Эко-бюллетень ИнЭкААрхив№ 1-2 (96-97) > ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА

Российская промышленность - между развитием и Киото

Так уж сложилось, что осень в истории России очень часто являлась временем, когда принимались решения, определявшие парадигму развития страны на много лет вперед. И нынешняя осень не стала исключением. Решения, принимаемые сейчас, определят условия, в которых будет развиваться в будущем российская промышленность и особенно ее базовые отрасли.

От принимаемых решений зависит, будут ли эти отрасли развиваться и выходить из кризиса с использованием всех преимуществ, как технологических, так и данных нашей стране природой, или, если Российская Федерация ратифицирует Киотский протокол, попадут в жесткие ограничения иностранного экологического контроля, будут расходовать значительную часть так необходимых для развития средств на борьбу с экологическими мельницами. Владельцам компаний придется обращать основное внимание не на совершенствование производства и повышение оплаты труда, а на организацию закупок европейского оборудования для предотвращения выброса «парниковых» газов.

В краткой статье невозможно проанализировать все последствия Киотских договоренностей для базовых отраслей промышленности. Ограничимся лишь кратким обзором. В первую очередь от присоединения России к Киотскому протоколу пострадают электроэнергетика, угольная промышленность, черная и цветная металлургия. Все остальные отрасли в конечном счете тоже пострадают, но позже и более опосредованно.

Поэтому наш обзор начнем с энергетики. В 2002 году в России было произведено 889 миллиардов кВт/час электроэнергии, из них на тепловых станциях - 583, гидростанциях - 164 и АЭС - 142. Анализ этих показателей и данных о мощностях различных категорий электростанций показывает, что в настоящее время имеющиеся гидроэлектростанции и атомные станции работают практически на полную мощность и производство электроэнергии на них существенно увеличено быть не может. Нереально и увеличение мощностей этих электростанций. Их мощность остается неизменной с 1993 года, и поскольку строительство новых крупных ГЭС и АЭС в настоящее время не ведется, а срок их строительства составляет от 7 до 10 лет, то ни о каком увеличении выработки энергии на ГЭС и АЭС говорить не приходится. Таким образом, как минимум до 2012, а скорее всего и 2020 года, для увеличения производства электроэнергии Россия может рассчитывать только на тепловые электростанции. Да и строительство ГЭС и АЭС обходится в несколько раз дороже ТЭЦ той же мощности. Средств для их массированного строительства ни у РАО «ЕС», ни у государства, ни тем более у частных инвесторов в ближайшие десятилетия не будет. Нельзя рассчитывать и на иностранные инвестиции: мировой опыт свидетельствует о крайне низкой привлекательности для инвесторов объектов с долгим сроком строительства.

Только за счет тепловых электростанций можно увеличить производство электроэнергии в России в ближайшие 10-15 лет. Их установленная мощность составляет в настоящее время 146 миллионов киловатт, что при использовании их в полном объеме позволит увеличить производство с 583 миллиардов кВт/час в настоящее время до 730 и более миллиардов кВт/час и таким образом увеличить производство более чем на четверть. При этом выработка электроэнергии на всех типах электростанций практически достигнет уровня 1990 года. Достигнуть этого можно всего лишь за пару лет без сколь-нибудь значительных капиталовложений. Но при одном условии, если Россия не будет связана Киотскими соглашениями. Дело в том, что по их условиям выбросы парниковых газов в РФ не должны превышать уровня 1990 года. В том году на ТЭЦ было выработано 797 миллиардов кВт/час электроэнергии, что при расходе 312 граммов условного топлива на 1 кВт/час давало расход топлива на электростанциях примерно 250 миллионов тонн. В настоящее время, по различным причинам, расход топлива на производство 1 кВт/час составляет 342 грамма, т. е. квота 1990 года в 250 миллионов тонн будет израсходована уже при выработке 727 миллиардов кВт/час. Достаточно использовать имеющиеся мощности в полном объеме, и энергетика упирается в ограничения, за дальнейшее увеличение производства нужно будет платить. Между тем, для провозглашенной цели удвоения ВВП необходимо увеличить выработку электроэнергии как минимум в 1,5 раза, так как за последние 12 лет энергоемкость промышленного производства не уменьшилась, а в некоторых отраслях даже возросла. Для энергообеспечения экономического развития страны придется строить новые тепловые электростанции. Реально это означает, что при умеренных темпах экономического развития, уже через 3-4 года уровень 1990 года по выбросам будет превышен. И произойдет это еще до начала действия Киотского протокола. Положение будет усугубляться спецификой российской теплоэнергетики. Теоретически все ТЭЦ могут работать на газе, нефтепродуктах и угле. При этом с экологической точки зрения наиболее предпочтительным видом топлива является газ. При его использовании в качестве топлива при выработке одного кВт/ч. выделяется 43 у. е. парниковых газов, при использовании нефтепродуктов - 62 и угля - 75. Однако для России расширение использования нефтепродуктов для нужд энергетики уже исключено. Добыча нефти достигла возможного при имеющихся запасах максимума, а себестоимость добычи возрастает с каждым годом.

