Эко-бюллетень ИнЭкААрхив№ 3 (86) > БИОЛОГИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Динамика популяций некоторых промысловых видов млекопитающих гор юга Сибири

Данная статья посвящена анализу популяций некоторых промысловых видов, прежде всего копытных. При этом мы старались придерживаться не только официальных учетных данных, обосновывая выводы прежде всего реальными материалами исследователей и охотоведов - производственников, работающих в пределах региона.
П. В. БАРАНОВ,
к.б.н., старший преподаватель КузГПА

Бурное развитие коммерческих отношений, происходящее на фоне обнищания основной части населения глубинной Сибири не могло не сказаться на состоянии популяций промысловых млекопитающих этого обширного региона, включающего в себя Алтае-Саянскую горную страну и горные системы южной части Забайкалья.

Наши собственные полевые материалы относятся к горам Южного Забайкалья и горному массиву Кузнецкого Алатау, где автор работает в период с 1979 по 2003 год. Информация по Горному Алтаю, Республикам Тува и Хакасия базируется на данных наших экспедиций 1989, 1996 и 2002 годов, опросных материалах и данных учетов, проводимых Управлениями охотничьего хозяйства этих территорий.

За период «реформ», в пределах описываемой территории наиболее резко изменилась социально-экономическая ситуация в районах, население которых было занято в малопродуктивном здесь сельском хозяйстве, или работало на многочисленных рудниках и приисках, разбросанных в безлюдной, часто трудно доступной горной местности. Так в Кыринском районе Читинской области из трех колхозов, существовавших в пределах Алтано-Кыринской межгорной котловины до начала перестройки не осталось ни одного. Основная часть населения этой территории были заняты именно в сельскохозяйственном производстве. Практически без работы осталось несколько тысяч человек.

Остовы разрушенных производств встают в различных частях региона. В Хакасии осталось без средств к существованию население ряда золотодобывающих рудников восточного макросклона Кузнецкого Алатау, расположенных в глубине гор, таких как рудник Приисковый. Аналогичная ситуация складывается в большинстве других административных единиц региона. Это привело с одной стороны к массовому оттоку населения из этих территорий, с другой - к социальной апатии, повсеместной деградации и резкому скачку смертности. Сельские кладбища в глухих районах за последнее десятилетие 20-го века разрослись в несколько раз, прежде всего, за счет трудоспособного населения. Это «время перемен» ждет еще своих летописцев.

Наиболее предприимчивая часть населения в этой обстановке сумела сориентироваться и, восполнив появившиеся бреши в сфере торговли и потребительской кооперации, начала активно скупать традиционную продукцию территории: меха, кожевенное сырье, сырье для производства лекарственных средств тибетской медицины с последующей реализацией их на бездонном рынке бурно развивающегося Китая.

Наиболее сильно в это время пострадало поголовье кабарги, небольшого копытного, которое встречается практически по всей облесенной части территории Южного Забайкалья, Горного Алтая и Саян, изредка заходя в гольцы. Известный исследователь этой территории, Г. И. Радде полагал, что в гольцовом поясе этот вид обычен, что очевидно характерно вообще для периодов максимума его численности, в частности для середины - конца 1980-х годов. Тогда кабарга отмечалась даже в практически безлесном, юго-восточном Алтае. Наиболее же предпочтительными биотопами, на востоке региона, являются рододендровые лиственничники с выходами скал в плакорных лесорастительных комплексах нижнего лесного пояса. Плотность населения вида здесь в конце 1980-х колебалась от 0,88 до 4,41 особей на 1000 га. Значительна также была численность кабарги в долинах нижнего лесного пояса - 1,76-4,1 особей на 1000 га. На Алтае в это же время отмечались показатели плотности населения до 100-120 особей на 1000 га (Данные Д. П. Кучина).

