Эко-бюллетень ИнЭкААрхив№ 4 (123) > ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ПАРТНЕРСТВО

ИРИНА САННИКОВА: СОХРАННОСТЬ ПРИРОДЫ ДОЛЖНА ВОЛНОВАТЬ КАЖДОГО

О деятельности Национального фонда «Страна заповедная» говорится и пишется очень много. Это объясняется масштабностью и долговременностью инициатив фонда, направленных на развитие и поддержку системы особо охраняемых природных территорий. Сегодня «ЭКО-бюллетень» решил рассказать об исполнительном директоре фонда Ирине Валерьевне САННИКОВОЙ, в активе которой много наград, в частности, почетные знаки МПР РФ «Отличник охраны природы» и «За заслуги в заповедном деле», «Золотая панда» (WWF), «Золотой бурундук» (Российский экоцентр «Заповедники»).

- Ирина Валерьевна, кто вы по специальности?

- Охотовед-зверовод.

- Как случилось, что вы получили эту в общем-то неженскую специальность, и откуда возник такой ранний ориентир на природу?

- Да, специальность совсем не женская. Я родилась в поселке Яшкино Кемеровской области, прожила там 17 лет. В детстве я очень любила петь, мечтала окончить музыкальную школу, консерваторию, но мои родители были довольно бедными людьми, не могли обеспечить мне такую возможность. И я поступила в Иркутский пушно-меховой техникум, мне нравилось учиться, и я окончила его с красным дипломом. А ориентир на природу возник с детства. Я много времени проводила в лесу, на речке, лет с семи ходила на рыбалку, собирала грибы, потом научилась косить и убирать сено - копнила его, помогала метать. Еще совсем ребенком, лет десяти, я ходила стирать надписи, которые оставляли на скалах туристы. Хотя, конечно, меня никто не заставлял это делать.

Сейчас там, где прошло мое детство, находится охраняемая территория - музей-заповедник «Томская писаница». И для меня это один из примеров динамичного развития дела, которым я занимаюсь.

- Вы работали по специальности? Сколько лет?

- В принципе я и сейчас работаю по специальности. Смею вас заверить, что люди, которые занимаются ООПТ и вопросами сохранения биоразнообразия, в первую очередь охотоведы. По той простой причине, что охотоведение направлено на рациональное использование природы. Так судьба сложилась, что вся моя жизнь была этому посвящена. После окончания техникума красный диплом давал мне право первого выбора при распределении. Я выбрала глупое, необдуманное решение, просто хотелось уехать подальше, и я отправилась из Иркутска на Урал. Там я работала охотоведом, потом родила двух детей и мы переехали в Хакасию. После переезда я работала сначала в районном обществе охотников и рыболовов, потом республиканским охотоведом, затем пришла работать в заповедник и сейчас я заместитель директора по развитию заповедника «Хакасский». Естественно, среднетехнического образования было недостаточно, поэтому в 1994-м году, уже немного подняв детей, я поступила в Красноярский аграрный университет на заочное обучение по специальности «экономика». Конечно, в первую очередь меня интересовало то, что связано с экономикой природопользования.

- Дети впитали трепетность вашего отношения к природе?

- Каждое лето они работают в заповедниках - Хакасском и Саяно-Шушенском, организуют своих друзей для совместного участия в мероприятиях, которые мы проводим в рамках эколого-просветительской работы. Они занимаются уборкой территорий заповедников, в прошлом году помогали строить избушки, кордоны, а в этом году будут заниматься научно-исследовательской тематикой вместе с сотрудниками заповедников и научно-исследовательских учреждений.

- А с собственным профессиональным выбором ваши дети уже определились?

- Сын учится в Сибирском медицинском университете, на втором курсе факультета биофизики. Дочь собралась поступать в Томский государственный университет на специальность «Управление персоналом».

- То, что вы делаете, крайне редкий пример не только для Сибири. Я имею в виду позицию, которую вы занимаете, - желание находить средства и вкладывать их в то, что может дать конкретный результат и высокую, хотя и не материальную отдачу. Как сформировалась эта ваша личностная позиция? И как вам удается убеждать людей в том, что такая деятельность необходима?

