, что медведи востока этого региона имеют, главным образом черную окраску, что подтверждается нашими наблюдениями. Например, доля темных особей в горах Южного Забайкалья составляет около 70 %.

Вид специально изучался нами на территории Южного Забайкалья (Баранов, 1985). Здесь он обитает от гольцовых тундр до степей, оставаясь тем не менее, типично лесным зверем. По нашим данным, из общего количества медведей в пределах Хэнтейской горной страны, зафиксированных визуально, на нижний лесной пояс (светлохвойные леса) приходилось 49 %, на верхний лесной пояс (темнохвойная тайга) - 26 %, 12 % встречено в гольцовом поясе, 9 % - в подгольцовом и 6 % - в лесостепном.

В начале активного периода звери часто выходят на остепненные склоны в лесостепном и нижнем лесном поясах, в молодые осинники. После стаивания снега некоторые медведи поднимаются в кедровники, но значительная часть особей остается все-таки в пределах нижнего лесного пояса, где они встречаются на увалах вплоть до середины августа. Позднее (в июле-августе) часть зверей откочевывает в ягодники, основные площади которых расположены в пределах верхнего лесного пояса, а затем поднимаются еще выше в горы в кедровники, где в случае урожая ореха жируют вплоть до массового залегания в берлоги. Количество медведей здесь в некоторые, особенно урожайные годы достигает 3-5 особей на 1000 га, что значительно превышает среднюю плотность населения вида в лесных поясах (0,27 на 1000 га). В отличие от зверей, обитающих в равнинной тайге, бурые медведи гор востока Забайкалья менее строго относятся к границам индивидуальных участков. Явление, отмеченное также Б. П. Завадским (1986) в Западном Саяне.

Большую часть активного периода звери кочуют в поисках корма. Для Забайкалья и востока региона в целом, с его резкоконтинентальным климатом характерно исключительное многообразие условий. Даже в случае отсутствия плодоношения у основных нажировочных кормов ( кедр, ягодные кустарники) вполне можно найти участок, где дикоросы дадут урожай. Здесь собирается большое количество зверей, которые не проявляют враждебности друг к другу. Концентрация медведей отмечается также в высокогорье отдельных гольцов в период максимума цветения некоторых бобовых растений тундры (прежде всего остролодочника и копеечника) с 20 июня по 10 июля. Здесь можно встретить иногда до 3-4-х особей на одном квадратном километре, которые спокойно пасутся, не обращая внимания друг на друга и на копытных (изюбрь, косуля). Часто встречается в окрестностях брошенного жилья человека, где буйно разрастаются ягодные кустарники. В сентябре 1983 года в радиусе 100 м от жилого дома поселка Верхний Букукун, в Сохондинском заповеднике держалось четыре медведя, отмечены случаи заходов зверей и в жилые зимовья, приближение к находящимся на маршруте научным сотрудникам. Подобные факты часто вызывают умиление у далеких от тайги людей и туристов, прикармливающих животных вблизи от своих кемпингов, но последствия потери естественного страха перед человеком (McCullough, 1982) бывают иногда трагичными. Нападения на людей как на востоке региона, так и на западе отнюдь не единичны. Только за последние пять лет на территории заповедника «Кузнецкий Алатау» звери трижды нападали на сотрудников, причем два нападения были явно не спровоцированными. Принимая это во внимание, еще в середине 1980-х годов Ученый Совет Сохондинского заповедника (где эта проблема также стояла довольно остро) вынес решение о недопустимости устройства пищевых свалок на его территории, вблизи зимовий и баз. В случае введения подобных мер повсеместно в местах обитания вида, опасность, исходящая от медведей, была бы значительно уменьшена. Б. П. Завадский (1986), анализируя поведение бурого медведя при встрече с человеком отмечает, что из 248 встреч, при которых медведь обнаружил человека, 203 медведя убежали (81,9 %), четыре медведя забрались на деревья (1,6 %), 37 медведей изучали объект (14,9 %) и четыре напали (1,6 %). Из известных нам встреч с этим хищником в горах Южного Забайкалья (n-166) зверь приготовился к нападению только один раз - лег в засаду. Тем не менее мы считаем, что находясь на полевых работах в тайге, необходимо иметь при себе надежное, желательно магазинное оружие (пистолет, карабин).

