Эко-бюллетень ИнЭкААрхив№ 9 (92) > СРЕДА ОБИТАНИЯ

Что нам елки? Лишь бы не палки

Почему усыхают пихты?

Марина ЧЕРНЫШОВА
Пихта сибирская (Abies sibirica)
Основная лесообразующая порода в пределах горных хребтов Кузнецкого Алатау. Среди всех хвойных пород деревьев - пихта наиболее древняя и, по мнению специалистов, наиболее чувствительная к экологическому стрессу. Продолжительность жизни здорового дерева - до 200-250 лет. Высота кроны - около 20 м, ствол в диаметре - до 50 см. Один гектар темнохвойного пихтового леса ежегодно вырабатывает около 5 кг фитонцидов, веществ, губительно влияющих на разного рода болезнетворные бактерии. Оказавшись в лесу, мы их ощущаем по запаху хвои. Со способностью вырабатывать фитонциды связано следующее наблюдение: люди, живущие в непосредственной близости от хвойного леса, меньше подвержены риску заболеть многими тяжелыми заболеваниями. Таким, к примеру, как туберкулез или рак. Ценность хвойных пород деревьев в сравнении с лиственными, заключается еще и в том, что они активно обогащают кислород не только летом, но и зимой. Поэтому большую часть хвойных пород деревьев называют вечно зелеными.

Нынешним летом на территории лесных угодий в пределах границ Междуреченского района (а это западный склон хребта Кузнецкий Алатау, его предгорья и север Горной Шории) работали научные сотрудники Западного лесоустроительного предприятия. Событие, надо сказать, неординарное, заслуживающее внимания широкой общественности, но парадокс (!) - напрочь обойденное вниманием средств массовой информации. Всяких. И официальных, и неофициальных, и даже - экологических. Однако не будем следовать примеру «унтер офицерской вдовы», которая, если помните классика, высекла самую себя, а попытаемся заполнить вакуум.

Повод для приезда брянских ученых-лесопатологов - нешуточный. Изучали усыхание пихты сибирской. Каковы масштабы явления и динамика процесса? Вели мониторинговые наблюдения согласно специальному плану Министерства природных ресурсов экспедиционно-лесопатологического исследования лесов России по предварительной заявке Междуреченского лесхоза.

Пихтач превращается в сухостой

На туристической стоянке у Амзаса, в нескольких километрах от Соболиного ручья на той самой тропе, по которой народу сейчас ходит, по аллегоричному высказыванию бывалых таежников, больше, нежели по городскому проспекту, такой старой, что любители природы на ней и останавливаться-то не любят, - мы решили встать на ночлег. До выхода к переправе - 13-14 километров, с утра и до обеда преодолеть это расстояние нам по силам. Полянка под многолетним воздействием людей превратилась в некое подобие «Канады-Грин» (простите, англоманы, за русскую транскрипцию!), мягкую и пушистую, сущую благодать для ходьбы босиком нынешним небывало теплым августом. Рядом шумит Амзас, обмелев изрядно. А что до консервных банок и прочего мусора, скопившегося без числа в костровище и вблизи него, - прибрать и почистить стоянку - дело пятнадцати минут. Дрова? Да не может быть, чтобы в тайге их не было.

В поисках сухостоя взгляд таежного странника обязательно изучает древостой вокруг себя. Обратив свои взоры вверх, и мы нимало удивлены были: крепкие еще год-два назад пихты, сейчас стояли напрочь сухие, без единой хвоиночки; и лишь мох неизменно свисал длинными зеленовато-мрачными бородами с оголенных пихтовых лап. Таких высохших пихт, не отходя от старой стоянки и десяти метров, мы насчитали аж четыре. Но оптимизма этот факт не прибавил - дров для ужина надо было совсем немного: на чай и «скорую» суп-лапшу хватило сухих веток. А вот почему сухостоя стало так много? Задачка. Ведь находимся-то в долине реки. Уж здесь-то влаги - предостаточно. Так мы по-простецки рассуждаем. Но пихты по одним им понятным причинам превратились в «сушины».

