Эко-бюллетень ИнЭкААрхив№ 6-7 (101-102) > ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА

Россия как система

ПРИРОДНО-РЕСУРСНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ РЕГИОНОВ

(Продолжение. Начало в № 5)

КОМПЛЕКСНАЯ ХAРAКТЕРИСТИКA СИСТЕМЫ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ

Совокупность природных ресурсов регионa, равно, кaк и отрaслей, их использующих, обрaзует систему, свойствa которой эмерджентны, т. е. предстaвляют собой нечто большее, чем просто суммa свойств состaвляющих кaтегорий. Такая системa может быть изобильной или бедной по всей совокупности необходимых обществу ресурсов, она может в достaтке предостaвлять один ресурс, но совершенно не иметь других. Безусловно, что подобная асимметричность или, наоборот, сбалансированность природных условий в значительной степени предопределяет не только отраслевую специализацию функционирующих в них экономических комплексов, но и более общие свойства социально-экономической системы региона, в том числе ее устойчивость - способность сохранять себя при изменениях внешних условий. Несбалансированность ресурсов создает определенную внутреннюю напряженность системы - дегармонизирует хозяйственный комплекс. Однако в условиях дефицита она имеет одни признаки, a в условиях избытка - принципиально другие. Анализу этих особенностей посвящен настоящий раздел. Его цель - дать интегральное представление о наиболее общих свойствах сложившейся на сегодняшний день в регионах России системы природопользования.

Интегральный ресурсный потенциал и его использование

Наличие первичных характеристик по основным категориям природных ресурсов и их использованию позволяет решить задачу комплексной оценки ресурсного потенциала регионов. Синтез интегральных показателей осуществлен на принципах суперпозиции нескольких карт с учетом весовых коэффициентов, отражающих лимитирующее значение ресурса для хозяйственного комплекса страны в целом (в порядке убывания - минеральные, топливные, лесные, аграрные, климатические, экологические, водные и гидроэнергетические) и численность населения, занятого в использовании и переработке разных типов ресурсов для каждого региона.

По комплексу ресурсов к наиболее богатым регионам страны относятся Ханты-Мансийский автономный округ и Сахалинская область (Карта 1).

Чуть ниже этот показатель в Красноярском крае, Ямало-Ненецком и Коми-Пермяцком округах, Томской области, Еврейской автономной области. Наконец, к числу ресурсообеспеченных регионов могут быть отнесены Архангельская, Иркутская области, Коми, Удмуртия, a также группа черноземных регионов - Курская, Белгородская, Липецкая, Орловская, Тамбовская и Ульяновская области.

Минимальной ресурсной обеспеченностью отличается прикаспийская группа регионов России - в первую очередь Калмыкия, a также Дагестан и Астраханская область. Близкий к последним двум регионам уровень дефицитности природных ресурсов имеют северные регионы - Таймырский, Корякский и Ненецкий автономные округа, Мурманская и Магаданская области, а также Оренбургская, Челябинская, Новосибирская области, Бурятия и Тува. Характерно, что и в лидирующей группе и среди аутсайдеров присутствуют как старые, исторически давно освоенные, так и малонаселенные регионы недавнего освоения. Более того, близким ресурсным потенциалом обладают регионы, современное экономическое положение и политическая ориентация населения которых прямо противоположны. Это свидетельствует об отсутствии каких-либо выраженных закономерностей в распределении ресурсного потенциала по территории страны.

По показателям интегральной интенсивности использования ресурсного потенциала лидирующую группу также возглавляет Ханты-Мансийский автономный округ (Карта 2).

Несколько менее напряженным является использование ресурсов хозяйственными комплексами Ямало-Ненецкого округа, Красноярского края, Оренбургской и Костромской областей, Москвы и Карачаево-Черкессии. Еще ниже объемы удельного потребления природных ресурсов на душу населения в Коми, Иркутской и Тверской областях, Санкт-Петербурге. Этот перечень отличается от предыдущего большей долей регионов, социально-экономическое положение которых в острую фазу кризиса было относительно благополучным, что свидетельствует о том, что недостаточно просто располагать ресурсом, нужно иметь возможность его полезно использовать.

