Эко-бюллетень ИнЭкААрхив№ 8-9 (103-104) > ОБЩЕСТВЕННОЕ УЧАСТИЕ

Дух земли

В хакасском языке звук «ч» произносится с приближением к «щ», в чем могли убедиться участники и гости II Международного эколого-этнического фестиваля театров «Чир Чайаан», что означает Дух Земли. Зрелищное мероприятие, в котором приняли участие 14 театральных коллективов, из них - пять иностранных, это не считая гостей, прошло в Хакасии.
Марина АЛЕХИНА

Год назад с инициативой проведения фестиваля выступили директор Национального фонда «Страна Заповедная» Ирина Санникова и директор Хакасского национального театра кукол «Сказка» Светлана Окольникова. Их поддержали в правительстве республики, государственные организации, связанные с природоохранной деятельностью, и даже коммерческие структуры. Направление - эколого-этническое, с одной стороны упрощало задачу постановщикам спектаклей, с другой - усложняло: что конкретно хотят видеть? Первый опыт был удачным, даже очень. Поэтому в конце фестиваля участники и выступили с обращением, в котором просили содействия в проведении такого фестиваля ежегодно.

И вот вновь ударили шаманы в бубны, обращаясь к духам и прося их покровительства. На открытие «Чир Чайаана» приехал полномочный представитель Президента России в Сибирском федеральном округе Леонид Драчевский, не скрывающий своей симпатии к театру «Сказка» и фестивалю.

В этом мире живое все: вода, огонь, ветер - убежден главный герой фильма «Дерсу Узала». Идея гармонии человека с природой - лейтмотив всего действа праздника, чья программа насыщенна и напряженна. Действия идут на трех сценических площадках Абакана: в самой «Сказке», драматическом театре и городском центре культуры «Победа».

В день открытия фестиваля состоялась презентация чешско-французско-сибирского проекта «ECHOES» («Отголоски»), идея которого зародилась год назад в Туве, когда там проводился международный фестиваль народной музыки «Усту Хурее». На него приехали иностранцы, в числе которых были чешка Михаэла Мелеховска и француз Лоран Покот. Ребята познакомились с дочерьми Максима Мунзука - актера, исполняющего роль Дерсу Узала. Заслуженная артистка Республики Тува Галина Мунзук показала им семейный архив. Михаэла и Лоран пообещали помочь пополнить его новыми сведениями: Максим Мунзук был во Франции, Чехословакии и других странах мира.

- Мне было интересно наблюдать за Лораном: во Франции дорожат своей культурой, и только единицы серьезно интересуются другой. Лоран - промышленный дизайнер, но он изучает древнее искусство тувинского народа, учась горловому пению, - делится Михаэла. - И в Чехии, и во Франции очень большие проблемы с экологией, леса сильно загрязнены. В фильме «Дерсу Узала» показан человек, понимающий язык огня, разговаривающий с животными. Вот таким - почитающим природу - должен быть каждый из нас. Я собирала сведения о фильме, о героях у себя на родине, Лоран - во Франции. Круг общения постоянно расширялся. Так возникла идея объединения всех людей, причастных и болеющих за сохранение природы. Сюда мы привезли собранные материалы. Думаю, их количество будет увеличиваться.

На показ фильма «Дерсу Узала» и презентацию международного проекта «Отголоски» (название символично: организаторы идут тропой, проложенной Дерсу Узала) приехали не только актриса тувинского музыкально-драматического театра им. Виктора Кок-оола Галина Мунзук, но и ее старшая сестра - руководитель общественно-благотворительного фонда «Дерсу Узала» имени Максима Мунзука, заслуженный работник культуры Республики Тува Светлана Мунзук. Фонд создан только в феврале и будет оказывать социальную помощь работникам культуры и искусства, поддерживать ветеранов сцены.