В конце ХХ-века резко увеличился спрос на секрет мускусной железы, «струи» кабарги, что привело к резкому увеличению пресса охоты на вид, отмечавшемуся в горах юга Сибири в той или иной степени повсеместно. Однако особенно сильно кабарга истребляется в это время на территориях, непосредственно примыкавших к границе с Китаем. Так если в пределах Хэнтей-Чикойской горной страны в долине реки Ендэ (на востоке региона) в середине 1980-х годов отмечалось до 35-40 пересечений следов на 10 км маршрута в зимнее время, то в 2000 г. здесь встречаемость следов вида не превысила 0,1-0,2 пересечений на 10 км. Даже в Сохондинском заповеднике нами было встречено на 180 км всего два следа кабарги. Для многих местных жителей браконьерская добыча вида с последующей реализацией «струй» китайским скупщикам, а позднее и российским посредникам, стала практически единственным источником существования. В целом численность вида здесь за последние 10 лет сократилась ориентировочно в 7-9 раз.

Ситуация в расположенных к западу от Забайкалья частях региона аналогична. Так за это время полностью прекратились встречи с кабаргой в Кемеровской области, на крайне западном пределе распространения вида. Численность вида и в Республике Тыва сократилась и оценивается в настоящее время в лимите 7,4-11,0 тысяч особей, однако достоверность этих учетов невысока, что отмечается даже местными охотоведами. Несмотря на запрет охоты на кабаргу скупка сырья вида продолжается. Так в одном только Кызыле работает иногда до 30 закупочных организаций. Большая часть продукции, скупаемой ими, добыта без соответствующих разрешений. В Хакасии, согласно официальным данным численность вида на 2000 год составила 3000 особей, в период с 1993 по 1997 г. она колебалась в пределах 2,3-6,1 тысяч голов (Диаграмма 1). В случае продолжения дальнейшего истребления вида в пределах региона потребуются специальные меры по его сохранению.

После определенного спада, отмечавшегося в начале - середине 1990-х годов, на развалинах государственно-кооперативной системы заготовок пушнины поднимается мощный, обладающий значительными ресурсами частный сектор пушно-меховой торговли. Этому немало способствует возрождающаяся на западе мода на натуральный мех, приглушенная было деятельностью разного рода обществ любителей животных, добившихся в свое время даже запрещения применения капканов на промысле. Однако анализ динамики популяций традиционных объектов экспорта, в частности соболя свидетельствует о том, что спада его численности пока не отмечается. В тоже время налицо влияние внутреннего рынка на динамику популяций некоторых видов зверей, пушнина которых активно скупается жителями России.

За последнее десятилетия резко уменьшилось поголовье рыси (например, в Хакасии с 600 в 1993 г. до 160 голов в 2000 г.), росомахи за этот же период ( с 200 до 50 голов). Характерна ситуация с численностью сурка - мех которого идет на пошив национальной одежды в Тыве, а жир и мясо используются в лекарственных целях. Здесь поголовье вида упало с 52 тысяч особей (1991 г.) до 2,3 (1998 г.)- Диаграмма 2. В горном Алтае с 1989 по 1996 гг. колонии вида сократились, как минимум, втрое. Истребление продолжается и в настоящее время.

Одновременно с сокращением численности ряда зверей, в том числе копытных (о чем мы писали ранее) имеет место и недопромысел некоторых видов, в частности кабана в пределах Забайкалья и в некоторой степени -Тывы, бобра в Кемеровской области и т. д. В пределах востока региона все чаще фиксируются случаи порчи кабанами покосов и огородных культур. График динамики численности зверя в Тыве (Диаграмма 3), при общей тенденции к росту имеет характерные для этого вида всплески с последующим отходом части популяции от болезней и бескормицы. Именно эта часть поголовья должна изыматься охотой.

Данные примеры лишь иллюстрируют общую картину хаотичного использования ценнейших ресурсов нашей фауны в условиях развала плановой системы эксплуатации животного мира. Управление сообществами живых организмов значительно более сложно, чем управление механизмами сделанными человеком. Оно не может быть доверено сиюминутным прихотям и потребностям непредсказуемого рынка. Рано или поздно мы придем к научному мониторингу и регулированию поголовья диких животных, по образу тех, которые имеют место сейчас в Скандинавии для управления популяциями лося, или северного оленя (карибу) в Америке. Весь вопрос - с чем придем. Уже сейчас становиться ясно, что одна из ближайших задач - восстановление былой продуктивности охотугодий России и гор Юга Сибири в частности.

 
ПОИСК ПО САЙТУ
© 2001-2017 ООО «ИнЭкА-консалтинг»
Контакты ИнЭкА:
+7 3843 720575
720579
720580
ineca@ineca.ru
создание сайтов