Стагнирующая более 10 лет добыча газа так же не способна будет удовлетворить возрастание спроса со стороны энергетики. Это связано прежде всего с тем, что запасы освоенных месторождений не дадут возможности увеличения добычи, а освоение новых требует огромных капиталовложений и значительного времени, как правило, от 10 до 15 лет.

Единственным, практически неисчерпаемым, резервом энергетики России является уголь. Запасы энергетических углей, находящиеся в уже разведанных месторождениях, обеспечивают энергетику топливом более чем на 100 лет при любом сценарии ее развития. Большинство месторождений находятся в обжитых районах и уголь в них добывается открытым способом. Это и кузбасские, и канско-ачинские, и южно-якутские угли. Наличие единой энергетической системы позволяет с низкими затратами перебрасывать потоки энергии от мощных тепловых электростанций этих районов практически в любую точку России.

Но это возможно лишь при отсутствии ограничений на выброс углекислого газа в атмосферу. В противном случае, к огромным затратам на модернизацию энергетического оборудования, степень износа которого превышает 52 %, из которого ежегодно обновляется менее 1 %, прибавятся затраты на установку европейского оборудования для уменьшения выбросов парниковых газов и плата за квоты на выброс этих газов в атмосферу. В последнем случае стоимость электроэнергии вырастет в несколько раз, что полностью подорвет и без того невысокую конкурентоспособность всей нашей промышленности. В этих условиях ни о каком выходе экономики России из кризиса говорить не придется.

В первую очередь подобный скачок цен ударит по энергоемким отраслям промышленности и особенно по цветной металлургии. Между тем, этой отрасли индустрии, в случае ратификации Киотского протокола, придется нести значительные затраты, внося плату за выброс в атмосферу целого ряда газов, образующихся при производстве алюминия и других цветных металлов. Значительная часть этих газов относится к так называемым «фторуглеродам», которые являются по классификации ООН газами с очень сильным парниковым эффектом. На каждую тонну произведенного алюминия в атмосферу выбрасывается от 50 до 100 кг четырехфтористого углерода, что при пересчете на углекислоту составляет несколько тонн. В подобном же положении находятся медно-никелевая и свинцово-цинковая промышленность. Предприятиям этих отраслей придется нести огромные затраты по установке дорогостоящего европейского очистного оборудования, подвергаясь при этом различным международным инспекциям. Таким образом, после вступления в силу Киотского протокола, себестоимость продукции цветной металлургии значительно увеличится, и она практически будет вытеснена с мировых рынков цветных металлов.

Поскольку большинство крупных российских предприятий по производству цветных металлов являются градо- и регионообразующими, их кризис резко осложнит социальную и политическую обстановку в регионах базирования. К этому следует добавить, что в случае подобного развития событий снизится потребность в угле, означающая дальнейшее сокращение его добычи. Кризис, таким образом, перекинется и на районы Коми, Кузбасса и других угледобывающих центров. К каким последствиям это может привести угадать сложно, но одно ясно всем - ни к чему хорошему для России. Пока у нас еще есть выбор, политикам, принимающим решения, необходимо просчитать и эту ситуацию.

Автор: www.kioto.net,
Источник: www.antigreen.org
www.informeco.ru - информационно-экологический портал
 
ПОИСК ПО САЙТУ
© 2001-2017 ООО «ИнЭкА-консалтинг»
Контакты ИнЭкА:
+7 3843 720575
720579
720580
ineca@ineca.ru
создание сайтов