Эко-бюллетень ИнЭкААрхив№ 6-7 (101-102) > ЭКОЛОГИЯ И ЭКОНОМИКА

Экология экономически выгодна

На вопросы редакции газеты «Природно-ресурсные ведомости», являющиеся актуальными для современного состояния дела охраны окружающей среды в нашей стране, отвечает заместитель руководителя Департамента государственного контроля и перспективного развития в сфере природопользования и охраны окружающей среды по Центральному федеральному округу А. Г. ИШКОВ.
А. Г. ИШКОВ,
профессор, доктор химических наук, лауреат Государственной премии СССР


- Александр Гаврилович, при очередной реорганизации природоохранной службы появилось много предложений по структуре, функциям и т.д. Это естественно. Но почему, по Вашему мнению, за последние годы любая реорганизация приводит к «деградации» государственного регулирования в сфере охраны окружающей среды и плачевным результатам в виде показателей заболеваемости и смертности в России?

- Наиболее легкий и поверхностный ответ - по субъективным причинам. Конечно, это имеет место, но истинная причина, на мой взгляд, в другом. Во всех странах экологические государственные органы не являются только ограничительно-контрольными. Идеологи всех наших реформ всегда ссылаются на опыт стран с развитой рыночной экономикой. Было бы хорошо, если бы кто-нибудь из них прочитал функции Агентства по охране окружающей среды США или соответствующего министерства в Германии; Это, кстати, одни из самых многочисленных органов власти в этих странах, которые решают конкретные важнейшие для государства задачи. У нас, к сожалению, сложилось так, что система управления охраной окружающей среды превратилась в бюрократическую систему, зачастую мешающую нормальному развитию всех видов предпринимательства, в том числе и экологического предпринимательства, и при этом не завоевала себе поддержку общества. Причин этому много, и объективных, и субъективных. Посмотрите, во что сейчас превратилась система экологической экспертизы, нормирования и экологического контроля во многих регионах. Это просто хождение представителей предприятий (в основном средних и мелких) за различными бумагами в природоохранные управления. При этом, кроме выдачи этих разрешений, заключений и т.д., эти немногочисленные управления ничего делать больше и не могут. Нет природоохранных программ (т. к. нет финансовых ресурсов в виде экологических фондов), нет реальной системы контроля, т. к. нет современной лабораторной базы, а без этого контроль - просто фиктивные бумаги и откуп. Так называемый экологический аудит зачастую просто шантаж и вымогательство с помощью государственных органов. И, в общем, ни государству, ни народу (простите за пафос) это сейчас не нужно. И в то же время, наверно, большинство государственных деятелей, политиков и даже бизнесменов вам скажут, что без экологических аспектов, а во многих вопросах - даже экологических приоритетов, невозможно создавать цивилизованную страну, социально-ориентированное общество и современную экономику. Причем большинство вопросов в этой сфере у нас законодательно правильно прописано. И государственная экологическая экспертиза, и экологическое нормирование, и экологический контроль - абсолютно необходимые компоненты государственной системы управления. Но, к сожалению, утерян основной рычаг - экономический. Существующие платежи за загрязнение, штрафы никак не стимулируют природоохранную деятельность, а тем более развитие экологического бизнеса (без которого невозможно иметь эффективную систему охраны окружающей среды). В практическом плане абсолютно отсутствует система взыскания ущерба окружающей среде. В западных странах это один из самых действенных экономических механизмов.

- Так, может, сейчас и не надо нам в стране никакой государственной системы охраны окружающей среды? Есть ведь «мнение»: разбогатеем, и будем заниматься экологией. Или все-таки необходимо что-то делать, чтобы изменить сложившуюся ситуацию?

- Да, это действительно коренной вопрос. Во-первых, если сейчас не будем заниматься современными «экологичными» технологиями, будем там же, где оказались в сфере биотехнологии и электроники. Вы помните, это произошло потому, что генетика и кибернетика были признаны буржуазными лженауками. А ведь российские ученые были во многом основателями этих направлений, превратившихся сейчас в наиболее мощные отрасли экономики в мире. Основные, фундаментальные основы этих наук были определены российскими учеными. А практическое воплощение мы видим только в западных странах, в том числе и мощнейшую отрасль экологического бизнеса. И уже сейчас не только компьютеры и продукцию биотехнологии (от инсулина до сои) вынуждены покупать у них, но и продукцию экологической отрасли.