Принципы оценки структуры природопользования

Данные по различным группам природных ресурсов и объемам их использования позволяют в общем виде решить задачу количественной оценки структурного разнообразия и адаптивных возможностей системы природопользования регионов по алгортимам, изложенным в Приложении. Сходный по смыслу результат дает также сравнение ресурсного потенциала и интенсивности его использования по моделям, описанным в начале главы. При этом система природопользования, имеющая минимальный дисбаланс, является наиболее гармоничной и в принятой терминологии квалифицируется как ядро, a регионы со значительным дисбалансом - как периферия. Преобладающий тип дисбаланса (недоиспользование богатых ресурсов или интенсивная эксплуатация бедных) позволяет отнести природопользование периферийного типа к кризисному или консервативному подтипам. Итоговые результаты классификации регионов России по степени выраженности ядерных и периферийных свойств, выполненные взаимодополняющими методами, могут быть представлены в виде своеобразной диаграммы состояния региональных систем природопользования в координатах разнообразия - адаптивная устойчивость. По вертикальной оси сверху вниз нарастает структурная сложность - от предельно монотонных, до крайне разнообразных по типам природопользования, регионов. По горизионтальной оси слева направо размещены регионы в порядке лучшей сбалансированности структуры природопользований, отражающей увеличение их адаптивной устойчивости. Как эта, так и все аналогичные таблицы в последующих главах являются аналогами абстрактной схемы, приведенной в теоретическом Приложении, и отличаются лишь тем, что построены на реальных фактических данных. Из теории следует, что элементы, составляющие целостную систему, должны располагаться в поле диаграммы стреловидной группой. Естественно рaзвивaющиеся системы состоят из подсистем, имеющих ядерные, консервативные и кризисные свойствa, причем, число подсистем с нaиболее вырaженными особенностями этих типов структуры, должно быть невелико. Преоблaдaть должны промежуточные состояния, близкие к среднему. Отсюда повышенная плотность элементов (регионов) в центре таблицы и утоньшающиеся лучи, идущие к трем крайним состояниям. В идеально сбалансированной системе трехлучевая звезда должна иметь правильную форму, в реальных неизбежны отклонения в ту или иную сторону, причем, чем больше отклонений, тем менее сбалансированной является система.

Сбалансированность природопользования в разных регионах

Значительным дисбалансом между богатым природным потенциалом и низким уровнем его использования, а также избыточным разнообразием маломощной системы природопользования отличаются Эвенкия, Горный Алтай, Коми-Пермяцкий автономный округ Чувашия и Марий-Эл. Чуть более сбалансированной по разнообразию и полноте использования ресурсов является система природопользования в Якутии, Удмуртии, Мордовии, Калужской, Еврейской, Амурской и Камчатской областях, Туве и Ингушетии. Система природопользования практически всех регионов этой группы относится к кризисному типу периферии.

Проблемы противоположного характера - избыточная монотонность и однообразие комплекса природопользования (свойства консервативной периферии ); значительное использование бедного или уязвимого природного потенциала характерны для Оренбургской области, Азово-Каспийских регионов (Ростовская, Астраханская области, Дагестан, Калмыкия, Ставропольский край). Следующую по остроте противоречий группу составляют северные регионы с развитой промышленностью (Мурманская и Магаданская области, Чукотский, Ненецкий и Ямало-Ненецкий округа) или находящиеся в зоне ее влияния (Таймырский округ).