- Спасибо за эти два вопроса - они затрагивают огромную полосу моей жизни. Я вообще не люблю, когда люди конфликтуют. А конфликтуют они из-за того, что не могут друг друга понять, а не потому, что они плохие. Особенно остро я это почувствовала, когда стала работать в заповедной системе России. Тем более, когда столкнулась с работой в такой ООПТ, как заповедник «Хакасский», где участки кластерные, и, следовательно, очень много противоречий, потому что эти кластеры расположены либо в очень отдаленных местах, таких как «Малый Абакан» или «Заимка Лыковых», либо чуть ли не в населенных пунктах. Ну представьте, что такое режим особого заповедания на территории, граничащей с курортом федерального значения? Таким, например, как курорт на озерах Шира, или базы отдыха на озере Беле, где пропускная способность - тысячи людей. Рядом с ними большие города, крупные промышленные предприятия. Безусловно, приходится находить компромиссы.

В любом случае нельзя не учитывать, что у бизнеса свои цели и задачи. Нельзя взять и закрыть все промышленные предприятия или отказаться от всех заповедных территорий. Чтобы найти гармонию во взаимоотношениях, нужно научиться слушать друг друга, а это бывает очень непросто, потому что все привыкли говорить только с позиции своих интересов. И важно найти для взаимодействия такую нишу, в которой стало бы возможным гармоничное сочетание интересов экономического развития и обеспечения экологической безопасности. Цель, которая бы объединила совместные усилия представителей органов исполнительной и законодательной власти, науки, культуры, СМИ и НКО. Естественно, представители бизнеса тоже участвуют в этом процессе по той причине, что сохранение природы на более высоком уровне возможно в первую очередь посредством экономического развития. Ведь если у нас не будет свободных финансовых средств на природоохранные мероприятия, нам просто не на что будет их проводить.

И когда восемь лет назад возник вопрос о создании организации, которая смогла бы объединить в деле сохранения природы все заинтересованные стороны и существовала бы не на средства государства или зарубежных доноров, а на средства представителей российского бизнеса, был открыт Национальный фонд «Страна заповедная».

Его создание стало возможным благодаря поддержке таких прогрессивных в деле охраны природы людей, как Амирхан Магомедович Амирханов, нынешний заместитель директора департамента государственной политики в области охраны окружающей среды МПР РФ, Всеволод Борисович Степаницкий, начальник управления ООПТ и разрешительной деятельности Росприроднадзора. На это предложение откликнулась тогда еще начинающая свое экономическое развитие промышленная компания «Базовый элемент». А сейчас генеральный партнер Национального Фонда «Страна заповедная» - Компания РУСАЛ.

- У названия вашего фонда есть символический смысл?

- Для меня это как образ из сказки. Я с самого детства искала место, где могло быть хорошо всем. А потом я поняла, что хорошо может быть везде, если люди смогут договориться, любить и уважать друг друга, если деятельность каждого не будет противоречить деятельности всех остальных, а будет гармонично сочетаться и дополнять друг друга. Вот это для меня и есть понятие Страны заповедной. Земля обетованная - это то место, где мы с вами живем, и не надо искать другого. Главное, как мы относимся к своей земле, что мы для нее делаем.

Когда в начале 2000 года была создана компания РУСАЛ, она была представлена разными предприятиями в регионах, многие из которых находятся на территории Алатае-Саянского экорегиона - Кемеровская область, Красноярский край, Хакасия. И тогда же руководством РУСАЛа было принято решение поддерживать проекты фонда, направленные на сохранение биоразнообразия и поддержку заповедного дела и этого экорегиона, и России в целом. И не только по части основной деятельности - содействия развитию охранного дела, научно-исследовательской работы, экологического просвещения, но и повышения квалификации сотрудников заповедников, поддержки их профессионального мастерства. В альянсе с Министерством природных ресурсов было принято решение проводить конкурсы для сотрудников ООПТ в масштабах всей страны. Ведь самой большой наградой для людей является признание их труда. Кроме того, Министерством природных ресурсов было предложено в рамках конкурса организовать курсы повышения квалификации, и победители смогли пройти стажировку за рубежом в течение года.

- Ирина Валерьевна, всегда ведь были люди, прекрасно понимающие масштаб варварского отношения к природе, видящие способы изменить ситуацию. Почему серьезное взаимодействие удалось наладить только недавно, и такие примеры все еще редки?

