Эко-бюллетень ИнЭкААрхив№ 12 (95) > БИОЛОГИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Грызуны

П. В. БАРАНОВ,
к.б.н., старший преподаватель КузГПА

Летяга обыкновенная

В пределах территории региона заселяет практически все типы лесов, избегая лишь молодых сосняков и степи котловин, что отмечено и другими исследователями (Юдин и др.,1979). Практически не отмечается в изолированных от основного массива лесных участках. Наиболее благоприятные условия для обитания складываются в смешанных насаждениях нижнего лесного пояса, изобилующих перестойными дуплистыми деревьями. Встречается и в темнохвойных лесах.

В западной части региона предпочитает смешанные, главным образом лиственничные леса предгорий, но фиксируется также и в кедрово-пихтовой тайге верхнего лесного пояса. Здесь она практически повсеместно редка. На западном макросклоне Кузнецкого Алатау за 7 лет полевых работ мы ни разу не встречали этот вид. Единственный след летяги обнаружен в бассейне р. Урюп Г. Кононовым на зимнем учете. Восточнее, с появлением лиственницы встречи с видом фиксируются чаще. Заготовки в 30-х годах не превышали в целом по сопредельной Хакассии нескольких сотен особей. В Турочакском районе Горного Алтая в 1930-х годах в среднем отстреливали попутно с белкой 2-3 сотни особей (Дулькейт, 1964). В пределах Забайкальской части ареала зверька значительно больше, хотя учет численности вида затруднен ввиду преимущественно ночной активности.

Основу питания составляют семена лиственницы и сосны, сережки березы, ягоды, грибы. По наблюдениям ряда авторов (Юдин и др., 1979; Кохановский,1 962), используются также и животные корма. Посещая зимовья, употребляет продукты питания человека: хлеб, рис. Селится на востоке территории не только в дуплах, но и в гайнах, которые строит самостоятельно. Это явление также отмечено Б.С. Юдиным и др. (1979). Ранее считалось, что летяга не делает шарообразных гнезд (Громов и др., 1963; Телегин, 1956).

Мы считаем, что в западной же части территории, в Алтае-Саянской части ареала вида несомненно наблюдается резкий спад его численности, причины которого неясны.

В настоящее время промыслового значения не имеет, являясь на большей части территории региона редким видом, заслуживающим включения в региональные Красные Книги.

Обыкновенная белка

Обычный для описываемой территории вид, населяющий лесные угодья. В период миграций появляется и в несвойственных для нее степных биотопах, в караганниках и речных долинах Убсунурской котловины в Туве. Численность вида на западе региона в целом невелика и в пределах Кемеровской области она практически не имеет промыслового значения. Так, в послепромысловый период на территории Тисульского ГПХ (1995 г.) оставалось 2000 особей, что составляет в пределах 140 тыс. га пригодных угодий - 14 особей на 1000 га. В заповеднике «Кузнецкий Алатау» население белки крайне непостоянно. По данным, полученным на стационаре Юзик, в осеннее время численность вида в целом для заповедника колебалась в период от 1991-1994 гг. от 6300 до 13000 особей. В предвесеннее же время она сокращается более чем в 10 раз (около 600 голов), что составило на 1000 га пригодных угодий всего 1,8-2 особи. Восточнее, в пределах Хакасии, Тувы и Читинской области значение белки, как промыслового ресурса возрастает.

Лесотаксационная характеристика насаждений (состав и возраст пород) не всегда определяет плотность населения зверька. Большое значение имеет экспозиция склона, где произрастает тот или иной лесной массив, особенности микроклимата на данном участке. Это связано не только с урожайностью пород, но и с наиболее благоприятным для белки температурным режимом. Высока производительность по белке юго-восточного макросклона Хэнтея, некоторых кедровников бассейна Чикоя в годы урожая ореха, речных пойм с лесами из ели сибирской, Спелых лиственничников Хакасии, на восточном макросклоне Кузнецкого Алатау и ряда других ландшафтов. В хорошие годы в кедровниках верхнего лесного пояса на небольшой площади скапливаются зверьки с окрестных территорий, достигая численности до 535 особей на 1000 га (октябрь 1984 г., вершина р. Букукун), в отдельных лесах на юго-восточном макросклоне Хэнтея, в пределах нижнего лесного пояса, - до 250 особей на 1000 га (ноябрь 1984 г., бассейн р. Киркун). В годы низкой численности в кедровниках около 40, в лиственничниках - около 20 особей на 1000 га (Барановский, 1967).