На мой взгляд, одна из основных причин всех бед экологической сферы у нас в стране - укоренившееся повсеместное мнение у лиц, принимающих решение, что экология - это затратная отрасль. Надо давать деньги из бюджетов, из прибыли предприятий на материально не ощутимые результаты. А недавно я прочитал даже высказывания «экологического начальника» одной из крупнейших компаний страны, что экологических мероприятий, экономически выгодных для предприятий, не бывает. Для конкретного предприятия, которое было спроектировано много лет назад и ничего не делало в этой сфере, это, возможно, и справедливо. А вот с государственной точки зрения берусь утверждать ответственно: почти все экологические мероприятия экономически выгодны. Могу доказать это с калькулятором в руках. Правда, это не простой счет, как: купил за рубль - продал за два. Более того, многие экономисты знают, что, например, в Германии свыше 20 % ВВП приносит именно экологический бизнес. И все это благодаря грамотно построенной системе управления в сфере охраны окружающей среды. И рычаги в основном те же - экспертиза, нормирование, контроль. Но главное, экономические механизмы в этой сфере только в комплексе, с которыми они и работают. Отдельно ни то, ни другое не будет эффективным.

- А что конкретно Вы бы сделали, если принимали бы решение по этим проблемам?

- Во первых, надо всю систему подстроить под несколько главных задач сегодняшнего дня. А задачи фактически поставлены Президентом России. Они конкретны - удвоение ВВП и обеспечение конкурентоспособности российской экономики. Как бы ни казалось на первый взгляд, что это не имеет отношения к экологическим проблемам, именно эти задачи определяют основные цели государственной системы охраны окружающей среды на данном этапе в России. Давайте посмотрим даже поверхностно, может ли наша экономика быть конкурентоспособной, если на единицу продукции тратит больше, чем во всех странах, энергии (в сопоставимых климатических зонах), коэффициент использования сырья - один из самых низких в мире. А это и есть напрямую экологическая проблема. Ведь, в значительной степени удельные затраты природных ресурсов на единицу продукции - это потери тепла, отсутствие вторичного использования отходов, отсутствие оборотных систем использования воды (из-за отсутствия очистных сооружений), «допотопные» технологии сжигания органического топлива, энергозатратное оборудование на всех стадиях производства, неиспользование возобновляемых источников энергии и т. д. и т. п. Может ли продукция «экологически грязных» предприятий конкурировать на мировых рынках? Кто знает европейские требования или требования ВТО, ответит однозначно - конечно, нет. Их вытеснят с рынка хорошо известными методами. Ни металл, ни бумага, ни химическая продукция и тем более автомобили и продукты нефтепереработки не попадут в широких масштабах на мировые рынки, если производящие их предприятия не будут соответствовать международным экологическим требованиям. В этом аспекте - масса проблем практически во всех областях нашей промышленности. Решить их - значит, во многом решить проблему конкурентоспособности российских товаров на рынках. В противном случае мы будем оставаться сырьевой страной.

- Ну а удвоение ВВП? Ведь экологические ограничения, по мнению тех, кто радовался фактической ликвидации государственной системы охраны окружающей среды, только мешают наращиванию производства?

- Если это наращивание путем быстрого снятия «вершков»» с нефтяных скважин, повальная вырубка леса, уничтожение «золотого» запаса рыбы за несколько лет и т. п., то, конечно, экологические ограничения мешают.

А если увеличение ВВП - это внедрение современных технологий и оборудования, альтернативные источники энергии, 70-80-процентное вторичное использование отходов, массовое производство приборов учета ресурсов и очистных устройств, вторичное использование воды, строительство очистных сооружений и т. д., то это как раз рабочие места, налоги и ВВП.

Экологический бизнес - мощнейший резерв развития экономики в целом. Увеличение ВВП при этом происходит за счет «интеллектуального бизнеса» Здесь используется научный потенциал, квалифицированные кадры и, конечно, охраняется здоровье нации. А это для экономики не менее важный фактор чем просто какой-то положительный финансовый баланс в каком-то конкретном году.

Поэтому, на мой взгляд, задачи государственной системы охраны окружающей среды на сегодняшний день очевидны:

  • обеспечить конкурентоспособность нашей промышленности по экологическим параметрам;
  • создать нормативно-правовые и экономически благоприятные условия для развития экологического бизнеса.

Исходя из этих задач и необходимо построить органы управления и контроля в сфере охраны окружающей среды. Тогда любой проект в ходе экологической экспертизы должен оцениваться не на формальное наличие бумаг и согласований, а на соответствие наилучшим технологиям, отвечать современным требованиям по ресурсосбережению и т. д. Нормирование выбросов и сбросов должно осуществляться в виде квот и лимитов по территориям, а не для каждой химчистки. Природопользователь должен будет декларировать свои выбросы и сбросы. А контроль (очень жесткий) и наказание должны осуществляться в отношении тех, кто «обманул». Распределение выбросов и сбросов по территории в пределах установленных лимитов (квот) должно осуществляться органами охраны окружающей среды совместно с органами исполнительной и муниципальной власти гласно и прозрачно. И тогда любое наращивание производства должно будет осуществляться параллельно с внедрением природоохранительных технологий и оборудования. А это и есть развитие экологического бизнеса. При этом плата за сверхнормативы должна быть в десятки раз больше, чем сейчас, чтобы снижение выбросов и сбросов было экономически выгодно.

