Эко-бюллетень ИнЭкААрхив№ 4 (123) > МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО

Киотский протокол: экономическая эффективность под вопросом?

Во время своего августовского визита в Кузбасс первый вице-премьер Сергей Борисович ИВАНОВ сообщил о разработке федеральной программы, регламентирующей вопросы промышленной безопасности и охраны труда в угольной отрасли. Но если эта программа станет директивным стимулом для внедрения проектов по дегазации шахт, то проекты совместного осуществления (ПСО) в рамках реализации Киотского протокола могут стать стимулом финансовым. Этот вопрос обсуждался на международном семинаре, который 17 июля прошел в Администрации Кемеровской области (АКО).

Семинар «Реализация проектов извлечения и утилизации шахтного метана в Кузбассе в рамках Киотского протокола» проводился при поддержке АКО, Программы развития ООН, Русского углеродного фонда (RCF), Института угля и углехимии СО РАН, Международного центра исследований угля и метана «Углеметан».

О разработке проектно-технической документации и порядке регистрации проектов совместного осуществления собравшимся рассказал Олег Борисович ПЛУЖНИКОВ, начальник отдела экономики охраны природной среды Министерства экономики развития и торговли: «Целью проектов совместного осуществления (ПСО) является снижение выбросов парниковых газов, связанное со снижением энергопотребления или переходом на экологически более чистые виды топлива. Есть два механизма, реализация которых позволит России получать прибыль с выполнения положений Киотского протокола - торговля единицами сокращенных выбросов и ПСО. Но если Киотский протокол для многих задействованных в ПСО структур это пряник, который позволяет привлекать инвестиции, для чиновников из Минэкомразвития и МПР это в первую очередь обязательство России обеспечить установленный Киотским протоколом уровень выброса парниковых газов. Количественные показатели РФ соблюдает. Сомнения касались того, сможет ли Россия реализовать положения Киотского протокола, связанные с институциональными обязательствами - созданием национальной системы для оценки выбросов, реестра их установленного количества, кадастра парниковых газов, программно-аппаратного комплекса, который бы учитывал единицы выбросов парниковых газов и передачу единиц сокращенных выбросов (ЕСВ) другим странам. Это трудоемкая работа, и она заняла достаточно много времени. Поэтому и постановление об утверждении порядка реализации ПСО правительство выпустило только в конце мая. Сейчас в РФ работает международная группа экспертов, которая проверяет выполнение Россией обязательств по Киотскому протоколу. На сегодня все они выполнены. Постановление о порядке реализации ПСО в России - это достаточно сложный документ, в котором 12 страниц. По отзывам чиновников, таких сложных документов, во всяком случае в этом году, правительство еще не выпускало».

Каким образом будет работать схема утверждения ПСО в РФ? Инвестор должен подготовить проектную документацию, структура которой утверждена на международном уровне и включает описание проекта и его исходных условий, продолжительность действия проекта и периода кредитования, план мониторинга, оценку сокращения выбросов парниковых газов и влияние на окружающую среду. Далее инвестор должен передать проектную документацию на экспертизу в одну из независимых компаний, которая должна удостовериться в соответствии проекта международным требованиям. По словам Олега Борисовича, на момент проведения семинара был составлен список из четырнадцати независимых компаний, получивших аккредитацию на деятельность в России, в том числе таких как Det Norske Veritas Certification Ltd (DNVcert), Japan Consulting Institute (JCI), SGS United Kingdom Limited и др. Затем проектная документация должна быть передана в Координационный центр, образованный при Минэкономразвития и отвечающий за процедуры реализации ПСО, их мониторинг, подготовку межправительственных соглашений и оказание методологической поддержки. Чтобы сделать процесс согласования достаточно прозрачным (это еще одно международное требование), Координационный центр должен получить мнение заинтересованных сторон, включая федеральные органы исполнительной власти, и только затем обратиться в российский реестр установленного количества, который ведет МПР. И, наконец, после реализации проекта единицы сокращенных выбросов передаются на реестр другой страны.

К моменту проведения семинара на международный уровень рассмотрения от РФ были переданы 29 проектов, связанные с ЖКХ, возобновляемой энергетикой и повышением энергоэффективности. Ни одного проекта по утилизации шахтного метана в этом перечне не было.

