Эко-бюллетень ИнЭкААрхив№ 7-8 (90-91) > 9 АВГУСТА - ДЕНЬ КОРЕННЫХ НАРОДОВ МИРА

Крест на священной шорской горе

Татьяна ТУДЕГЕШЕВА,
шорская поэтесса, член Союза писателей России.

Окидывая взглядом прошлое и настоящее Шории, моей малой родины, ощущаешь грусть и отсутствие будущего. Молодое поколение не знает своего языка, утрачиваются древние обычаи, исчезают сами корни народа. Существует и множество других проблем.

На горе Мустаг усилиями Кемеровской и Новокузнецкой епархии установлен металлический крест. Установлен без учета мнения исконных жителей Кузнецкой земли - шорцев. Печально сознавать, что такое происходит в стране, ориентированной на демократию. И не такое это безобидное событие, как может показаться на первый взгляд. Для того чтобы это понять, необходимо обратиться к прошлому.

В 1828 году была создана Алтайская духовная миссия. Ее политика стала продолжением колониальных устремлений русского царизма. Миссия ставила целью полную христианизацию «язычников» - жителей Алтае-Кузнецкого региона, заботясь о спасении их душ. Заодно духовные пастыри ускоряли русификацию коренного населения. С возникновением миссий остро встал вопрос о земле. На практике это выглядело гак: при основании нового селения священник вбивал в землю деревянный крест, и земля на пять верст окрест становилась собственностью христианского поселения.

Надо отдать должное царским администраторам, они нередко пытались оградить права аборигенов. Церковь же всегда действовала в интересах Христиан, порой открыто выказывая недовольство действиями властей и даже противодействуя им. Хотя не будем заблуждаться, именно духовные миссии являлись наиболее реальными проводниками царской колониальной политики. Но вот иступил просвещенный XXI век. И что же, все повторяется?

Мустаг с древнейших времен является священной горой шорцев. О Мустаге сложено немало легенд и поверий. Это самая почитаемая гора Шории, у которой есть грозный хозяин. Чтобы смягчить его нрав, шорцы с незапамятных времен проводят обряд «шачиг» (кропления). На каком расстоянии от Мустага люди ни находились бы, они молятся, обратившись к нему лицом. Старые охотники рассказывают, что Хозяин горы не лобит шумных компаний, драк, скандалов, сквернословия. Ему по душе дружба, согласие, трудолюбие. Старое поколение трепетно относилось к поверьям. В них была целая система запретов, которые следовало неукоснительно выполнять. В них была эстетическая воспитательная функция, в подтексте которой регламентировалось поведение людей в самых разных ситуациях. В образах легенд и поверий, в обрядах передавались знания об окружающем мир, о месте человека во Вселенной, о нравственном и безнравственном. Все мировоззрение шорцев было направлено на внутреннее совершенствование, а не на переустройство мира.

Человек боролся с собой, а не с окружающей природой. Он учился терпению переносить голод, холод, побеждать болезни без лекарств, мобилизовать в нужное время резервы своего организма. Он мог приказывать себе, поскольку в нем жили четкие, выработанные веками понятия добра и зла. Вот почему древние традиции шорского народа, которые сохранялись веками, несут в себе огромную информацию о нравственных представлениях.

Как бы ни был кому-то неприятен этот факт, но основной удар по шорскому народу нанес Петр I, приказавший своим указом строить в Кузнецкой земле кабаки и трактиры для обмена водки на пушнину. С пьянства и началось разрушение народа, который природа не наделила способностью противостоять винному соблазну. Сейчас, с перестройкой, шорский народ начал будто бы просыпаться от тяжелого сна, вновь пробудился интерес к древним традициям. Установка же металлического креста на священной горе - это тяжкий удар по народу, для которого Мустаг является одной из главных духовных святынь. Установление креста шорцы считают ее осквернением. Давайте представим, что мы проведем в христианской церкви шаманский обряд. Понравится этот акт священнослужителям и уважаемым прихожанам? А для шорского народа Мустаг - это главная церковь, только под открытым небом. Давайте же будем веротерпимы. В веротерпимости - особая мудрость.

