Эко-бюллетень ИнЭкААрхив№ 3 (122) > МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО

КИОТСКИЙ ПРОТОКОЛ В КУЗБАССЕ: ПОРА ДЕЙСТВОВАТЬ

Через два дня после того, как в Правительстве РФ было принято постановление о порядке утверждения и проверки проектов, осуществляемых в рамках Киотского протокола, в администрации Кемеровской области состоялся семинар-совещание «Международный опыт реализации проектов в рамках Киотского протокола».
Немного предыстории: суть Киотского протокола
Киотский протокол принят и подписан 159-ю странами в японском городе Киото 11 декабря 1997 года во исполнение целей рамочной конвенции ООН об изменении климата. В приложении к Киотскому протоколу приводились данные по объемам выбросов диоксида углерода на 1990 год: США - 36,1%, Россия - 17,4%, Япония - 8,5%, Германия - 7,4%, Соединенное Королевство (Великобритания) - 4,3%, Канада - 3,3%, Италия - 3,1%, остальные страны - по 1% или менее.
Так как суммарная процентная доля России и США составляла на тот момент 53,5%, то вступление протокола в силу определялось лишь его ратификацией этими двумя государствами. При этом для России обязательство по ограничению выбросов (в процентах от базового года) составляло 100%. То есть Россия не должна была ничего уменьшать в части выбросов парниковых газов - в отличие от США, где эта норма составляла 93%, что требовало 7-процентного сокращения объема выбросов парниковых газов. Тем самым Россия может быть отнесена к странам-донорам квот на выбросы парниковых газов. Россия ратифицировала Киотский протокол 22 октября 2004 года, а 16 февраля 2005 года он вступил в силу.
(«Коммерсантъ» от 29.05.2007)

Сразу нужно сказать, что семинар в АКО состоялся бы и вне зависимости от подписи Фрадкова на документе, выхода которого ждали два года с момента вступления в силу Киотского протокола. Просто Кузбасс входит в то немногое число субъектов РФ, которые не стали дожидаться, пока механизмы реализации Киотского протокола будут разработаны на федеральном уровне: слишком остро для нашего региона стоит проблема дегазации и утилизации шахтного метана, тем более в условиях увеличения темпов и объемов добычи угля. Проекты по дегазации и утилизации требуют серьезных инвестиций, а при эффективном использовании условий Киотского протокола они могут быть вполне рентабельными, обеспечив при этом и снижение выбросов в атмосферу, и безопасность шахтерского труда. По словам депутата Госдумы Александра Ивановича ФОКИНА, внутренний рынок квотирования по Киотскому протоколу по предварительным оценкам специалистов составляет порядка 10 миллиардов долларов. Общий же рынок торговли парниковыми газами в 2006-м году составил около 21,5 миллиарда долларов. И совещание в администрации области собрали именно для того, чтобы обсудить: что кузбасским угледобывающим предприятиям необходимо сделать для реализации положений Киотского протокола и решений выездного заседания комитета по экологии Госдумы, которое прошло 5 апреля в Кемерове (см. выдержку из решений на стр. 4). Шахтам, в первую очередь нуждающимся в дегазации, нужно торопиться: с подачей проектной документации надо определиться уже до конца этого года, а на ее подготовку требуется не один месяц.

ПОЧЕМУ ЭТО ВЫГОДНО ЗАПАДУ И МОЖЕТ БЫТЬ ВЫГОДНО НАМ?

Почему Западу выгодно покупать ЕСВ в Восточной Европе вообще и в России в частности?

Из-за спада промышленности выбросы парниковых газов в России и СНГ уменьшились по сравнению с базовым для Киотского протокола уровнем 1990 года. Только переориентация нашего военно-промышленного комплекса принесла снижение выбросов на 650 млн. тонн в год. По официальным данным, выбросы парниковых газов в России в 1990-м составляли 3,048 млрд. тонн СО2 эквивалента, а нынешний фактический показатель равен 2 млрд. тонн. На Западе же за это время уровень выбросов увеличился. Так образовалось два блока стран: те, кто обязан сократить свои выбросы, и те, кто может продавать единицы сокращения выбросов (ЕСВ). Покупатели ЕСВ - это Западная Европа, продавцы - Восточная Европа. Почему покупателям это выгодно? В Европе с 2008-го года штрафы за превышение выбросов парниковых газов в атмосферу составят порядка 100 евро за тонну. А ЕСВ стоит 4-10 евро за тонну (в Европе средняя цена выше). Следовательно, выгоднее покупать ЕСВ, чем платить штрафы. И к возможностям этого рынка важно присоединяться именно сейчас, пока среди продавцов невелика конкуренция и больше возможностей выхода на прямых покупателей, а не на перекупщиков. Да, в оценках возможной финансовой результативности многое неоднозначно, но есть и первые успешные примеры. Так, Донецкий металлургический завод первым среди металлургических предприятий Украины продал ЕСВ за три миллиона евро, в среднем цена составила 4,6 евро за тонну. В качестве позитивного примера называют и украинскую же шахту им. Засядько, которая в начале сентября прошлого года продала квоты на выбросы парникового газа Австрии и Японии, выручив за это 2, 5 млн. евро. Кстати, для такой державы как Россия это должно быть обидно, но по прогнозам Мирового банка получение Украиной средств от продажи квот на выброс парниковых газов в рамках Киотского протокола превышает внутрироссийский рынок квотирования и составляет 15-17 миллиардов долларов.

Как бы там ни было, сейчас внимание перспективных европейских покупателей ЕСВ, заинтересованных в российском рынке продажи, обращается именно к Кузбассу. Ежегодно из недр нашего региона выделяется около 2 млрд. кубометров газа метана. Всего же, по оценкам российских ученых, в Кузнецком угольном бассейне сосредоточено порядка 13 триллионов кубометров извлекаемого из угольных пластов метана, а по России в целом - 15 триллионов кубометров (это 45 % мировых запасов угольного метана).