Основу питания белки составляют семена хвойных пород, в условиях региона: лиственниц даурской и сибирской, кедра, кедрового стланика, сосны обыкновенной. Поедаются также грибы, березовые сережки, ягоды голубики - рацион, за исключением орехов кедрового стланика, отмечаемый также у белки Алтае-Саянской горной страны в целом (Юдин и др., 1979). В голодные годы объедает почки лиственницы. Возможно потребление птичьих яиц. Часто попадается охотникам в капканы на приманку из мяса копытных, боровой дичи и рыбы. Отмечена кормежка белки у запасов северной пищухи, в зимовьях. Как и летяга употребляет в пищу продукты, оставленные человеком.

В помете 6-7 детенышей. Обычно дает два выводка в году. В случае холодного и дождливого лета детеныши, особенно второго помета, не вырастают до размеров взрослых, их шкурки, как и шкурки щенившихся самок, не вылинивают полностью, сохраняя к началу охотничьего сезона пигментацию. По нашему мнению, это происходит прежде всего из-за нарушения обмена веществ в организме матери и детенышей из-за голода, так как самка почти не кормится в дождливую погоду, вследствие чего нарушается гормональный баланс организма, восстановление которого не успевает осуществляться в короткие сроки даже очень кормного периода сухой осени перед выпадением снега.

Весенняя линька начинается в середине марта - начале апреля, особи с остатками зимнего меха встречались нам даже 11 июня (не вылинявшая морда и кончики ушей). Осенняя линька начинается со второй декады сентября, в 20-х числа октября большая часть зверьков перелинивает.

В целом для белки региона характерен 4-7 летний цикл подъема численности, следующий, как правило, за периодом максимума урожайности основной лесообразующей породы, в частности, для Южного Забайкалья - лиственницы даурской, для Алтае-Саянской горной страны - кедра и лиственницы сибирской. В последние годы отмечаются резкие, катастрофические скачки численности белки, особенно заметные в наиболее продуктивных по виду восточных частях региона. В частности, на специальном учете белки с лайкой, проведенном нами в октябре 2000 года в пределах Северного Хэнтея на 250 км маршрута (5 дней) нами встречено всего 8 белок. В середине 1980-х годов считалось обычным добывать здесь ежедневно по 17-20 зверьков. В отдельные годы охотники с хорошими лайками добывали до 40-50 белок ежедневно. Аналогичная ситуация складывается на Алтае (Кучин, 2001). Здесь в прителецкой тайге считалось обычным добыть на одного охотника за короткий сезон охоты с лайкой 700-800 белок в 1980-х годах.

Причин сложившейся ситуации очевидно несколько. В картине падения продуктивности белковой охоты последних лет можно выделить несколько составляющих. Несомненно, катастрофические пожары середины 90-х годов, имевшие место на Хэнтей-Чикойском нагорье, оказали негативное влияние на популяцию белки Южного Забайкалья, как и массовое размножение непарного шелкопряда, принесшее вред Саянским лесам. Определенное негативное влияние оказывает интенсивная приграничная торговля с китайскими скупщиками пушнины. Нередки уже случаи заготовки ими летней белки, которые они объясняют потребностями производства фетра. Последние два года (в том числе и в 2002 году) численность ранневесеннего поголовья белки остается стабильной - около 700 особей.

