Эко-бюллетень ИнЭкААрхив№ 4 (123) > ЭКОЛОГИЯ И НАУКА

Развитие концепции управления отходами в металлургии

Диссертационный совет Московского института стали и сплавов признал основанием новой научной школы докторскую диссертацию Екатерины Петровны ВОЛЫНКИНОЙ, зам. зав. кафедрой теплофизики и промышленной экологии СибГИУ, доцента, исполнительного директора НКО «Экологический региональный центр», депутата новокузнецкого Городского совета.

Сразу после защиты докторской диссертации на публикацию ее материалов стали претендовать такие ведущие профильные издания, как «Экология производства» и «Экология и промышленность России». В силу давних партнерских отношений, сложившихся у ИнЭкА с Екатериной Петровной, мы первыми откроем цикл публикаций материалов ее диссертации, предварив его интервью.

- Екатерина Петровна, все, кто ознакомился с содержанием Вашей диссертации, согласны с тем, что она включает материал, достаточный для нескольких докторских (автореферат диссертации см. http://vak.ed.gov.ru/announcements/techn/VolyinkinaEP.pdf). В этой работе вы обобщили результаты своих 15-летних практических исследований. Расскажите подробнее о том, как сформировался такой широкий спектр научных интересов.

- Если человек на самом деле является исследователем и ученым по своей натуре, то после защиты кандидатской он увидит множество направлений, по которым нужно продолжать разработки. Так получилось и у меня. После защиты кандидатской по научной специальности «химическая технология топлива и газа», я занялась продолжением исследований в области внедрения и разработки новых технологий, связанных с использованием энергетических углей в металлургии. Потом эти работы перешли на котельные установки Новокузнецка и были связаны с экологической оценкой различных технологических процессов - металлургических и теплоэнергетических, с разработкой новых способов их ведения, оказывающих меньшее негативное влияние на окружающую среду. Затем возникло направление, связанное с технологиями переработки и обезвреживания отходов, изучения влияния объектов размещения промышленных отходов - отвалов, полигонов, шламонакопителей - на окружающую среду.

В 90-х нам удалось найти средства для разработки технологии термической утилизации автомобильных покрышек. Мы вводили их в шихту в измельченном виде и сжигали в топках котельных различной конструкции, делали всесторонние замеры влияния выбросов на состояние атмосферы. Это нам позволило продолжить работу в металлургии. Тогда мне, конечно, очень сильно помогла моя работа на ЗСМК с 1993 по 2002 гг. Туда я пришла вместе с моими сотрудниками из лаборатории промышленных отходов, которую я возглавляла в Восточном научно-исследовательском углехимическом институте. Ушла я с Запсиба в должности начальника отдела технологии использования сырья, топлива и промышленных отходов. Этот отдел с лабораторией был организован для разработки и внедрения на ЗСМК новых технологий. Мы, например, исследовали отходы алюминиевых заводов, которые представляют собой просто уникальное сырье для металлургии, разрабатывали технологию получения синтетических флюсов из отходов алюминиевых заводов.

- Ваши предложения по использованию отработанных автомобильных покрышек в качестве альтернативного топлива и отходов сточных вод для рекультивации поначалу не нашли поддержки. Но со временем скептики стали союзниками. Это произошло после того, как удалось доказать практическую значимость Ваших идей?

- Есть известное высказывание Шопенгауэра, которое потом немного переиначил Артур Кларк, о том, что любая идея проходит через три стадии: первая - это неосуществимо, вторая - вероятно, это можно сделать, но нецелесообразно, и третья - я с самого начала знал, что это отличная идея. Истинность этого мы до смешного прочувствовали на себе. Когда идея утилизации автопокрышек в конверторах была предложена руководителям сталеплавильного производства, главный сталеплавильщик сказал: «Вы мне еще сюда дохлых кошек принесите! Только этого мне не хватало!» Но когда они увидели, что получилось топливо, экономически для них очень эффективное, стали говорить: да с самого начала было ясно, что все будет отлично. Вообще на ЗСМК работают очень грамотные специалисты, одни из самых лучших в стране, и это было отмечено на моей защите. Кемеровские экологи тоже поначалу говорили: мы никогда не разрешим вам сжигать покрышки! Но в том же 2001-м году, когда мы первыми в мире испытали сжигание покрышек в конвертерах, это сделали американцы в сталеплавильных печах, а потом и японцы. То, что это произошло практически в одно и то же время, подтверждает: идея здравая.