Фильм «Дерсу Узала» снял японский режиссер Акира Куросава. Прочитав книги исследователя уссурийской тайги В. Арсеньева, он решил снять по ним фильм. Но мечта воплотилась только через 20 лет. Скоро самому кинофильму будет уже 30. Но с каждым годом к нему все чаще обращаются народы многих стран. Как признают зрители, говорящие на разных языках, этот фильм для них - «глоток свежего воздуха». Возможность сохранить себя под мощным натиском техногенного развития в этом бушующем мире. И кинофестиваль Азиатско-Тихоокеанского региона, который также год назад был рожден во Владивостоке, начал свою работу с показа этого фильма.

Все-таки кукольники - и те, кто создает, и те, кто играет, да и просто причастен к этому виду искусства, - люди не от мира сего. Вот Мустафа Мутлу, актер государственного театра города Анкара (Турция), заставлял всех продемонстрировать свои голосовые связки. И наглядно показывал, как это делает он: в течение минуты голос менял раз семь - мгновенно, виртуозно. То грубый бас, то детский альт… Глаза горят: «Что?» Да здорово! Мустафа демонстрировал театр теней, который в XVIII веке был самым распространенным народным развлечением в Турции. Традиционно это был театр одного актера, который приводил в действие фигуры, одновременно озвучивал их, изображая разнообразные голоса. Мустафа Мутлу - актер этого исчезающего вида искусств, делится:

- Я не чувствую себя здесь чужим, хотя в Хакасии впервые. А все потому, что сильны культурные связи. У нас ведь очень много общего.

Параллельно фестивальной программе проходит эколого-туристическая. Гостей и участников «Чир Чайаана» познакомили с достопримечательностями Хакасии: уникальными природными ландшафтами, историческими памятниками. Среди них - Салбыкский курган. Безжалостных комаров Мустафа не заметил.

- Я закрыл глаза и вдруг почувствовал, что нахожусь во временном туннеле. Словно увидел людей, живших здесь много веков назад, звезды, небо, я как будто бы дышал тем воздухом… Что, собственно, изменилось? Только время.

То, что у собравшихся на земле Хакасии людей из разных городов и стран много общего, подтвердили выступления иностранных гостей. Несмотря на языковой барьер, зрителям было все понятно: искусство кукольников - международное.

Доброта не имеет возраста. Поэтому актриса Эстонского государственного театра кукол Хелле Лаас спокойно говорит о том, что ей 62 года:

- Когда мне исполнилось 40 лет, я давала интервью на телевидении. Умная, рассудительная, по всем вопросам имела свою точку зрения. В 50 лет я больше вспоминала. А когда было 60, по телевизору меня показывали спокойной и веселой. Мне не хочется быть лучше, чем я есть. Воспринимайте и любите меня такую.

Приезд на фестиваль «Чир Чайаан» для меня самой неожиданность. Девять лет назад познакомилась с Ибрагимовым. Он тогда еще был студентом. Когда раздался телефонный звонок из Хакасии с приглашением, у меня был шок. Меня помнят?! Как я поеду в такую даль, в какую-то Сибирь? И с каким спектаклем? Надо же особый, фестивальный. Евгений дал мне время подумать.

Мои подруги сказали: «Дура будешь, если не поедешь». А главный режиссер театра кукол «Сказка» Евгений Ибрагимов не звонит… Думаю, ну все, передумал. Конечно, я же старая, талии у меня нет. Очень была рада, когда он мне позвонил.

Ехала в Сибирь, думала, холод. А тут не успевала пот со лба вытирать.

Сегодня побывала в Казановке. Какие горы, какая сокрытая веками тайна… Мудрость веков и первобытность… Потрясающе. И такой простор степей, прямо как море. Я очень счастлива.

Спектакль «Aprontheatre» («Театр-передник») - своеобразная игра с маленькими мягкими куклами. Это забавное действие и урок, который преподала зрителям эстонская актриса. Хелле призналась, что больше всего боялась языкового барьера - некоторые русские слова забыла, да еще акцент. Но через несколько минут общения дети и взрослые, как слаженный оркестр, входили в игру, ведомую Хелле.

- Я кидаю мячик, мы поем на эстонском языке: «Катись, катись...» Когда мелодия обрывается, тот, у кого мячик, должен принести и положить мне его в передник.