Азиатский бурундук

Обычен во всех высотных поясах региона, встречается также в кустарниковых зарослях пойм и остепненных котловинах, в гольцы заходит вплоть до последних куртин кедрового стланика (в восточной части региона), в субальпике живет постоянно, придерживаясь участков древесно-кустарниковой растительности. На юго-восточном Алтае встречается в сильно удаленных от лесных массивов зарослях кустарниковых березок, пойменных ивняках степной и полупустынной Тувы. В лесостепных колках котловин и в антропогенных зонах - на окраинах городов, в парках и в дачных поселках. Оптимальные условия для этого вида складываются в темнохвойной захламленной тайге верхнего лесного пояса (Юдин и др., 1979; Колосов и др., 1980; Швецов и др. 1984). Плотность населения в годы хорошего урожая кедрового ореха на отдельных участках продуктивных кедровников, по нашим данным, может достигать 0,8 особей на 1 га (800 на 1000 га). В аналогичных лесах на Хамар-Дабане Ю. Г. Швецовым (Швецов и др., 1984) отмечена численность 120-160 особей на 1000 га. Значительна также плотность населения вида в подгольцовом поясе (0,28 особи на 1 га, 280 на 1000 га).

Первые бурундуки в пределах нижнего лесного пояса отмечены в первой декаде апреля, а массовое залегание - в конце сентября. Отдельные особи встречаются вплоть до конца октября, до наступления сильных морозов.

Основа питания бурундука - семена хвойных пород и злаков (вейника Лангсдорфа, мятлика сибирского, костра безостого, овсяниц). Основной нажировочный корм - кедровые орехи, а также орешки кедрового стланика на востоке территории. Весной потребляется большое количество березовых семян. Летом видное место в рационе бурундука занимают животные корма. Во время специальных исследований в бассейне р. Ингоды (июль-август 1982 г.) было зарегистрировано поедание насекомых. Из 16 желудков бурундуков, добытых в долине реки, 10 содержали семена мятлика сибирского, 9 - хитин насекомых (жужелиц), а три были наполнены исключительно «яйцами» муравьев. С конца июля в желудках зверьков постоянно встречаются ягоды жимолости Турчанинова и алтайской, черемухи, голубики, брусники и смородины: красной и черной. В перечне кормов в общей сложности 60 видов (Телегин, 1969). Добывает орехи кедра из запасов пищух. Постоянно посещает пищевые свалки в окрестностях поселков и зимовий.

В помете 6-8 детенышей, один (Швецов и др.,1984), реже 2 выводка в году. Выход молодых животных из выводковых убежищ отмечается в тайге верхнего лесного пояса 10-15 июля.

Запасы бурундука играют определенную роль в весеннем питании бурых медведей, которые сразу после схода снежного покрова в период с апреля по конец мая, в зависимости от высоты местности, начинают их раскапывать. При этом сам хозяин норы медведей, как правило, не интересует. Медведь обычно давит бурундука и не съедает, оставляя его у норы. Такую картину мы наблюдали, в частности, в начале июня 2002 года в пределах хребта Тигиртыш (Хакасия).

Ранее имел некоторое промысловое значение. Для добычи бурундуков в Южном Забайкалье в довоенное время даже применяли специально обученных кошек. В настоящее время этот промысел полностью потерял свое значение.

Длиннохвостый суслик

В западной части региона, в пределах отрогов Кузнецкого Алатау и Алтая и Западного Саяна (Юдин и др.,1979) заменяет краснощекого суслика (равнинная форма), оставаясь практически единственным сусликом региона.

Заселяет степные и лесостепные биотопы в пределах территории, проникая глубоко в лесную зону по железнодорожным и автодорожным насыпям, в гольцах Кузнецкого Алатау в отличие от других частей своего ареала (в Туве, на Алтае и в Хэнтей-Чикойской горной стране) отсутствует, что говорит об ином характере формирования их фауны.