В наших местах пихта сибирская в сочетании с другими темнохвойными породами деревьев (ель, кедр) в известной мере господствуя и преобладая, образует уникальный биоценоз, называемой учеными - черневая тайга. Специалист-лесопатолог, доктор наук Борис Ковалев, говорит о том, что на огромных просторах России больше нет ни одного такого места, где чистые пихтачи простирались бы на таких огромных территориях. «Это - Ваше достояние. Это то, чем можно дорожить и гордиться», - так оценивает он тайгу Кузнецкого Алатау и Горной Шории. Этим летом Борис Ионович руководил работой специальной лесоустроительной экспедиции по изучению деградации горных лесов на юге Кузбасса. Второй по счету.

Первая экспедиция работала в нашей тайге ровно десять лет назад - 1993-94 г. г. Тогда были обследованы лесные массивы на территории 1,5 млн. гектаров - в Междуреченском и Таштагольском районах, а также в Шорском национальном парке. Составлены схемы состояния лесов и выявлен комплекс причин их деградации. Выводы были следующими: леса с нарушенным состоянием занимают 30 % площади обследования (453,8 тыс. га). Большая их часть (68 %) - сильно ослабленные древостои, ослабленные - 24 %, усыхающие - 8 %. «Одним из основных факторов, определяющих состояние лесов, является аэротехногенное воздействие промышленных предприятий», - пишет он в статье, опубликованной в журнале «Лесное хозяйство» (№1, 1998 г.).

- И какова картина сейчас? Десять лет спустя? - задаю вопрос Борису Ионовичу, приехав для специального разговора в лесхоз на исходе уже этого лета.

- Мы проводим наблюдения с конца мая этого года. Нашли часть пробных площадей, заложенных нами 10 лет назад. Провели авиалесопатологическую таксацию (облет исследуемой территории и наблюдения с высоты). Что касается цифр - называть их рановато. Идет подведение итогов. Обнародуем чуть позже. Но очевидно, что площади, покрытые нарушенными лесами, - увеличились. И те участки, которые раньше мы квалифицировали как ослабленные и сильно ослабленные, теперь вынуждены назвать усыхающими. Это точно. Наиболее всего нарушениям подвержены леса в верховьях реки Уса - Белая и Черная Уса. Ослаблены леса в бассейне реки Бельсу. Еще есть участки, где мы готовы констатировать факт усыхание пихты сибирской. В Таштагольском районе и на территории Шорского национального парка ситуация более-менее благополучная.

Причины усыхания

- Почему сохнет лес, каково Ваше мнение?

- Стоит говорить о комплексе факторов. Ни в коем случае - по одной какой-то причине ослабления и затем усыхания не происходит.

Первый ряд факторов, по нашему мнению, связан с увеличением числа аномальных климатических явлений. Необычно резко холодные зимы сменяются наоборот необыкновенно теплыми. И лето - сезон на сезон не приходится: то дожди, то засуха. А у природы все по расписанию. В том числе и время оплодотворения. Участились шквальные ветры в ваших местах: до 5-7 случаев в месяц. Ветра, раскачивая крону дерева, нарушают его корневую систему. А вы посмотрите, какие у Вас почвы? Это камни и лишь небольшой почвенный слой, пригодный для питания и развития корневой системы. Деревьям удержаться и выжить в высокогорье в таких условиях не просто.

Следующий ряд факторов - аэротехногенное воздействие промышленных предприятий. Преобладающее в розе ветров направление - западное. А у Вас на западе крупнейшие промпредприятия, очевидно, с малоэффективными системами очистки воздуха. В начале 90-х гг. в нашей стране наблюдалось некоторое снижение выбросов в атмосферу из-за снижения темпов работы самих промышленных гигантов - в 1993 году кузбасские экологи официально констатировали факт выброса в атмосферу около 700 тыс. тонн вредных веществ. Сейчас по этому показателю - увеличение почти в два раза, 1млн. 300 тыс. тонн выбросов в год. Наиболее неблагоприятно сказывается на состоянии древостоев и их ослаблении содержание в воздухе сернистых соединений и диоксида азота. По сути, это кислота.