Возрастанию агрессивности бурого медведя способствует также повышенная его численность, имевшая, например, место в южных частях региона и в Сохондинском заповеднике в середине 1980-х годов. В тот период это было вызвано прежде всего хроническим недопромыслом вида - явлением, отмечаемым также и в ряде других регионов (Danilov, 1983). В Таблице представлены данные о заготовках до введения лицензионой системы (Верещагин, 1972) и в 1980-е годы. Из нее следует, что после введения лицензионной системы процент использования популяции законной охотой с очень низкого уровня в 5 % снизился еще более чем в 8 раз и не превышал тогда 0,8 %. Государственные заготовки мяса колебались на ничтожном уровне.

Таблица Промысел бурого медведя в Читинской области
ГодКоличество лицензийОтстреляно фактическиМясо, тЧисленность, данные Читинского охот. управления% использования популяции
Среднегодовая (Верещагин, 1972)-92,7 17565
19813090,515000,5
198225120,720000,6
198325222,225001,8
198445140,7525000,5

В конце 20-го века ситуация с медведем очень сильно меняется. Как и во многих других случаях на фауну промысловых видов восточной части региона влияют потребности китайского внутреннего рынка.

В последние 4-5 лет непосредственно китайскими скупщиками или их представителями проводится заготовка лап бурого медведя. Это сырье идет на приготовление сувенирных сумок и специальных блюд китайской кухни. Стоимость такого блюда в приграничном Хэйхо составляет порядка 120 долл. США. Охотник получает за «комплект» мороженых лап медведя на месте от 4-х до 12 тысяч рублей. Согласно опросным данным, численность вида в Южном Забайкалье за последние годы упала, как минимум, в 4 раза.

Процесс неконтролируемого отстрела медведя теряет свой размах по мере удаления от границ Китая на востоке, но тем не менее в Кызыле (Тува), закупку сырья ведут около 30 фирм, в Абакане (Хакасия) - 5-7. Кроме этого сохраняется естественная убыль, прежде всего медвежат первого года жизни, которая, по данным А. И. Кривохижина и Ю. М. Дунишенко (1987), составляет только в весенне-летний период порядка 47 %. Среднее количество детенышей на медведицу в горных районах юга Сибири, по данным тех же авторов, на осень не превышает 1,47. На Дальнем Востоке, характеризующимся более благоприятными кормовыми условиями, этот показатель - не менее 2-х медвежат на одну медведицу (Lim 1-4).

Для достаточно сухих территорий востока региона характерны периодические неурожаи основных видов корма, стимулирующие кочевки и появления шатунов. Например, после неурожайного 1962 г. только в Туве было убито 737 шатунов, численность вида сократилась до 600-880 голов (Смирнов, Шурыгин, 1991). Доля Отстрела шатунов в Иркутской области в среднем - около 22 % от общего количества добытых медведей. Относительно стабильно население вида на Алтае и в Кузнецком Алатау.

В Кемеровской области обитают, пожалуй, наиболее крупные звери в регионе. Нередки случаи отстрелов 500 килограммовых зверей. Отличаются преимущественно светлым (70 % особей) окрасом.

Распространен он здесь практически по всей территории нагорья, где придерживается индивидуальных участков менее строго, чем равнинные медведи, перемещаясь в зависимости от созревания кормов в ту, или иную местность. В частности, вскоре после выхода из берлог медведи начинают усиленно посещать южные склоны гор, кормясь различными первоцветами (сон-травой, медуницей, кандыком). Позднее звери перемещаются в поймы ключей и в высокотравные типы леса, питаясь подрастающими травами - зонтичными (борщевник, дудник) корневищами медуницы, некоторых злаков. Были выявлены следующие кормовые растения медведей: борщевик рассеченный (Heraclium disectum), дягиль (Angelica decurrens), копеечник южно-сибирский (Hedysarum austosibiricum), бадан толстолистный (Bergenia crassifolia), чемерица Лобеля (Veratrum lobelianum), иван-чай (Chamaerion angustifolium), большеголовник сафроловидный (Rhaponticum carthamoides), горец змеиный (Poligonium bistorta), бодяк разнолистный (Cirsium helenioides), соссюрея широколистная (Saussurea latifolia), различные злаки и осоки (сборы В. С. Окаемова, определение Т. Е. Буко).