Когда я впервые предложила сжигать в металлургических агрегатах бытовые отходы, некоторых это даже напугало: люди решили, что мы привезем необработанный мусор со свалки. Пришлось объяснять, что делать это ни в коем случае нельзя. Сырье должно соответствовать требованиям технологического процесса, тем более такого серьезного как металлургический. Сырье не должно быть влажным, содержать серу, взрывоопасные и легковоспламеняющиеся вещества, должно быть определенного размера - сбрикетировано или наоборот раздроблено. На него должны быть технические условия, оно должно пройти промышленные испытания, иметь заключения всех экспертиз. Конечно, это хлопотно, но в итоге испытания и по сжиганию бытовых отходов прошли довольно успешно. Металлургические агрегаты позволяют не только переработать, но и обезвредить многие отходы благодаря высокому уровню температур - 2000-2500 градусов, благодаря тому, что в конверторах очень активная окислительная атмосфера, активные шлаки. Это позволяет органические загрязнители разложить, а неорганические связать и перевести в безопасный остеклованный шлак. Очень хорошо, что металлурги стали сторонниками этой идеи. Сейчас мы готовимся испытать термическое обезвреживание медицинских отходов.

Что касается нашей технологии рекультивации, поначалу городская санэпидемстанция категорически возражала против использования отходов сточных вод очистных сооружений для рекультивации, потому что они загрязнены, содержат тяжелые металлы. Нам говорили: «Мы ни в коем случае вам этого не разрешим, потому что люди там начнут картошку выращивать!» А ведь уже тогда технология была научно обоснована. И в течение пяти лет мы совместно с санэпидемстанцией проводили эксперименты на Абагурском хвостохранилище. И когда они убедились, что происходит не только покрытие и эффективное озеленение поверхности хвостохранилища, но и взаимная нейтрализация отходов - уже через полгода отходы сточных вод стали чистыми по санитарной оценке, - центр санэпиднадзора стал нашим горячим сторонником, мы получили от них гигиенический сертификат, позволяющий нам внедрять и тиражировать эту технологию. С начала эксперимента прошло уже 12 лет. Эти участки на хвостохранилище прекрасно себя чувствуют, такие же зеленые. Если бы этот эксперимент охватил все хвостохранилище, мы бы уже сейчас имели зеленую гору. Но, к сожалению, внедрения в полном масштабе так и не произошло. А речь, собственно, идет только о том, кто оплатит транспортные расходы по перевозу этих отходов - «Водоканал» или аглофабрика. Когда этот вопрос решится, мы будем иметь там обезвреженный объект размещения отходов. Вообще этот метод называется рекультивацией, но мы называем это консервацией промышленных отвалов. Когда будут эффективные технологии переработки, отвалы можно будет вскрыть.

- А на сколько хватит питательных запасов илов? Не начнется ли лет через двадцать деградация растений?

- Мы работали вместе с учеными Института почвоведения и агрохимии СО РАН. Они сделали вывод, что этот наш ил обладает почвообразующей способностью, его использование более перспективно, чем завозить обычную землю и высаживать на ней облепиху. И растения для посадки тоже подбирались такие, которые способны формировать почву.

Цитата в тему
В.А. КУДРИН, член диссертационного совета Московского института стали и сплавов, профессор: - Я понимаю, что диссертация была основана в значительной степени на опыте Западно-Сибирского металлургического комбината. Я считаю, что сталеплавильщики ЗСМК являются одними из наиболее квалифицированных сталеплавильщиков в нашей стране и в последние годы выполнили очень много пионерных работ высокой квалификации на самом высоком профессиональном уровне, в том числе по внедрению новых технологий по переработке новых видов техногенного сырья. Считаю, что автором впервые выполнена огромная работа по полному учету всех видов отходов в доменном и конвертерном процессах, которая наряду с составленными материально-сырьевыми балансами уже имеет громадное значение. Кроме того, не скрою, мне очень понравилось то, что Екатерина Петровна прекрасно владеет всем материалом, что свидетельствует о том, что вся работа выполнена лично ею. Я получил удовольствие от сегодняшнего заседания, и думаю, что Екатерина Петровна должна написать книгу по материалам своей диссертационной работы.

