Эко-бюллетень ИнЭкААрхив№ 6-7 (101-102) > ОБЩЕСТВЕННОЕ УЧАСТИЕ

Общественная экологическая экспертиза: Власть, бизнес, общество. Проблемы и возможности

Е. В. ПЕРФИЛЬЕВА,
директор РОО «Информационное экологическое агентство»/ИнЭкА, г. Новокузнецк

Современное российское экологическое законодательство формировалось с 90-ых годов по аналогии с американским и английским экологическим законодательством. В соответствии с законодательством основными принципами экологической политики являются:

  • презумпция «виновности» - потенциальной экологической опасности любой намечаемой хозяйственной или иной деятельности;
  • открытость экологической информации;
  • участие общественности в принятии экологически значимых решений;
  • предотвращение или минимизация неблагоприятного воздействия на окружающую среду и здоровье населения;
  • возмещение ущерба окружающей среде и здоровью населения.

Но следует признать, что формирование экологического законодательства «сверху», даже при наличии замечательных аналогий и декларации принципов, не приводит априори к формированию необходимой культуры и традиций. Культура и традиции формируются не законодательством, а практикой. И чем больше положительных практических примеров, тем более обосновано мы можем говорить о формировании экологической культуры.

Идеальным является вариант, когда законодательство формируется из опыта, закрепляет в нормах закона уже сформировавшиеся культурные традиции, прошедшие проверку временем. В противном случае мы имеем то, что имеем - лоскутное одеяло законодательных деклараций.

Но как быть, если культура и традиции то ли потеряны, то ли находятся в стадии эмбриона, законодательство противоречиво и мало применимо к современному состоянию экономики и квалификации специалистов, а проблемы требуют немедленного решения? Кажется, что ответ лежит на поверхности. Нужно проектно проработать, промоделировать как можно больше возможных аналоговых вариантов, провести консультации со специалистами и общественностью и выбрать наиболее оптимальный вариант. Но, как следует из российской практики, в данном случае и возникает ситуация двойного стандарта:

  1. Либо использовать все несостыковки и слабые места в законодательстве и выбрать тот вариант, который принесет собственнику максимальную выгоду;
  2. Либо делать выбор с точки зрения оптимально возможного сочетания экологического, социального и экономического эффектов.

Общественная экологическая экспертиза (ОЭЭ) является одним из инструментов, с помощью которого не только реализуются вышеперечисленные принципы экологической политики, но и, если между заказчиками хозяйственной деятельности и инициаторами ОЭЭ не сформировалась конфликтная ситуация и ОЭЭ проводится на первых этапах проектного цикла, то данный инструмент способен существенно улучшить проект намечаемой деятельности, сделать более реальным возможность нахождения оптимального компромисса. Но чаще всего в российской практике ОЭЭ используется в качестве «протестного» инструмента в уже создавшейся конфликтной ситуации с намерением не допустить строительство экологически опасного объекта.

В отличие от государственной экологической экспертизы (ГЭЭ), ОЭЭ оценивает не столько формальное соблюдение норм экологического законодательства, сколько социально-экологическую эффективность проекта, общественную значимость и влияние намечаемой деятельности на здоровье населения. У ОЭЭ, не ограниченной единым регламентом ее проведения, больше возможностей для проведения комплексной оценки предложенных альтернатив намечаемой деятельности.

Однако, использование данного инструмента, как это не парадоксально, имеет ряд существенных законодательных ограничений:

  • Обязательная регистрация в органах местного самоуправления и получение «разрешения» на ее проведение (может потребовать существенного количества времени);
  • Необходимость уже в заявлении на регистрацию (то есть до получения материалов экспертизы) определить состав экспертной комиссии и сроки проведения ОЭЭ;
  • Нечеткая регламентация обязанности заказчика о необходимости и сроках предоставления документации на ОЭЭ (как правило, заказчик не имеет лишнего полного комплекта проектной документации и в лучшем случае приходится ждать предоставления материалов в течение недели);
  • Инициатором проведения ОЭЭ могут быть граждане, общественные организации и органы местного самоуправления (законодательство не предусматривает инициацию ОЭЭ самим заказчиком хозяйственной деятельности);
  • Право на проведение ОЭЭ есть только у зарегистрированных общественных организаций, в уставе которых данная деятельность прописана как основная;
  • Расходы по организации и проведению ОЭЭ должен оплачивать инициатор проведения ОЭЭ;
  • Обязательность проведения ОЭЭ либо до, либо одновременно с ГЭЭ;
  • Заключение общественной экспертизы не имеет прямой юридической силы. Даже в случае придания заключению ОЭЭ юридического статуса (3, ст. 25), лишь эксперты ОЭЭ получают дополнительную ответственность наравне с экспертами ГЭЭ, а статус заключения ОЭЭ остается неопределенным и в основном носит рекомендательный характер.

Выполнение вышеперечисленных ограничений оставляет слишком ограниченное время на само проведение экспертизы и в данном контексте сильно снижает возможности ОЭЭ по сравнению с ГЭЭ. Основные трудности возникают из-за несвоевременного информирования общественности о намечаемой деятельности. Как правило, общественность «случайно» узнает о намечаемой деятельности, а не в процессе запланированного информирования и общественного консультирования, ответственность за которые несут заказчик хозяйственной деятельности и органы местного самоуправления.

С появлением в 2000г. нового нормативного документа «Положение об оценке воздействия намечаемой хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду в Российской Федерации» (Положения об ОВОС), регламентирующего обязательное информирование общественности и учет общественного мнения в процедуре ОВОС, появился более эффективно работающий инструмент экологической политики.

При грамотно организованной процедуре ОВОС, включающей в себя предварительное информирование, обсуждение с общественностью ТЗ на ОВОС, выявление и учет общественных предпочтений, общественные консультации и слушания по материалам ОВОС появляется возможность существенно улучшить проектные решения в процессе разработки проекта, а не тогда, когда проект готов, оформлен и предоставлен на ГЭЭ.

Кроме этого, при грамотно организованной процедуре участия общественности выигрывают все участники процесса: власть, бизнес и общество, так как достигаются следующие цели:

  • местное информирование заинтересованных сторон о намечаемой деятельности и обеспечение возможностей для формирования чувства причастности к проекту;
  • обеспечение возможности представления точки зрения и ценностей тех, кто иначе не был бы представлен;
  • предоставление общественности возможности конструктивно влиять на проектные решения;
  • повышение общественного доверия к экспертам и лицам, принимающим решения;
  • предоставление организаторам намечаемой деятельности возможности максимизировать выгоды от осуществления деятельности и обеспечить, чтобы при экологической оценке не были упущены серьезные воздействия;
  • получение информации о местных условиях и традициях (с целью корректировки проекта или выработки дополнительных мер) до принятия решения;
  • обеспечение большей прозрачности и ответственности в принятии решений;
  • снижение конфликтности путем раннего выявления спорных вопросов.

Вполне вероятно, что в случае правильно организованной процедуры ОВОС у общественности будет достаточно информации о намечаемой деятельности и возможности влиять на принятие проектных решений, что позволит предотвратить возникновение конфликтной ситуации и исключить необходимость в проведении ОЭЭ.

 
ПОИСК ПО САЙТУ
© 2001-2017 ООО «ИнЭкА-консалтинг»
Контакты ИнЭкА:
+7 3843 720575
720579
720580
ineca@ineca.ru
создание сайтов