В регионах с бедными природными ресурсами структура природопользования отличается по большей части низким разнообразием. Сбалансированное взаимодействие со средой хозяйственных комплексов таких регионов, как Калмыкия, Дагестан, Астраханская область возможно лишь на основе ограниченного круга эффективных форм природопользования. В несколько меньшей степени это относится к Южному Уралу, северным Таймырскому и Ненецкому округам, Мурманской и Магаданской областям.

При дефиците большинства ресурсов, сочетающемся с их интенсивным использованием (Кавказ, Предкавказье), наиболее жизнеспособными оказываются гибко управляемые, преимущественно частные формы ведения хозяйства в природопользовании. Обычно такие регионы имеют ограниченное число типов узко специализированных хозяйств, из которых самыми эффективными обычно являются наиболее крупные. В качестве примера можно привести сельское хозяйство Калмыкии, которое представлено практически исключительно овцеводством, или земледелие в Оренбургской области, где угодья одного совхоза не объедешь, порой, и за день. Характерно, что практически все перечисленные регионы расположены в условиях высокой природной нестабильности, значительных колебаний атмосферного увлажнения и объемов стока рек.

Системы природопользования Калмыкии, Дагестана, Оренбургской и Астраханской областей (сельское хозяйство, добыча минерального сырья и водопользование) характеризуются максимальным уровнем использования дефицитных природных ресурсов и структурной монотонностью.

Наиболее сбалансированной, гармонизированной с имеющимися природными ресурсами является система природопользования в Нижегородской и обеих столичных областях, в Башкирии, Рязанской, Смоленской, Вологодской областях, Хакасии, Красноярском крае. В этих регионах сложились устойчивые пропорции между запасами и интенсивностью использования разных типов ресурсов. Природопользование осуществляется наиболее комплексно, есть отрасли лидеры, но и другие предприятия достаточно развиты. В хозяйственной структуре находится место и многопрофильным предприятиям, и моноотраслевым, и узко специализированным природопользователям.

Ресурсная самодостаточность регионов

Очевидно, что регионы, поставляющие какой-то ключевой ресурс для нужд всей страны, отличаются высоким уровнем интегрированности в общероссийское экономическое пространство. Столь же интегрированным является и положение регионов, ресурсное обеспечение которых в значительной степени происходит за счет других территорий России. Тем самым, как межрегиональный сбыт избытка ресурсов, так и необходимость покрытия их дефицита за счет ввоза, выступают факторами интеграции регионов в единое государство. При этом особый интерес представляет выделение наиболее самодостаточных регионов страны, система природопользования в которых допускает автономное существование с минимальным ввозом и вывозом ресурсов.

Ресурсная самодостаточность регионов рассчитывается через потребность каждого региона во ввозе продукции отраслей природопользования (в % к полной потребности в материальных ресурсах) и превышение добычи природных ресурсов над внутрирегиональными потребностями (в % к общему производству товаров), сумма этих показателей отражает степень вовлеченности хозяйства региона во внутри российский обмен природными ресурсами, а степень ресурсной самодостаточности характеризуется величиной производства, не связанного ни с ввозом, ни с вывозом природных ресурсов. Таким образом, появляется возможность объективно оценить реальный потенциал суверенизации отдельных регионов, обусловленный низким уровнем интеграции в общероссийское ресурсное пространство.

В Сахалинской, Архангельской областях и в Норильском промрайоне степень ресурсной самодостаточности материального производства достигает 85-ти процентов. Порядка 80-ти процентов составляет значение этого показателя в Корякском округе, Камчатской, Иркутской, Калининградской и Мурманской областях, республике Коми, Таймырском округе, Приморском крае и северной части Хабаровского. Характерно, что большинство этих регионов являются приморскими. На противоположном фланге по степени интеграции в общероссийское ресурсное пространство находятся Эвенкия, Калмыкия, Ямало-Ненецкий округ, внутренние районы Якутии, Кузбасс, Москва, Липецкая, Орловская, Рязанская области, Кабардино-Балкария. Уровень ресурсного самообеспечения производственных комплексов этих регионов, не зависящего от внешних поставок, составляет 55-58 % общей товарной массы. За исключением Ямала ни один регион из этого перечня не имеет прямого выхода к внешней границе страны.