- Знаю, хвою брали на анализ содержания этих компонентов. Что они показали?

- Из этих анализов однозначные выводы сделать трудно. Концентрация серы разная - от 0,07 до 0,11 % на 1 грамм абсолютно сухой хвои. Не специалисту эти цифры мало о чем скажут. К тому же, каждое дерево по-разному переносит стресс: одно заметно слабеет, другое - меньше. Здесь нельзя отрицать одного: сернистые соединения и азот не могут не вызывать ослабления древостоев. А отсюда могут пойти и грибные поражения самого разного рода, в том числе, и рак пихты (это как раз то, о чем пишет ученый из Санкт-Петербурга Алексеев - М.Ч.). Грибные поражения можно также выделить отдельным фактором в общем ряде причин деградации лесов.

Далее. Насекомые-вредители. В этом году мы наблюдали у Вас активизацию Большого пихтового усача - вредителя-ксилофага. Появление его в тайге Кузнецкого Алатау стоило бы отдельно изучить. В шестидесятых годах отмечен случай, когда усач уничтожил огромнейшие территории лесных угодий на юге Красноярского края. Опасен он в ситуации усыхания пихтачей тем, что сам себе готовит кормовую базу, преумножая сухостои при дополнительном питании жуков. Усач обгрызает побеги, после чего они засыхают и деревья теряют энтомоустойчивость. Вот что плохо.

Также нами зафиксированы случаи (правда, единичные) появления непарного шелкопряда (мохнатенькая жирная бабочка цвета беж - М.Ч.). Это вредитель- фитофаг, то есть насекомое, пожирающее зелень растений.

(Тут мне невольно вспомнилась наша прошлогодняя экспедиция в Туву. Мы ехали на юг, к Монголии, в Убсунурскую котловину, и на протяжении десятков километров деревья были оголены так, словно ранней весной или на исходе зимы. Зелени - ноль. И лишь палящее солнце и жара возвращало наше сознание в ощущения лета. Вечером наш водитель, дабы дозаправить микроавтобус, надевал москитную сетку, потому что под лучами прожектора у кассовой стойки бабочки вились невиданными роями, залезая во все возможные и невозможные щелочки и отверстия; а, вернувшись в машину, он еще долго и брезгливо вытаскивал отдельных насекомых откуда-то из-под воротника и рубахи. Таков непарный шелкопряд. И упаси Бог от этой напасти наши края! Впрочем, мы отвлеклись. А Борис Ионович тем временем продолжал свой строго научный рассказ. - М.Ч.).

Вообще, в усыхающих лесах насекомые-вредители рано или поздно должны появиться. Этот теоретический постулат не раз уже подтвердился на практике. Здоровое дерево борется с вредителями. К примеру, насекомое нарушило древесную кору, сделало в него кладку яиц (потомством обзаводится), однако крепкое дерево залечивает образовавшуюся ранку, заливая ее смолой. И насекомое понимает: здесь ему не жить. Будет искать более слабое дерево.

И, наконец - лесовозобновление. Оно нарушено. Почему снижена репродуктивная способность пихт? Это тема требует особого исследования. Молодых деревьев мало. К тому же, многие из них (это понятно при визуальном наблюдении) появились как поросль, то есть отводочком от корня. Таких деревьев достаточно много. Но они менее жизнеспособны, чем выросшие из семени. Семявоспроизводящая способность у пихтовых древостоев в Кузнецком Алатау сейчас снижена. Это очевидно и точно. В каком соотношении идут эти процессы? Необходимо изучать, делать выводы и лишь потом думать: как быть?

Можно ли спасти лес?