- Прошлый год у вас был очень напряженным: подготовка к защите совпала с выборами в городской Совет народных депутатов. Как удалось все совместить, и как прошла сама защита?

- 8 октября состоялись выборы, 6 ноября была предзащита в СибГИУ на расширенном заседании кафедры теплофизики и промышленной экологии, а 14 ноября состоялась предзащита в Московском институте стали и сплавов. Я очень благодарна ученым нашего университета. Моя диссертация была очень внимательно прочитана доцентом нашей кафедры Владиславом Викторовичем Стерлиговым. В ней тогда было 800 страниц, но он сказал, что прочитал ее за одну ночь...

- Практически научный бестселлер…

- Да, диссертация его захватила, он ее прочитал и сказал, что ее можно назвать доктриной в области управления отходами, но нужно еще поработать над цельностью и дал мне множество ценных советов. И когда я через неделю поехала на предзащиту в Москву, то была уже более подготовлена. Предзащиты в Московском институте стали и сплавов всегда проходят очень жестко, меня об этом предупреждали. Те, кто там защищался, говорили, что критикуют в пух и прах, человек уходит с предзащиты убитый, с мыслью, что ему все нужно бросить и он никакой не ученый. И хотя меня поздравили с тем, что у меня предзащита была удачная, на самом деле было очень много критических замечаний и у меня тоже было такое состояние, что, может, зря я сюда со своей диссертацией приехала. Сказали, что в работе ни в коем случае не может быть 800 страниц - 300-400, не больше. Но сократить вдвое диссертацию и учесть все замечания, означало ее переделать. До Нового года я была занята со студентами на сессии, а 1 января я села за переделку диссертации, которую закончила в марте. Практически полностью переписала первую и вторую главы, сократила работу за счет того, что увеличила приложение до 300 страниц. Защита была самым легким этапом из всего этого процесса, она прошла очень хорошо, отзывы были положительными, все сказали, что это фундаментальная работа.

Но вообще-то докторская диссертация - это всегда работа не одного человека, а множества. Это прежде всего люди, которые участвовали в проведении лабораторных и промышленных экспериментов, выполнении анализов, обсуждении полученных результатов. Со мной рядом работали специалисты Кузнецкого филиала ВУХИН, Запсиба, КМК, Новокузнецкого алюминиевого завода, Муниципального управления котельными, Западно-Сибирского испытательного центра и многие другие. Сформировать теорию мне помогали ученые СибГИУ и МИСИС. Поэтому успех и признание моей работы - это и их успех. Я буду всегда с благодарностью помнить каждого, кто на каком-то участке моего научного пути шел рядом со мной.

Цитата в тему
В.С. Дуб, директор Института металлургии и машиностроения ОАО НПО «ЦНИИТМАШ» (Москва), доктор технических наук, профессор: - Автор впервые в научной практике пытается осмыслить роль техники в развитии человеческого общества и в развитии биосферы. Первые две главы носят философско-гносеологический характер и разработанная автором концепция управления отходами как части управления техноэкосистемой, имеет глобальное значение. Автором впервые введено и развито новое научное понятие «техногенная экосистема» и разработаны принципы ее устойчивого развития, что имеет значение для мировой науки в целом. Большое значение имеет то, что философские исследования проведены техническим специалистом, отлично знающим изнутри технические проблемы металлургических предприятий. Следует отметить огромную и тщательно выполненную автором работу по разработке методов оценки образования отходов, включая материальную, энергетическую и финансовую. Огромное теоретическое и практическое значение имеют разработанные и внедренные автором технологии, направленные на снижение образования, переработку, обезвреживание и экологически безопасное захоронение отходов. Одной из сильнейших сторон работы является востребованность полученных результатов в промышленности, что доказывается огромным объемом внедрения и очень высокой экономической эффективностью.

- Вашу докторскую назвали основанием для новой научной школы, в чем вы видите ее развитие? И какой отзыв был для вас самым важным?