Почему? Ведь и на этом семинаре присутствовал один из потенциальных крупных инвесторов - генеральный директор Русского углеродного фонда (RCF) Уильям ШОР, который рассказал, что фонд был основан еще три года назад для развития проектов совместного осуществления в России и странах СНГ, и занимается реализацией проектов «под ключ»: от разработки оптимальных вариантов дегазации на основе аудита метановоздушной смеси и подготовки всей необходимой документации до полного финансирования утилизации метана, генерации электрической и тепловой энергии, оформления и регистрации ЕСВ. Выступали на семинаре и представители одной из крупнейших в мире частных инвестиционных компаний в области сокращения эмиссий Harworth Power Ltd and Climate Change Capital. Они свой интерес к Кузбассу объяснили следующими данными: более 95% российского шахтного метана залегает в трех угольных бассейнах. На долю Кузбасского приходится 78%, Печорского - 12%, Донбасского - 7%. В 90-е гг. эмиссии шахматного метана в России снизились, но выросли в Кузбассе, поскольку объемы добычи угля после распада СССР в целом упали, но выросла подземная добыча угля в Кузбассе. И это не первая экспансия потенциальных иностранных инвесторов в Кузбасс. Тем не менее их попытки заинтересовать своими услугами шахты, заверения в профессионализме и готовности вкладывать серьезные инвестиции пока не дали ощутимых результатов.

Как сказал Вадим Петрович ПОТАПОВ, директор Института угля и углехимии СО РАН, д. т. н., по экспертным оценкам, Россия может заработать в течение первого периода реализации Киотского протокола (2008-2012 гг.) на продаже квот на выбросы от 1 до 5 млрд. долларов в год. Но сама по себе дегазация - это слишком серьезная технологическая проблема. Особенно с учетом специфики нашего региона: характеристики залегания угольных пластов в Кузбассе объединяют проблемы всех мировых угольных бассейнов. Поэтому технологии других стран к нам в чистом виде неприменимы. «Сегодня мы не знаем, как отрабатывать пласты с глубиной больше чем 700 метров, а основные запасы метана начинаются там и залегают до глубины 1 800 метров. Как их извлекать? Ни Китай, ни Америка нам этого не скажут», - отметил Вадим Петрович.

Газоотдача наших угольных пластов намного ниже, чем в Донецком и Печорском угольных бассейнах, где уже есть примеры успешной реализации ПСО. И если попутный нефтяной газ можно утилизировать на 95%, наш шахтный метан, по разным оценкам, от 6 до 30%. Разошлись мнения и по поводу экономической эффективности участия в реализации условий Киотского протокола. Сроки окупаемости различных проектов добычи и утилизации метана, по разным оценкам, колеблются в пределах от полутора до десяти лет.

В связи с этими дебатами уместно напомнить, что в июне «Газпром» выкупил контрольный пакет ООО «Геологопромысловая Компания Кузнецк», у которого есть лицензия на разведку и добычу метана на юге Кузбасса, где запасы метана оцениваются в 6,1 трлн. куб. м. Произошло это после того, как «Газпром» вложил 10 млн. долларов в разработку экспериментальных скважин на Талдинском угольном месторождении в Прокопьевском районе. Суточный дебет газа, извлекаемого там из одной скважины, составил 2-3 тыс. кубометров, что, по словам представителей «Газпрома», доказало возможность рентабельного извлечения кузбасского метана в промышленных объемах. И хотя есть мнение, что решение «Газпрома» о покупке контрольного пакета связано с желанием увеличить капитализацию компании, поставив на баланс запасы шахтного метана, объявлено, что добычу метана в промышленном объеме (от 10 до 20 тыс. кубометров в сутки на одну скважину) «Газпром» начнет уже в конце 2009 года. Годовой объем добычи шахтного метана, по разным оценкам, может составить от 2,5 до 5 млрд. кубометров в год, что в состоянии полностью закрыть потребность области в природном газе, которая составляет 4 млрд. кубометров в год. Обсуждались и формы возможной государственной поддержки этого проекта.

Срок реализации Киотского протокола истекает уже в 2012 году. «Времени осталось совсем немного, и, если рассчитывать на полный объем возможных инвестиций, нужно в 2008-м году уже иметь запущенный проект совместного осуществления, - резюмировал Олег Владимирович ТАЙЛАКОВ, директор АНО «Углеметан», д. т. н. - И для того, чтобы ускорить процесс согласования и внедрения ПСО, есть смысл привлекать организации, которые давно и успешно выполняют такие проекты».

 
ПОИСК ПО САЙТУ
© 2001-2017 ООО «ИнЭкА-консалтинг»
Контакты ИнЭкА:
+7 3843 720575
720579
720580
ineca@ineca.ru
создание сайтов