Однако и для Ямала пограничное положение является лишь номинальным, поскольку вся транспортная система этого региона действует через континентальные регионы - на полуострове нет ни одного функционирующего морского порта, даже таких как Енисейские игры и Дудинка, открывающие окно к внешнему миру для Норильского промрайона.

Очевидно, что высокая самодостаточность приморских регионов с высоким разнообразием природных ресурсов и повышение роли межрегиональных взаимодействий в континентальных, является частным случаем общей тенденции, рассмотренной ранее на примере самостоятельных государств. Отсюда следует, что именно приморские регионы из числа перечисленных нуждаются в повышенном внимании федеральных органов как реальные кандидаты на изоляцию от России. Фактически при распаде СССР и в последующих интеграционных процессах наблюдается та же схема. Первыми отделились республики Прибалтики, которые и сегодня отличаются крайне низкой степенью интегрированности в постсоветское экономическое пространство. Из стран СНГ наибольшими тенденциями к интеграции сегодня отличаются не имеющие выходов к морям и расположенные преимущественно на равнинах (низкое разнообразие) Беларусь и Казахстан. Напротив, Украина, имеющая собственные порты и высокое разнообразие территории, а также горные республики Средней Азии и Закавказья существенно меньше страдают от последствий суверенизации.

Острота проблем исчерпания ресурсов

Традиционно в категорию невозобновимых ресурсов относят топливные и минеральные, геологические сроки формирования месторождений которых существенно превышают сроки существования цивилизации. Однако отнесение водных, экологических и лесных ресурсов к категории возобновимых является сегодня достаточно проблематичным, поскольку реальные темпы их изъятия во многих случаях превышают сроки возобновления. Из рассмотренного перечня лишь климатические, гидроэнергетические и аграрные ресурсы могут однозначно рассматриваться, как возобновимые, поскольку для сложившейся технологии их использования характерна практически полная циклическая возобновимость.

Комплексная оценка остроты проблем исчерпания природных ресурсов основана на сопоставлении интенсивности использования и потенциальных запасов. В качестве критериев неблагополучия для группы невозобновимых ресурсов выступают высокие объемы добычи при низких запасах. Для возобновимых ресурсов в качестве такого критерия рассматривается низкий уровень производства продукции при высоком потенциале его ежегодного прироста. Интегральный индекс конструировался с использованием той же совокупности весовых коэффициентов, что и при интегральной оценке ресурсного потенциала.

Наиболее тревожная ситуация с истощением природно-ресурсного потенциала складывается на юге Европейской части России, в Ставропольском и Краснодарском краях, Калмыкии, Чечне, Ростовской, Волгоградской, Саратовской, Оренбургской и Челябинской областях.

Этот вывод подтверждает сделанное выше заключение об опасности предстоящего циклического ухудшения климатической и водной обстановки для экономики и социума этих регионов. Без создания эффективных механизмов оптимизации природопользования в Предкавказье и на Нижней Волге, засуха и начало падения уровня Каспия могут спровоцировать здесь обострение и без того непростой социально - экономической ситуации. Из северных регионов наиболее опасной является ситуация в Мурманской области.

Наиболее благополучна ситуация с сохранением ресурсов в Эвенкии, на Алтае, в Корякском, Ненецком, Коми-Пермяцком округах, Якутии, в Сахалинской и Томской областях. Удовлетворительным можно считать положение также в Камчатской, Калужской, Псковской, Амурской областях и в Удмуртии.

 
ПОИСК ПО САЙТУ
© 2001-2017 ООО «ИнЭкА-консалтинг»
Контакты ИнЭкА:
+7 3843 720575
720579
720580
ineca@ineca.ru
создание сайтов