- Знаете, у Вернадского есть работа, которая называется «Наука как планетарное явление», в ней он говорит о том, что научная мысль едина во всем мире. И когда ученый сидит в своем кабинете и ему кажется, что он делает что-то отдельное, это не так. Все связано единой нитью и на кирпичике научной мысли потом будет возведено целое здание. Уже сейчас у меня есть аспиранты. И когда я читаю лекции, я всегда вижу в аудитории не менее двух-трех пар очень заинтересованных глаз, и понимаю: то, что я в них сейчас вкладываю, будет иметь продолжение. А самым важным для меня было, когда вспомнили слова Ломоносова о том, что богатство России будет прирастать Сибирью, и сказали, что моя диссертация показывает: богатство российской науки тоже будет прирастать Сибирью. Это, кстати, тоже доказывает теорию Вернадского. Неважно, в Москве ты, в Сибири или где-нибудь в Зимбабве - если тебе природой дано участвовать в каком-то процессе, ты сделаешь свой вклад. Научная мысль, развиваясь, очень быстро меняет нашу планету. Ведь до 70-х годов в развитых странах были такие же грязные города, огромное количество выбросов и отвалов. Над Лондоном висел промышленный смог, про реку Рейн, которая протекает через всю Европу, говорили, что в ней можно было проявлять фотопленку, вода как раствор химических реактивов. А сейчас им удалось изменить ситуацию в корне. На моей защите был такой вопрос: что является определяющим при внедрении технологий в металлургии - экономика или экология? Конечно же, экономика. Технология использования каких-то отходов в производстве должна быть экономически эффективной. Пока у предприятий нет экономического стимула для утилизации собственных отходов - выгоднее платить копейки за их размещение на полигонах. Регулирующая роль в этом должна принадлежать государству. Я думаю, все идет к тому, что это отрегулируется. В думе уже готовятся проекты законов, которые будут рано или поздно приняты.


Выдержки из докторской диссертации Е.П. Волынкиной «Развитие концепции управления отходами и разработка методологии ее реализации на металлургическом предприятии»

В глобальном программном документе развития человечества «Повестка дня на ХХI век» проблема отходов определена как препятствующая устойчивому развитию мировой экономики, а на Международной конференции по устойчивому развитию в Йоханнесбурге в 2002 г. признана главной проблемой в области охраны окружающей среды. Образование отходов делает антропогенный круговорот ресурсов незамкнутым и ведет к нарушению устойчивости биосферы вследствие истощения природных ресурсов и негативного воздействия на природные экосистемы.

Ежегодно в атмосферу выбрасывается около 1 млрд. тонн газообразных отходов (170 кг на 1 чел.), в гидросферу - около 15 млрд. тонн жидких отходов (2,5 тонны на 1 чел.), на землю попадает примерно 85 млрд. тонн твердых отходов (14 тонн на 1 чел., или 567 тонн на 1 км2). Ежегодное образование только твердых отходов в России оценивается в 2 млрд. тонн, что составляет около 14 тонн на 1 жителя, в то время как в странах Евросоюза - около 1 млрд. тонн, или 2 тонны на 1 жителя.

Образование отходов на единицу продукции возрастает по мере приближения к началу производственной цепочки, что обуславливает наибольшую нагрузку на экосистемы в регионах с преобладающим развитием отраслей, осуществляющих добычу и первичную переработку природных ресурсов, и прежде всего горнодобывающей и металлургической.

Так, в Кемеровской области удельные выбросы в атмосферу газообразных отходов в расчете на 1 чел. составляют 515 кг, а в его металлургическом центре г. Новокузнецке - 900 кг; сбросы сточных вод на 1 чел. составляют 260 м3 по области и 500 м3 по Новокузнецку. На территории Кемеровской области образуется 1,3 млрд. тонн твердых отходов, что составляет около половины всех образующихся на территории РФ отходов, при этом на 1 чел. приходится более 400 тонн. Нагрузка складируемых твердых отходов на единицу площади составляет в Кемеровской области в среднем 13 600 тонн на 1 км2, в Новокузнецке - 20 700 тонн на 1 км2.