Основные участки ареала приурочены к степным и лесостепным ландшафтам речных долин, безлесых склонов средневысотных гор (около 1000 м над уровнем моря). В Хэнтее мы изучали колонии этого суслика в высокогорных тундрах островных гольцов: Сохондо, Сопкоян и Барун-Шебартуй на Чикоконском хребте. Впервые это явление было здесь отмечено Г. И. Радде (Radde, 1862). Вид найден также в гольцовом поясе Алтае-Саянской горной страны (Юдин и др., 1979), Якутии (Тавровский и др., 1971), горных хребтов Монголии (Банников, 1954).

В лесостепных участках и в пределах нижнего лесного пояса норы сусликов располагаются на безлесных склонах, иногда в пойменных тополевниках, но основная масса - на выположенных остепненных поверхностях, где встречается до 47 пар на 1 га.

В основных участках ареала, в пределах лесостепи и нижнего лесного пояса путем сбора поедей было установлено потребление сусликами вегетативных частей прострела раскрытого, подмаренника бореального, а также листьев и колосков осок.

Делает запасы семян горца, остролодочника, которые помогают сусликам пережить первое время бескормицы после пробуждения, когда большая часть высокогорных тундр покрыта плотным снегом, а также в дождливые, холодные дни летом. В такую погоду из нор на кормежку, по нашим наблюдениям, выходят только лактирующие самки. Отмечено поедание насекомых (жужелиц). Рождение детенышей в низкогорных биотопах отмечается в конце апреля - начале мая. Среднее число детенышей на одну размножавшуюся самку - 7±0,6. В гольцах рождение видимо начинается на 1-2 недели позже, среднее число детенышей на самку здесь - 9,0±0,5. Расселение молодых в степных и лесостепных участках отмечалось в последнюю декаду июня, на гольца 5-7 июля. В это время молодые достигают веса 150-190 г. Зверьки сразу начинают прочищать и заселять старые норы.

Норы длиннохвостого суслика в гольцах, в поисков запасов зверька, разоряются бурым медведем. Вид преследуется горностаем, степным хорем, солонгоем, обитающим также и в гольцовом поясе на востоке территории. Очень часто на суслика в степных биотопах нападают пернатые хищники: мохноногий курганник, обыкновенный канюк, черный коршун, беркут, степной орел и пустельга. Из эктопаразитов найдены блохи: Сeratofillus tesquorum sungaris, Amphisylla daea, Neopsilla bidenta tiformis, Oropsilla asiatica, Frontopsylla luculenta luculenta и иксодовый клещ Dermacentor nuttali (определение З. П. Вахрушевой).

Ранее заготавливался в больших количествах. В 1950-х годах этот промысел в регионе постепенно пошел на убыль и в настоящее время вид не добывается. Обычен на прилегающей к заповеднику территории.

Суслик краснощекий

Встречается в остепненных западных предгорьях Алтае-Саянской горной страны. В частности, немногочисленные его поселения существуют в Кузнецкой котловине. По мнению Юдина с соавторами, (1979) изолированнный очаг обитания в Кузнецкой лесостепи существует со среднего плейстоцена (миндель-рисс). В последние 2 десятилетия отмечено изменение конфигурации ареала в пределах Кузнецкой котловины. Сейчас восточным пределом его распространения служит река Томь, на побережье которой суслики встречаются даже в черте города Кемерово. К северу ареал доходит до Юрги, на юге краснощекие суслики не заходят далее южных пригородов г. Новокузнецка. Западнее колонии вида охватывают остепненную часть бассейна р. Ини, выходя за границу Кемеровской области в Предсалаирье.

Обитание вида связано с распространением вытесняемых сельским хозяйством ковыльных степей, поэтому ареал вида в ХХ-ом веке неуклонно сокращался. В Кемеровской области он даже внесен в Красную Книгу (Красная Книга Кемеровской области, 2000). Ранее активно истреблялся противочумными службами в основной части ареала, считается вредителем сельского хозяйства, в некоторых частях ареала уничтожающим до 3-4 % урожая (Алимбаев, 1974). Промыслового значения сейчас не имеет. В пределах заповедника Кузнецкий Алатау не найден.