В работе семинара участвовали и представители одного из возможных иностранных инвесторов - RWE Group - это концерн, который занимается и добычей угля (100 млн. тонн в год только в Германии), и продажей угля, газа, нефти. RWE Group первый по значимости среди производителей электроэнергии в Германии и второй - в Великобритании. Сотрудники концерна представили на семинаре пример комплексного технического решения по дегазации и утилизации метана под девизом «Метан: от проблемы в горнодобывающей промышленности к источнику тепла». Также они подтвердили готовность концерна участвовать на всех стадиях разработки подобных проектов в Кузбассе, начиная от соглашения о намерениях, оценки потенциала шахтного газа, помощи при планировании подземной дегазации, подбора технологии утилизации метана, поставки оборудования и заканчивая покупкой сертификатов на ЕСВ. Внутренний бюджет концерна по Киотскому протоколу сейчас составляет 150 млн. евро, но, если все эти деньги будут вложены и фонд будет исчерпан, руководители концерна готовы выделить дополнительные деньги.

В чем главная сложность? Споры вызвала возможность буквального заимствования зарубежных технологий с получением того же самого экономического эффекта. Потому что газоотдача наших угольных пластов в целом ниже, что затрудняет и делает более дорогой переработку метана в электричество. Рассчитывать же на получение компенсаций мы можем только в случае переработки отведенного газа. Без компенсаций же расходы на дегазацию окупаются очень долго. А в качестве затрат исключительно на промбезопасность они бесспорно выгодны только в сравнении с необходимостью восстанавливать шахты после аварии. Даже если рентабельность под вопросом, дополнительные издержки на дегазацию все равно необходимы. Об этом говорил в своем выступлении Михаил Кимович ДУРНИН, зам. начальника отдела технического обеспечения и оперативной работы «Южкузбассугля». Он же озвучил и мнение, которое разделяется рядом российских ученых (см. стр. 7) о том, что научная база основ Киотского договора не выдерживает никакой критики, это просто механизм для перекачивания средств.

Как бы там ни было, протокол Россией ратифицирован, и рассуждать на эту тему поздно: регионы поставлены перед необходимостью интегрироваться в ход выполнения условий Киотского протокола. Тем более после того, как порядок утверждения и проверки проектов подписан в правительстве. И к Кузбассу в этом отношении спрос особый - с нашим высоким уровнем запасов угольного метана и низким уровнем дегазации шахт.

Как отметил на совещании Владимир Анатольевич КОВАЛЕВ, заместитель губернатора области по природным ресурсам и экологии, выбираем между тем, будут ли сейчас платить нам или мы потом будем платить сами - штрафные санкции за превышение выбросов.

ТЕСТ-ДРАЙВ ДЛЯ ПЕРЕДОВИКОВ

Как уже было сказано, Кузбасс даже в условиях законодательного вакуума наработал немалый опыт в вопросах присоединения к условиям Киотского протокола. Так, Олег Владимирович Тайлаков, доктор технических наук, директор АНО «Углеметан» рассказал на семинаре-совещании, что уже не первый год ведется работа над проектами утилизации метана, в том числе в рамках международного сотрудничества.

В прошлом году специалисты АНО «Углеметан» разработали проектно-техническую документацию для ЗАО «Северсталь-Ресурс», и в рамках этого проекта модернизация дегазационной системы будет проведена на шахтах ОАО «Воркутауголь», причем проект предполагает и выработку собственной электроэнергии, и продажу сертификатов. А в рамках другого проекта - Программы Развития ООН «Россия - устранение барьеров к извлечению и утилизации шахтного метана» - предполагается в уже скором времени запустить на одной из кузбасских шахт котельную, работающую на метане.

Сколько всего пилотных проектов в рамках Киотского протокола будет в Кузбассе? Говорить об этом пока рано. Понятно, что первопроходцами станут крупнейшие шахты Кемеровской области, и если их опыт будет удачным, его начнут перенимать другие. Можно предположить, что списочные данные будут конкретизированы уже в недалеком будущем. Что уже известно наверняка? Объявлено о подписании соглашения между администрацией Кемеровской области и Сибирской угольной энергетической компанией, которое включает в том числе и реализацию проекта «Предварительная дегазация угольных пластов на шахте им. Кирова» - с переработкой метана в электроэнергию и сокращением выбросов метана до 11 млн. кубометров ежегодно, а значит, и с возможностью торговать квотами Киотского протокола.

Известно, что холдинг «Сибуглемет» взял на себя обязательство вложить 100 млн. руб. в дегазацию шахты «Полосухинская», и на ней также предполагается опробовать использование механизмов Киотского протокола в части компенсации расходов на дегазацию и последующую утилизацию метана.

Во всех звучавших на семинаре-совещании выступлениях подчеркивалось, что пилотных объектов по определению не может быть много. Тем не менее, Владимир Анатольевич КОВАЛЕВ, заместитель губернатора области по природным ресурсам и экологии, подытоживая работу семинара, сказал, что уже буквально через месяц предприятия должны будут доложить о проделанной работе и предложениях, подготовленных в рамках темы обсуждения.

А о том, что сроки поджимают, Владимир Анатольевич высказался так: «Сегодня мы делаем то, что надо было сделать еще вчера».

 
ПОИСК ПО САЙТУ
© 2001-2017 ООО «ИнЭкА-консалтинг»
Контакты ИнЭкА:
+7 3843 720575
720579
720580
ineca@ineca.ru
создание сайтов