Эко-бюллетень ИнЭкААрхив№ 1-2 (96-97) > ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА

Ратифицировать, но не продавать

Киотский протокол стал игрушкой для дипломатов и бизнесменов

В Милане завершила работу 9-я Всемирная конференция по изменению климата, где обсуждалась судьба Киотского протокола, важнейшего экологического документа современности.
Сергей ЛЕСКОВ,
Милан-Москва
«Известия-Наука», inauka.ru

С тех пор как США объявили о принципиальном несогласии с протоколом и вышли из него, ни одна из конференций не работала в столь напряженной обстановке. Начало напряженности положило заявление экономического советника президента РФ Андрея Илларионова о том, что наша страна не будет ратифицировать Киотский протокол, что автоматически означает его полную и всеобщую отмену. Но это было лишь начало...

«Россия не будет ратифицировать Киотский протокол в его нынешнем виде», - заявил Андрей Илларионов, опровергая слова заместителя министра экономики Циканова о том, что Россия движется к подписанию документа. Все дискуссии в Милане померкли рядом со зловещим обещанием советника, который ссылался на мнение самого президента. Все дело в том, что Киотский протокол, лишившись заносчивой Америки, может вступить в законную силу только в том случае, если к нему присоединится Россия с ее 17 % мировых выбросов. Общий объем рынка, который предусматривается различными механизмами этого документа, составляет десятки миллиардов долларов. И Россия, как кажется на первый взгляд, в состоянии пустить такой капитал по ветру.

Логика Илларионова состоит в том, что взявшей курс на экономический подъем России протокол невыгоден экономически, поскольку ограничивает не только промышленные выбросы, но и саму промышленность. Требование протокола заключается в том, что в 2008-2012 годах суммарные выбросы России не должны превысить 5-кратный объем выбросов 1990 года. Вопреки распространенному заблуждению о том, что у России множество свободных для продажи квот, в действительности для торговли предназначены лишь те квоты, которые накоплены за счет сокращения выбросов за 2008-2012 годы. Реальна ли опасность, что поднявшаяся на дыбы Россия не только ничего не продаст, но даже превысит свои лимиты и окажется в зоне крупных штрафов? Ведь, по оценке Минэнерго и Госкомстата, уже в 2003 году наши выбросы составили 72 % от выбросов 1990 года.

- С момента начала экономического оживления в 1999 году ВВП увеличился, по оценкам Института экономических проблем переходного периода, почти на 35 % (в среднем на 6,1 % в год). Выбросы парниковых газов выросли на 13 % (2,5 % в год), - говорит профессор Высшей школы экономики Александр Голуб. - На 1 % прироста ВВП приходится 0,41 % прироста парниковых газов. И это без крупных инвестиций в энергосбережение, только за счет общих позитивных результатов реформ и структурных изменений в экономике. Если тенденция сохранится, Россия использует на свои нужды не более 80 % своей квоты. Ее хватит с избытком для обеспечения любого из разумных сценариев роста. Единственная опасность - рост потребления угля за 5 лет в 2,5 раза. Но это сценарий безумный.

Киотский протокол - первый и пока единственный случай, когда Россия является полноправным участником международных экономических механизмов. Нет ничего проще, чем выйти из него, но тогда мы вновь окажемся изгоями за железным занавесом. В Милане было видно, как не похожи мы на Европу. При той роли, которую играет Россия в судьбе протокола, из развитых стран только у нашей делегации не было своего павильона, собирались на диванчиках в коридоре, стендов не оформляли. Из Минэкономики, потерявшего после заявления Илларионова ориентацию, вообще никто не прибыл. И, конечно, извечные трудности с языком и переводом...

Но Европа внимает России. После вступления Киотского протокола в силу Европе, даже со всей ее внутренней экономией, потребуется приобретать от 200 до 600 млн. т квот на выбросы ежегодно. Удовлетворить такие аппетиты может только Россия. Наибольшие объемы выбросов у нас приходятся на РАО «ЕЭС России» - 29 %, или 3 % мировых выбросов, самый большой, консолидированный в одних руках коммерческий портфель выбросов парниковых газов в мире. Поэтому позиция РАО «ЕЭС» является ключевой для ратификации Киотского протокола. К слову, российский рынок электроэнергии по объему является четвертым в мире после США, Китая и Японии.