Одновременно медведь разрывает сохранившиеся прошлогодние запасы бурундука, съедая орех и часто задушив, но не тронув хозяина норы. Определенное значение имеют также и беспозвоночные животные, прежде всего муравьи.

По мере созревания плодов, главным образом ягод красной смородины, черники, малины ,черной смородины , а позднее и кедра медведи переходят на преимущественное питание ими, заменив таким образом вегетативные части растений, составляющие основу весенне-летнего рациона. Жировочные кормежки отличаются большей продолжительностью и усилением размаха кочевок зверей в места, где наибольший урожай. В этот период отмечается подкочевка медведя в кедровники и на ягодники, значительная часть пришедших на жировку осенью зверей остается здесь и залегает в берлоги.

Залегание в берлоги, в случае накопления достаточного количества жира, отмечается с конца первой декады октября. Как правило, к концу октября большая часть медведей уже впадает в спячку. Берлоги располагаются чаще под защитой камней, выворотней, в пещерах и гротах. Известен также случай залегания самки (впоследствии родившей медвежонка) на открытом субальпийском лугу в вершине р. Шалтырь Тисульского района осенью 1994 г. В сухих, практически бесснежных горах востока территории нередко ослабленные и не нашедшие берлог медведи залегают на поверхности (так называемые «сидуны»). Они считаются наиболее опасными. Большинство исчезновений охотников во время белковья местные жители связывают именно с ними. Чаще всего таких зверей приводят к человеку, обычно вооруженному лишь малокалиберной винтовкой, лайки, прочесывающие лес в поисках добычи.

Учеты вида в настоящее время практически не проводятся в связи с трудоемкостью и отсутствием средств на транспорт, прежде всего на авиационный. Наиболее точно количество вида учитывается в организациях, занимающихся «продажей» берлог для трофейной охоты, а также в заповедниках, которым положено вести мониторинговые исследования по теме «Летопись природы». Так, численность медведя в заповеднике «Кузнецкий Алатау» на конец 1990-х годов определялась цифрой в 200-220 голов (что приблизительно в два раза выше средних показателей плотности населения в целом по горной тайге Южной Сибири - 0,59-0,68 особей на 1000 га).

ЛИТЕРАТУРА

  1. Баранов П. В. Бурый медведь Читинской области.- Охота и охотничье хозяйство.1985, № 8, С. 9-10.
  2. Верещагин Н.К. Сколько же бурых медведей в СССР? - Охота и охотничье хозяйства. 1972, № 11,С. 5-7.
  3. Завадский Б. П. Бурый медведь Енисейской тайги.- Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук. М., 1986, 25 с.
  4. Кривохижин А. И., Дунишенко Ю. М. Об использовании ресурсов бурого медведя в Сибири и на Дальнем Востоке //Экология медведей. - Новосибирск, Наука, 1987, С. 51-56.
  5. Смирнов М. Н., Шурыгин В. В. Бурый медведь в Туве. //Медведи в СССР. СО Биол. институт.- Новосибирск, 1991.- С.162-170.
  6. Черкасов А. А. Записки охотника Восточной Сибири. Спб., 1867,707 с.
  7. Danilov P. I. The brown bear (Ursus arctos L.) as a predator in the European taiga.- Acta zoologica fenn.,1983, № 174, p. 159-160.
  8. McCullough D. R. Behavior, bear and humans.- Wildlife Soc.Bull., 1982, V. 10, № 1, p.27-33.
 
ПОИСК ПО САЙТУ
© 2001-2017 ООО «ИнЭкА-консалтинг»
Контакты ИнЭкА:
+7 3843 720575
720579
720580
ineca@ineca.ru
создание сайтов