Обыкновенный хомяк

Вид многочисленен в лесостепных предгорьях Кузнецкого Алатау, по остепненным долинам проникает в глубь горно-лесного пояса, используя при этом преимущественно железнодорожные насыпи, вырубки и гари, в заповеднике редок.

Обыкновенный бобр

Некогда здесь был распространен азиатский подвид бобра, заселявший территорию еще до прихода русского населения. О бобровых гонах Хэнтея на юге Забайкалья был наслышан еще Милеску Спафарий, посланный в начале 18-го века с посольской миссией в Китай. Одна из рек - истоков Чикоя здесь так и называется Миньчж-гол, бобровая река. Это была самая крайняя восточная оконечность ареала вида в российских пределах, прослеживаемая по историческим источникам. В XVIII-ом веке приезжими ватагами русских пушных артельщиков, бобр здесь был практически выбит полностью. К началу XIX-го века, видимо, были истреблены даже относительно богатые бобровые гоны Кузнецкого Алатау. Сохранилась лишь очень небольшая популяция азиатских бобров Тоджинской котловины в Туве, насчитывающая в 1960-х годах около 30-ти особей. Еще в середине 1980-х годов, не смешавшаяся с интродуцентами популяция тоджинских бобров имела все признаки вырождения и ярко выраженной инбредной депрессии - измельчание и наличие определенного числа особей с измененной окраской - в основном с белыми пятнами на шкуре.

В Горной части Алтая бобры обитали вплоть до начала Х1Х столетия (Савинов, 1964). Здесь последние поселения сохранялись в бассейне р. Лебедь и ее притока - Байгола, а также на р. Сумульте. К началу ХХ века бобр здесь был полностью уничтожен. Процесс восстановления вида начат в 1952 году с выпуска 17 зверей в бассейне Бии на р. Нене. Позднее 22 бобра были выпущены в Верхнеобском бору и в верховьях реки Сара-Чумыш (1955 г.). Сейчас зверьки многочисленны в Турочакском и Тогульском районах, в Бие-Чумышской лесостепи (Кучин, 2001).

Реакклиматизация бобра в данном регионе, в частности в Кемеровской области началась в 1960 году. Некогда здесь были широко распространены так называемые «бобровые гоны» - поддержание продуктивных бобровых хозяйств с применением элементов, схожих с современной биотехнией. К моменту проникновения русских в Кузнецкий Алатау вид являлся одним из основных объектов промысла у местного населения - «кузнецких татар». В 1610 г. из Кузнецкой волости было получено только в ясак (податной налог) 211 бобров. На восточных склонах хребта бобров описывает в бассейне Абакана и Малого Абакана П.С. Паллас (Скалон, 1951).

Топонимика этой горной системы вообще богата названиями, в основе которых лежит корень «бобр». В частности, наиболее крупный приток Томи - Кондома имеет в своей основе тюркский корень «кондус» - бобр. Но к концу XVIII-го века «бобровые гоны» на Кузнецком Алатау, тщательно охранявшиеся родовой знатью, были выбиты, чему способствовала легкая доступность поселений (малая глубина водоемов и нор).

В период реакклиматизации только в Кемеровской области с 1960-го по 1965 г. расселено 149 бобров и создано 3 очага обитания. В целом по состоянию на 1968 г. в области насчитывалось 800-1000 зверьков, рассредоточенных в нескольких локальных популяциях, сформированных интродуцентами, сейчас их, видимо, в целом по области около 2,8-3,2 тысяч (Баранов и др., 1999).