- К моему великому сожалению вы абсолютно правы, это все-таки еще не стало массовым явлением. Поэтому миссия фонда не просто реализовывать такое частно-государственное партнерство, показывать его возможности, но и привлекать новых сторонников. У фонда «Страна заповедная» есть очень мощный партнер в лице журналистов. Не секрет, что сейчас в журналистике довольно сильна коммерческая составляющая, и то, что журналисты берут на себя миссию рассказывать о деятельности ООПТ, освещать вопросы экологической политики региона и России, я думаю, очень благородно. Это тот путь, через который мы можем привлечь больше сторонников, сделать нашу работу частью жизни других людей. Потому что мы все живем в одной природной среде, и ее сохранность должна волновать абсолютно каждого. В этом вклад журналистики бесспорный и бесценный.

- Ваш профессиональный опыт позволяет сравнить, как меняется позиция людей. Точек роста на самом деле становится больше?

- Динамика позитивна, и это даже не столько работа в области формирования экологической культуры, хотя она тоже идет по нарастающей, сколько изменение отношения людей к своему делу, вне зависимости от того, чем они занимаются. На сегодняшний день идеи устойчивого развития стали нормой для людей, которые прогрессивно мыслят и хотят, чтобы развивалось общество, в котором они живут, потому что понимают: собственное развитие невозможно в изоляции от развития внешней среды. Это и веление времени, и рост человеческого потенциала, и влияние управленческих решений, которые принимаются на уровне государства. И когда удается объединить на долгосрочной основе цели и задачи всех заинтересованных сторон, люди видят, что в итоге выигрывают все, что в таком объединении нет доминирующих сторон, в нем все партнеры. Это и есть основа для устойчивого развития.

- Так получается, что в выстраивании диалогового пространства вынуждены лидировать те регионы, в которых масштаб накопленного экологического ущерба очень велик…

- Да, и такая система развития присуща всему Алтае-Саянскому экорегиону, в который входит целый ряд субъектов РФ. Во многом это связано с тем, что это сырьевые регионы, в которых много крупных предприятий в угольной промышленности, металлургии, энергетике. Когда ведение хозяйственной деятельности осуществляется с таким колоссальным использованием природных ресурсов, становится особо очевидным масштаб разрушений из-за антропогенной нагрузки на окружающую среду и необходимость в разработке системных компенсационных мероприятий. Их частью является совершенствование системы ООПТ, принятие на уровне субъектов федерации нормативных документов, которые бы стимулировали бизнес к ведению экологически ответственного природопользования. И это было бы невозможно без такого аспекта, как формирование экологической культуры населения. Насколько высок уровень сознания руководителя, собственника, настолько адекватны принимаемые им решения. Я оптимист по натуре и мне кажется, что мы все равно развиваемся в направлении понимания друг друга. У нас просто нет другого выбора - иначе мы изживем сами себя.

- Какие человеческие качества вы больше всего цените?

- Наверное, это неправильно, но для меня есть два совершенно обязательных условия - я перфекционистка, и считаю, что ни в чем нет мелочей: все одинаково важно, и я преклоняюсь перед профессионализмом.

- Во время поездки в Хакасию я видела, насколько напряженный у Вас ритм работы - с перерывом только на сон. Как вы восстанавливаетесь? Мне кажется, Вы принадлежите к тому разряду людей, которые полностью отдают себя делу, и когда получают устраивающий их результат, регенерация - восстановление - происходят мгновенно. Это так?

- Да, я отдыхаю, когда вижу результат и при этом получаю такой колоссальный заряд энергии, что в принципе не нуждаюсь в других способах отдыха, мне этого заряда хватает надолго впоследствии. Иногда, конечно, возникает потребность отключиться от дел, но у меня так не получается. Можно сказать, что я отдыхаю, когда мне помогают люди, которые разделяют мои убеждения и живут такими же понятиями, как я. И таких людей сейчас все больше и больше. Мне вообще в жизни очень повезло - я встретилась с очень умными, яркими, талантливыми людьми, которые занимаются своим делом не эпизодически, время от времени, а всегда, потому что они живут этим делом, это их образ жизни. И когда видишь завершение того, что было намечено, когда прежние цели достигнуты, становится понятно, что нужно делать дальше и каковы пути достижения новых целей.

 
ПОИСК ПО САЙТУ
© 2001-2017 ООО «ИнЭкА-консалтинг»
Контакты ИнЭкА:
+7 3843 720575
720579
720580
ineca@ineca.ru
создание сайтов