Ничего в этом нового или оригинального нет. Все эти механизмы работают много лет в - США, Германии, Канаде, Японии и других развитых странах. Во многом благодаря этому и ВВП у них растет не только за счет большего количества проданных нефти или газа.

Платежи за негативное воздействие и экологический налог, которые должны быть закреплены в новых законах, могут быть «катализаторами» этого процесса. Если это станет просто очередной данью, собираемой с предприятий в бюджет, ничего из вышесказанного с нашей «экологической» отраслью положительного не произойдет. Экологический налог должен быть введен в отношении «нежелательной» на рынке продукции и должен стать мощным рычагом именно повышения конкурентоспособности российской продукции. Так во всем мире, и ничего здесь тоже оригинального нет.

- А как бы Вы сформулировали конкретные задачи на ближайшее время в сфере охраны окружающей среды?

- На самом деле это и есть ключевой вопрос. Государство и общество ставят приоритетные задачи, под них реформируется система управления. Давайте посмотрим, исходя из вышеуказанных направлений общеэкономического развития страны, что необходимо в первую очередь решить в «экологической» сфере.

На мой взгляд, это всего несколько конкретных задач.

Первая. Необходимо в ближайшие годы решить проблему загазованности городов от автотранспорта. Многие страны это проходили и в значительной степени ее решили. И решать ее надо именно в контексте повышения конкурентоспособности нашей промышленности и увеличения ВВП. Все новые автомобили должны оснащаться современными нейтрализаторами, необходимо резко уменьшить удельное потребление топлива, а это новая отрасль по производству нейтрализаторов, конкурентоспособность мотора и автомобиля в целом. Необходимо повысить экологические характеристики бензина и дизельного топлива до международных требований. Необходимо активно переходить на природный газ. Парадоксально, что Россия - самая «газовая страна» имеет автомобилей, использующих в качестве топлива газ, относительно меньше многих «негазовых» стран. Необходимо уже сейчас разрабатывать автомобили на водороде и других возобновляемых источниках. На последнем автосалоне в Японии не было ни одной новой модели автомобиля на бензине или дизтопливе, только гибридные или на водороде. Общеизвестно, что президент США лично выделил 1,5 млрд. долларов на разработку водородного двигателя.

Мы опять можем остаться за бортом технического прогресса в этой сфере и будем покупать все у «них».

Итак, первая задача - законодательно, нормативно, экономическими методами, фискально и т. д. система управления в сфере охраны окружающей среды должна в ближайшие годы обеспечить «экологизацию» автотранспорта. Кроме всех экономических выгод, это, конечно, спасет здоровье и жизнь сотням тысяч россиян.

Вторая задача. Необходимо цивилизованно решить проблему утилизации бытовых и промышленных отходов. Опять же очевидный парадокс: во всех развитых странах это прибыльная отрасль, дающая сотни тысяч рабочих мест, налоги и ВВП. У нас же только затраты бюджетов, захламление огромных территорий и т. д. Можете себе представить, что площадь только санкционированных свалок - более 2 тыс. кв. км и ежегодно на них вывозится более 30 млн. тонн бытовых и 120 млн. тонн промышленных отходов. Соответственно еще 3-4 тыс. кв. км земель вокруг свалок и полигонов выведены из нормального оборота. При этом большинство этих земель - вокруг больших городов и имеют соответствующую цену.

Мы недавно сделали расчет, что если 50% бумаги, попадающей на свалки, использовать вторично, то в Центральном федеральном округе можно произвести из нее востребованной продукции на 6-8 млрд. рублей. А если пластик, шины, аккумуляторы, стекло и т. д. - это еще около 10 млрд, рублей. Это ли не реальный ВВП? При этом для создания отрасли вторичного использования отходов фактически не требуется бюджетных затрат. Необходимо только принятие одного закона и нескольких нормативных документов. И, конечно, в этом случае необходима работа системы экологического контроля.

Итак, вторая задача экологической службы - создать законодательные и экономические условия для развития отрасли вторичного использования всех видов отходов и обеспечить ее функционирование контрольными мероприятиями.