Возьмем в пример великого «потрясателя Вселенной» - Чингисхана. Монгольское нашествие подчинило себе целый ряд государств на большом пространстве Азии и Европы, империя монголов своими размерами превосходила существовавшие государства в мире. Войскам Чингисхана удавалось не только покорять, но и удерживать власть в покоренных, часто намного более культурных государствах. Ученые, анализируя этот феномен, уделяют большое внимание «здравому смыслу дикаря». В отличие от «просвещенного европейца» Наполеона, который грабил церкви и устраивал в них конюшни, «дикарь» Чингисхан обладал веротерпимостью, оставлял в неприкосновенности церкви и самих священнослужителей. Даже его внук Батый говорил: «Молящиеся Небу - пусть молятся». Находясь более 300 лет под влиянием Золотой Орды, Русь не погибла только благодаря сохранившейся вере. Чингисхан, сам полагаясь в своей судьбе на «Вечно синее небо - Тенгри», с уважением относился ко всем религиям, полагая, что Бог един.

Я также с большим уважением отношусь ко всем религиям мира, в том числе и к христианству, считая, что в христианстве заложено наиболее гуманное зерно человеческих взаимоотношений, начиная с заповедей: «Не убий, не укради»... и оканчивая: «Возлюби врага своего». Но то, что проводят их в жизнь земные люди с обычными человеческими слабостями и недостатками, придает заповедям искаженный характер.

Бездуховностью сейчас веет отовсюду, молодежь особенно подвержена ее воздействию, и шорская молодежь здесь не исключение. Мы, старшее поколение, стараемся помочь молодым, знакомим их с древними традициями и обрядами, а тут на глазах оскверняется наша святыня - гора Мустаг. Что скажут про нас другие поколения? Что мы ответим им? Неужели нам придется оправдываться тем, что мы и сами теряем понемножку веру в справедливость, что «Старший брат», под покровительством и «высокой рукой» которого мы живем, не желает церемониться с «Младшим братом»?

В августе прошлого года мне довелось присутствовать на заседании Ассоциации шорского народа, где в числе других обсуждалась и проблема несанкционированной установки креста на Мустаге. Члены ассоциации сетовали на то, что никто с ними не посоветовался. Но на этих сетованиях все и закончилось, претензии остались недовысказанными. Я понимаю уважаемых людей Шории: одни, облеченные властью, беспокоятся о карьерном росте, другие, ведущие коммерческие дела, думают о благополучном будущем. Но когда-нибудь земные дела подойдут к завершению и придется задуматься о том, что «ни меч, ни деньги властвуют в мире, а тот, кому принадлежат души людей». Так говорит древняя мудрость Алтая.

Удивлены мы были и отстраненным отношением Амана Гумировича Тулеева к этой проблеме, а ведь когда-то шорский народ поддержал его кандидатуру на выборах в депутаты Верховного Совета России. Утешает то, что, давая согласие на установку креста на Мустаге, Аман Гумирович поинтересовался у инициаторов этой акции: согласована ли она с шорским народом? И разрешил установку, когда получил утвердительный ответ, хотя согласия нашего не было.

Как известно, беспредел начинается с бесцеремонности. Затем утрачивается чувство меры и деликатность становится досадной помехой в делах. При таком подходе, что будет удивительного в том, что шорский народ, утратив язык и традиции, перестанет существовать как этнос?

«Кузнецкий рабочий»,
9 августа 2003 г.
 
ПОИСК ПО САЙТУ
© 2001-2017 ООО «ИнЭкА-консалтинг»
Контакты ИнЭкА:
+7 3843 720575
720579
720580
ineca@ineca.ru
создание сайтов