Как правило, первые мигранты оседают в нарушенных человеком биоценозах (на приисковых полигонах, вблизи карьеров, дорог), с обилием корма - молодого подроста лиственных пород и удовлетворительными условиями норения в отвалах намытой породы. Таким образом, освоение их бобрами способствует рекультивации этих территорий. При этом часто глубина выбранного зверьками водоема не является таким строгим лимитирующим фактором, как в других регионах, ввиду того, что реки Кузнецкого Алатау практически не имеют сплошного ледового покрова. Наледные процессы и промерзание не имеют места, а отсутствие основных врагов вида - волков, не способных передвигаться в условиях глубокоснежья, позволяет свободно перемещаться в пределах семейного участка. В марте 1999 г. на 10 км маршрута по пойме р. Верхняя Терсь насчитывалось около 90 вылазов бобра на снег.

В связи с этим в заповеднике благополучно существуют поселения на водоемах, глубина которых не превышает 1 м (руч. Горелый в бассейне р.Ср. Маганакова). В местах, где условия норения не вполне благоприятны, бобры строят хатки и полухатки из кусков дерна и ветвей около 0,5 м длиной (р. Воскресенка). Плотины сооружаются также, как правило, из дерна и ветвей, при этом каждый слой придавливается камнями весом до 1-2 кг. Реже встречаются чисто каменные плотины, которые были в основном характерны для первых интродуцентов в горах Кузнецкого Алатау в 1960-х годах (личное сообщение В. Г. Телепнева).

К настоящему времени бобрами заняты практически все пригодные участки в пределах заповедника. В поймах таких рек, как Воскресенка, Бобровка, Нижняя Терсь, где существуют наиболее старые поселения, идет активное преобразование ландшафтов, строительство плотин и обводнение новых участков. Началось расселение вида в прилегающие к заповеднику охотугодья.

В 1998 г. первые бобровые колонии обнаружены уже на восточном макросклоне хребта, в пределах Хакасии (бассейн Черного Июса).

Несмотря на столь широкое распространение, большая часть семей в пределах заповедника относятся к слабым и средним, с количеством зверьков до 4-6 на семью, что свидетельствует о пессимальных условиях существования вида в Кузнецком Алатау. Исключением в настоящее время является только река Бобровка (бассейн р. Кии), изобилующая тихими заводями, старыми карьерами и отличными кормовыми условиями. Здесь встречаются семьи с 8 и более зверьками, которые строят плотины длиною 20-30 м и до 2 м высотой, подпруживая многочисленные канавы и довоенные выработки в пойме.

Общее количество бобров в заповеднике сейчас составляет порядка 300 особей.

Повсеместно в районах, заселенных видом, зверьки активно осваивают территории и до сих пор их колонии не стали в полной мере эксплуатироваться вследствие падения спроса на шкурки, отмечающегося в последние годы. В апреле 2003 года в администрации Кемеровской области даже обсуждался вопрос о ликвидации шести бобровых заказников, существование которых утратило смысл.

Алтайская пищуха

Обычный вид, заселяющий преимущественно горно-таежные ландшафты Алтае-Саянской горной страны. В отличие от более петрофильного вида Oh.hyperborea Pall. обитающая здесь алтайская пищуха селится чаще в норах, создавая сложную сеть ходов часто в непосредственной близости от каменистых россыпей. Численность невысокая. Отмечено постепенное ее восстановление. Делают стожки не только в каменистых россыпях, что характерно для петрофильных видов, но и возле деревьев, предварительно развешивая для просушки траву на стволах, растущих более или менее параллельно земле. Встречается в Алтае-Саянском регионе от 400 м до 3100 м над уровнем моря (Потапкина, 1971).

В периоды высокой численности, вида, пищуха играла определенную роль в поддержании кормового рациона зимующих в условиях глубокоснежья маралов Алтая (Собанский, 1988). Резкое падение ее численности в середине 1980-х годов на Кузнецком Алатау сыграло большую роль в сокращении числа зимующих в тайге маралов.

Ранее вместе с другими пищухами заготавливалась в небольшом количестве.

 
ПОИСК ПО САЙТУ
© 2001-2017 ООО «ИнЭкА-консалтинг»
Контакты ИнЭкА:
+7 3843 720575
720579
720580
ineca@ineca.ru
создание сайтов