Не надо думать, что без Киотского протокола Россия щи лаптем хлебает. Национальная энергетическая программа предусматривает снижение энергоемкости ВВП на 36 % за 20 лет. «За 10 лет этот ключевой для эффективности экономики показатель снизился уже на 15 %. РАО «ЕЭС России» за счет внутренних ресурсов снизило выбросы на 10 %, - говорит член правления РАО «ЕЭС» Анатолий Зелинский. - Присоединение к Киотскому протоколу позволит стране компенсировать 10 % расходов по сокращению выбросов, которые намечены национальными программами. Но износ российских ГЭС составляет 50 %, и программы технического обновления станций нам жизненно необходимы. И Киотский протокол, наряду с продажей квот на выброс горячего воздуха, прямо предусматривает инвестиционные проекты по модернизации. Несмотря на то, что рынок нашей компании больше, чем рынок большинства европейских стран, Европа не горит желанием стать партнером в совместных проектах в энергетике. Ограничиться только продажей квот без модернизации для России опасно. Вдруг Европа купит у нас 400 млн. т, а в 2012 году изменит правила и введет санкции на превышение выбросов?».

Парадокс в том, что, несмотря на громогласно обращенные к России призывы ратифицировать Киотский протокол, Европа всячески уходит от совместных проектов. У многих экспертов складывается впечатление: протокол обременителен, прежде всего, для Европы, вряд ли ей окажется по силам 5-процентное сокращение выбросов. С 1997 года появилось считанное количество проектов по сокращению выбросов. Япония, например, предложила развивающимся странам всего четыре проекта. Единственный выход - если Россия вычеркнет себя из числа пайщиков-концессионеров и сорвет протокол. Тогда Европа может умыть руки и вздохнуть спокойно, хотя и не полной грудью.

Руководитель нашей делегации - председатель Роскомгидромета Александр Бедрицкий впервые за все годы существования Киотского протокола выступил в Милане с жестким заявлением по этой проблеме. «Киотский протокол экономически выгоден ЕС и развивающимся странам, - разъяснил «Известиям» нашу позицию Александр Бедрицкий. - Россия должна подходить к Киотскому протоколу прагматично. Мы никому не обязаны - ни Германии, ни Катару. Мы обязаны только климату - и снижаем свои выбросы. Но зачем подписывать документ, от которого толку нет? Европа, Канада и Япония идут в развивающиеся страны, но не в Россию. Видимо, Европа надеется, что сумеет выполнить свои обязательства только за счет строительства новых объектов энергетики в третьем мире. Участие в Киотском протоколе должно быть справедливым и понятным. Сейчас, к примеру, страны ОПЕК, которые не несут никаких обязательств по протоколу, потребовали дополнительной компенсации за снижение потребления нефти, которое произойдет в странах, выполняющих экологические программы. Думаю, пока все механизмы не будут отработаны, вряд ли можно ожидать позитивного решения по ратификации протокола, который в принципе несет важную миссию и приветствуется Россией».

В последний день в холле ярмарочного комплекса, где проходил саммит, появились ряженые. Бородатый мужик в армяке, красной атласной рубахе и армейских сапогах разлегся на полу, громко чавкая и похрапывая. На задних лапах к нему приблизился медведь и, пиная, мужика, стал приговаривать: «Просыпайся, Путин, просыпайся».

Все дико хохотали. За Киотский протокол стало страшно. Один из наших экспертов в сердцах бросил: «Надо ратифицировать протокол, но ничего им не продавать. Без России они свои обязательства не выполнят - и пусть штрафуют друг друга».

 
ПОИСК ПО САЙТУ
© 2001-2017 ООО «ИнЭкА-консалтинг»
Контакты ИнЭкА:
+7 3843 720575
720579
720580
ineca@ineca.ru
создание сайтов