Решая в этом случае экономические задачи по повышению конкурентоспособности (за счет повышения коэффициента использования сырьевых ресурсов и уменьшения количества отходов) и удвоению ВВП, мы одновременно защитим земельные ресурсы, подземные воды и здоровье россиян. Ведь ежегодное «возгорание» нескольких тысяч свалок с отходами и загрязнение подземных вод токсичными веществами - это «химическая атака» для сотен тысяч людей.

Третья задача. Чистая вода становится все более дефицитной, становится товаром. Большинство наших рек и водоемов в ужасном состоянии. Например, на территории Центрального федерального округа только 4% сточных вод очищается до нормативных показателей. Значит, постоянно нарастает загрязнение воды со всеми вытекающими отсюда экономическими и социальными последствиями. Поэтому необходимо принять новые реальные нормативы по качеству сточных вод на данном этапе. Очищать сточные воды для сброса во все водоемы до содержания нефтепродуктов 0,05 мг/литр и экономически, и экологически на данном этапе бессмысленно. Это касается и еще двух-трех показателей. Но после принятия реальных показателей необходимо включить всю мощь экологического контроля для стимулирования «строительного бума» в сфере строительства и реконструкции очистных сооружений. Найдутся здесь и инвестиции, а механизмы их привлечения общеизвестны. Это и концессии, и передача в управление, и т. д. Например, только в Московской области необходимо построить или реконструировать около 800 очистных сооружений. С одной стороны, это хороший бизнес (не сырьевой, а технологический), с другой стороны, реки Московской области станут привлекательнее во всех отношениях. В неменьшей степени это касается большинства регионов России. Одновременно мы решим проблему водоснабжения. Ведь сейчас более 60 % россиян вынуждены потреблять воду, не соответствующую стандартам. Современные очистные сооружения позволят использовать значительную часть воды повторно в промышленном производстве, что повысит их экономическую эффективность.

На мой взгляд, если сосредоточить все усилия экологов на решении этих трех задач, можно, преодолеть все «беды» с системой охраны окружающей среды.

Во-первых, экологи не будут рассматриваться как досадная необходимость, мешающая экономике в достижении «богатого» будущего.

Во-вторых, можно реально спросить за результат с руководителей в рублях, тоннах и т. д.

В-третьих, не процесс получения согласований и разрешений, а потом проверки их наличия, а опять же конечный результат станет целью деятельности государственных органов в этой сфере.

Можно вообще пойти по опыту многих стран. Конкретному органу в том или ином регионе ставится приоритетная для этого региона экологическая задача на 3-5 лет. Принимай нормативные документы (или вноси их проекты), контролируй, создавай экономические механизмы, привлекай инвесторов и т. п., но реши эту проблему. Конечно, при этом необходимо дать и свободу для инициативы. Условие должно быть только одно: никаких дополнительных денег из бюджета не просить. Сможешь решить - и орган нужен, и руководитель эффективен, не сможешь - другие пусть делают. Ничего здесь нового нет, менеджер в бизнесе ведь работает именно так. Тогда и руководители будут только по принципу способности решать проблемы, а не как сейчас. А говорильней, концепциями, очередями за формальными согласованиями и разрешениями (соответственно не безвозмездно) авторитет сейчас экологическая служба себе не вернет ни у общества, ни у политиков, ни у бизнеса.

Суть всех противоречий между бизнесом и экологией фактически сводится к вопросу личного порядка каждого человека - что первично: быть богатым и здоровым или здоровым и богатым? Хочется и того и другого, но, к сожалению, это бывает не часто и надо балансировать. Лично все-таки человек в большинстве случаев ставит для себя здоровье на первое место. Но если он руководитель предприятия, то уже делает наоборот. Мнение о том, что экология - это удел богатых стран, к сожалению, явно или неявно укоренилось во многих головах. И задача экологов - доказать обратное, что богатеет страна только в случае заботы о здоровье своих граждан (подчеркиваю: о здоровье, а не о лечении больных, что очень важно, но не главное). При этом именно богатеет и экономически, разумно используя природные ресурсы, развивая экологический бизнес, сохраняя природу страны и т. д.

Я считаю, что все равно в нашей стране экологические приоритеты придут и в экономику, и в государственное управление, а задача экологов - своей компетентной деятельностью максимально приблизить это время. Другого пути у современной цивилизации просто нет.

«Природно-ресурсные ведомости»,
№ 21-22 (230-231) май 2004
 
ПОИСК ПО САЙТУ
© 2001-2017 ООО «ИнЭкА-консалтинг»
Контакты ИнЭкА:
+7 3843 720575
720579
720580
ineca@ineca.ru
создание сайтов