Хелле говорила «спасибо», а вот слово «пожалуйста» ей пришлось учить. Взрослые призадумались, когда Хелле стала спрашивать малышню, какими словами их ругают родители. Здесь заминок и пауз не было. А какими хвалят, ласкают? Н-да…

В большом кармане передника Хелле живет большая дружная семья зверей и птиц, которые, хоть и с прибалтийским акцентом, но легко общались с ребятней.

- У вас хорошие дети, - делилась после представления Хелле. - Они доверяют старой бабушке, интуитивно чувствуя, что их здесь не обидят. А вообще дети стали нервные, дерганные, высокомерные. Они не читают добрых сказок, и им не читают. С малолетства приучают к поклонению золотому тельцу. А душа?

- Вы своим детям и внукам рассказываете сказки?

- Я старая дева. Кстати, живой пример, что старые девы не все злые, есть и добрые. 36 лет работаю с куклами. Своей судьбой и жизнью довольна. Теперь вот побывала в Хакасии. Столько впечатлений… Я уже думала, что никогда не выеду так далеко, а тут такой подарок…

У вас хорошая труппа, точнее - семья, потому что работать с куклами - это очень большой труд. Это чувство локтя. Актерам нужно переплестись корнями, чтобы показать зрителям живую куклу. У вас это есть. Актеры гибкие, разноплановые, талантливые. Вижу целостность - при таком коллективе неординарный главный режиссер Евгений Ибрагимов и очень сильный директор Светлана Окольникова. Я-то знаю, каково работать с артистами, проводить такие фестивали. А тут такая забота, внимание, отзывчивость. Уровень подготовки очень высокий.

- Мохамед Салех - талант, - убежден главный режиссер Хакасского национального театра кукол «Сказка» Евгений Ибрагимов.

Гений стоял чуть в стороне. Курил и глядел куда-то вдаль. Смотрелся при этом пианист Каирского симфонического оркестра своим парнем. По-моему, самому Евгению Николаевичу доставляет удовольствие представлять своего друга-египтянина и при этом наблюдать, как меняется выражение лица у собеседников, которые слышат свободную русскую речь.

- У вас, наверное, российские корни?

- Да нет же, родился я в Каире, родители - арабы. Язык выучил, когда учился в Ленинградской государственной консерватории имени Римского-Корсакова. Попал к замечательному профессору Василию Алексеевичу Калмыкову. Скажу честно: нигде, кроме Советского Союза, со мной бы так не возились.

Специально музыке я не учился. Лет с шести подбирал по слуху понравившиеся музыкальные произведения. После школы в Каире поступил в университет, собирался быть инженером-механиком. Играл пьесы великих музыкантов, естественно, не по нотам, воспроизводил, как слышал.

В 1990 году в Каире в рамках дружбы между двумя государствами набирали студентов в советские высшие учебные заведения. Так я попал в Ленинград, на подготовительный курс консерватории. До сих пор не забуду выражение ужаса у одной из преподавательниц, когда я демонстрировал свое умение. В глазах ее был большой вопрос: «Что я с ним буду делать?».

Василий Алексеевич нередко приходил в общежитие, проверял студентов, как они занимаются. В один свой приход он предупредил меня, что завтра начнем заниматься.

- Что вам сыграть? - поинтересовался я.

- Как, вы умеете играть? - спросил профессор.

Я учился среди тех, кто окончил музыкальную школу, затем - училище, играл серьезные классические произведения. Я же начал с азов - изучения нот. Через год после подготовительного курса был зачислен в консерваторию, а в конце второго курса экзамены ходил сдавать не с иностранной группой, а с русскими студентами. Потом познакомился с композитором Дмитрием Толстым, сыном писателя Алексея Толстого, исполнял его произведения в Государственном Эрмитаже. Благодарен своим профессорам по классу фортепиано Василию Алексеевичу Калмыкову и по классу композиции Александру Дириниковичу Мнацаканяну.