Небольшая справка

Летом 2002 года за процессом усыхания пихты вели наблюдения подростки из Междуреченского Центра социальной помощи «Семья», считали пихтовый подрост. Руководила работой ребят аспирантка Красноярской лесотехнической Академии Ольга Дворецкая, а потому к результатам наблюдений ребят можно прислушаться. Вот что они пишут: «На пробных площадях, где поврежденных деревьев более 50 %, количество учтенного подроста в среднем равно 670 деревьев на 1 гектар леса. Это в пять раз меньше, чем в морфологически здоровых насаждениях. На площадях с сильным повреждением деревьев хвойного подроста не было вообще».

- Если я правильно поняла, речь идет о начавшемся процессе гибели лесов на территории одного из отрогов Алтае-Саянской горной страны - хребте Кузнецкий Алатау. Ни много - ни мало. Что может человек в этой ситуации сделать для спасения леса?

- Если быть точными, этот процесс называется - деградация лесов. Что можно сделать? Трудно сказать. Но шквальный ветер и климат изменить нельзя. Ведь так?! Значит надо подумать, что человеку по силам. Какой из факторов риска можно снять или хотя бы уменьшить? Наверное, усовершенствовать системы очистки воздуха на промышленных предприятиях. Это реально. Есть множество примеров у нас, в России, где предприятия уже оснащены современнейшими системами очистки воздуха. Природу дешевле сохранять, чем восстанавливать и нести издержки - это же очевидно. Я не говорю: «Вот сделаем современные высокоэффективные очистные сооружения - леса сразу станут зеленые». Нет. Но темпы деградации лесов резко снизятся.

Таково мнение брянского ученого. А в Кузбассе весной этого года областной депутатский корпус принял поправки к Закону 22.04.03 № 21-03 «О региональной целевой программе «Экология и природные ресурсы Кемеровской области» на 2002-2004 годы (Напомню, природоохранные и природо-ресурсные функции исполняет сейчас одно и то же ведомство. М.Ч.). Приложение к этому закону, содержащее перечень мероприятий на 2004 год, с точки зрения экологии выглядит достаточно прогрессивно для нашего угледобывающего региона. А именно, на мероприятия по статье «Обеспечение экологической безопасности» заложено средств почти в два раза больше, нежели на развитие минерально-сырьевой базы Кузбасса (соответственно - 591,89 млн. рублей и 327,38 млн. рублей). И уж совсем прогресс (!) - отдельной строкой прописано: «2.1.3. Проведение лесопатологического мониторинга в усыхающих (деградирующих) горных лесах - 3,00 млн. руб.). Брянские лесопатологи намерены следующим летом работать на севере Кемеровской области, в Тисульском и Крапивинском районах. Логично было в следующем году продолжить работу и в Кузнецком Алатау, на территории Междуреченского района. Ученые хотят и надеются на это, но найдутся ли средства. Ведь от буквы Закона до жизни, практика показывает, у денег в России путь бывает очень непростой.

Пока же ясно одно: факт, являющийся достоянием Кузбасса, - уникальная черневая тайга, в ситуации хрупкого экологического равновесия играет роль «Ахиллесовой пяты», то есть - легко уязвимого места. Усыхание темнохвойных лесов может повлечь за собой процессы малоприятные - такие, как обмеление рек, «выпадение» пихтачей и эрозию почв. В качестве необходимого средства борьбы с усыханием лесов ученые предлагают наладить стабильно работающую систему мониторинга. «Только в этом случае можно принимать грамотные управленческие решения, а не действовать наобум или латать по старинке дыры», - считает лесопатолог, доктор наук Борис Ионович Ковалев.

Междуреченская городская газета «Контакт»
23 сентября 2003 г.
 
ПОИСК ПО САЙТУ
© 2001-2017 ООО «ИнЭкА-консалтинг»
Контакты ИнЭкА:
+7 3843 720575
720579
720580
ineca@ineca.ru
создание сайтов