А насчет произношения русского языка… Главное - это не акцент, а интонация. В русском языке одно слово можно произнести по-разному: с вопросом или побуждением. Нужно уловить интонацию, эту энергию, через которую можно познать человека. Кстати, музыка - это тоже интонация. Только здесь интонация играет роль начинки внутри музыки.

- Как сложилась ваша жизнь после окончания консерватории?

- Продолжение обучения в США, в университете штата Коннектикут. С одной стороны, был ассистентом профессора, с другой - сам обучал студентов.

Скучал по Ленинграду, теперь он называется Санкт-Петербургом. Это не город в прямом понимании, это состояние души. В 1998 году приехал, так сказать, в гости. Зашел в общежитие театрального института, встретил друзей, в том числе Евгения Ибрагимова. На третий день совместного общения с ними я вдруг как проснулся: «А что я делаю в Америке?». Мне там было очень тоскливо. Это не мое. Я вернулся, забрал вещи и приехал в Каир. Что делать, где работать? Это ведь не просто - попасть в симфонический оркестр. Три месяца проработал переводчиком на Белорусском металлургическом заводе, у которого была совместная работа с Египтом. С учетом знания языков и моего неоконченного инженерного образования дело пошло неплохо.

Второй раз мою жизнь перевернул Ролан Антонович Быков, приехавший в Египет как председатель жюри детского кинофестиваля в Каире. Он мне сказал: «Брось ты эту фигню, которой занимаешься. Переводы будут всегда, а музыку ты потеряешь». Я дал несколько концертов, потом меня пригласили в Каирский симфонический оркестр.

Фортепианная музыка с берегов Нила необычна для слушателей Хакасии.

Я исполнил египетскую серьезную музыку, написанную в западно-европейских традициях наших композиторов, это: Гамал Абдель Рехим, Ауатеф Абдель Керим, Рагех Дауд, Мона Гонейм, Халед Шокри.

Благодарен слушателям - от зала шла очень доброжелательная энергия.

В Хакасии Мохамед Салех дал два концерта. Первый не был заявлен как фестивальный, но в рамках «Чир Чайаана» гость из Египта приехал в Верх-Аскиз (село, которое очень любит директор театра «Сказка» Светлана Окольникова), где в местном Доме культуры сыграл несколько произведений. Таким образом и верхаскизцы были приобщены к серьезному искусству и фестивалю. Большая часть зрителей - дети, которые впервые слышали фортепианную музыку в непосредственном исполнении.

- Мохамед Салех хорошо говорит по-русски, так что можете его спрашивать обо всем, - представил гостя Евгений Ибрагимов. - Мохамед, скажи что-нибудь по-русски.

- Изенер, - сказал по-хакасски и поклонился Мохамед залу, чем сразу покорил слушателей.

Понравилось, как в конце своего выступления Мохамед спел без аккомпанемента песню о любви на арабском языке. Честное слово, здорово.

- Астрономы утверждают, что есть формула счастья, - делился впечатлениями Мохамед. - Для каждого человека есть такое место на Земле, где он будет чувствовать себя счастливым. Его могут найти астрономы с учетом года, времени, места рождения человека. Но это чувствуется и на интуитивном уровне. Мне очень хорошо в Хакасии - благородной земле, где много добрых и талантливых людей.

После всех выступлений на подмостках театров, участники и гости отправились в эколого-экскурсионную поездку по Саяно-Шушенскому водохранилищу. Более десяти часов плыли на катерах, знакомясь с красивейшими природными местами Сибири. Специалисты двух заповедников «Хакасского» и «Саяно-Шушенского» проводили семинары, встречи, конференции.

Иностранцы после всего увиденного и услышанного говорили одно слово: «Колоссально», правда, с разными акцентами.

«Чир Чайаан» - Дух Земли, бдительно следящий за проведением фестиваля, по его закрытию отправился на покой. До следующего года.

 
ПОИСК ПО САЙТУ
© 2001-2017 ООО «ИнЭкА-консалтинг»
Контакты ИнЭкА:
+7 3843 720575
720579
720580
ineca@ineca.ru
создание сайтов