Выброс в окружающую среду колоссальной массы твердых, жидких и газообразных отходов привел к разрушению природных экосистем в Кузбассе. На территории свыше 100 тыс. га полностью разрушен естественный ландшафт, уничтожен растительный и почвенный покров. Исчезли леса на территории площадью 500 тыс. га. В высокогорной зоне Кузнецкого Алатау и Горной Шории на территории 400 тыс. га наблюдается усыхание и деградация пихтовых деревьев вследствие интенсификации загрязнения хвои и почвы. Безвозвратно уничтожено около 300 малых рек, а главная река региона Томь является самой загрязненной рекой Сибири. Утрачена значительная часть биологического разнообразия: 124 вида животных занесены в Красную книгу и являются исчезающими или исчезнувшими. Заболеваемость и смертность населения в Кемеровской области в 1,5-3 раза выше, чем в среднем по стране.

При самых совершенных технологиях предотвратить возникновение отходов невозможно. Однако высокий уровень их образования является следствием неэффективного использования в производственной деятельности природных ресурсов. Опыт развитых государств показал, что человечество может успешно развиваться, значительно сократив потребление природных ресурсов на единицу продукции. Известно, что ресурсо- и энергоемкость единицы ВВП в США в 2 раза, а в Западной Европе и Японии в 3-4 раза ниже, чем в России. Это означает, что для производства 1 т продукции в этих странах вовлекается в 2-4 раза меньше природных ресурсов, чем в России, при соответствующем снижении образования отходов. Количество накопленных отходов в России составляет около 120 млрд. тонн, а годовой экономический ущерб от загрязнения отходами окружающей среды оценивается на уровне 10% валового внутреннего продукта.

В последние годы в мировой практике формируются фундаментальные представления о направлениях ресурсо-экологической политики, важнейшей частью которой является управление образующимися отходами. Для российской металлургии проблема отходов имеет особую актуальность вследствие высокого уровня их удельного образования на единицу металлопродукции - в 1,5-3 раза выше, чем в развитых странах. Это обуславливает высокую ресурсо- и энергоемкость отечественных металлургических предприятий и загрязнение окружающей среды в регионах их размещения. Общая площадь земель, занятых под складирование отходов металлургической и связанной с ней горнодобывающей отрасли на территории Урала и Кузбасса, составляет более 60 тыс. га.

С другой стороны, развитие черной металлургии во второй половине XX века показало, что металлургические предприятия обладают широкими возможностями по переработке различных видов производимых человечеством отходов: от автомобильного металлолома до бытовых отходов. Эффективно организованное управление отходами позволит оптимизировать материально-энергетические потоки между производственными процессами металлургического предприятия и окружающей средой, увеличить количество и спектр перерабатываемых в металлургических агрегатах отходов и обеспечить устойчивое развитие не только самого металлургического предприятия, но и региона, на территории которого оно размещается. Поэтому разработка теоретических положений управления отходами и методов их практической реализации в условиях металлургических предприятий является актуальной задачей сегодняшнего дня.

ГЛАВА 1. АНАЛИЗ ПРОБЛЕМЫ ОТХОДОВ В МЕТАЛЛУРГИИ
1.1 Характеристика положения с отходами на металлургических предприятиях России и за рубежом

Черная металлургия является одной из наиболее материало- и энергоемких отраслей промышленности. Для получения 1 т. чугуна необходимо затратить 1,7-1,8 тонн подготовленного рудного сырья, а при его подготовке израсходовать около 2,5 тонн сырой руды. Помимо этого на выплавку требуется свыше 1 тонны энергоносителей всех видов. Удельный расход энергии на 1 тонну жидкой стали, производимой по классической технологической цепочке, составляет 19,3 ГДж.

Высокий расход материальных и энергетических ресурсов обуславливает высокий уровень образования отходов в металлургической отрасли. Это, в первую очередь, отходы добычи и обогащения рудного сырья, углей и флюсовых материалов. Другим источником образования отходов являются непосредственно технологические процессы производства кокса и агломерата, выплавки чугуна и стали, производства проката. Известно, что на отечественных металлургических предприятиях для производства 1 тонны стали в технологический процесс вовлекается примерно 10 тонн природных ресурсов, включая воду и воздух. Остающиеся 9 тонн превращаются в загрязнения в виде газов, загрязненных сточных вод и твердых отходов. По данным в 2004 г. на отечественных металлургических предприятиях образовалось 429 млн. тонн твердых отходов, что при производстве стали в России 64,3 млн. тонн в год составляет 6,7 т/т стали, то есть в 6-7 раз превышает выпуск основной продукции.

Зарубежный опыт показывает, что в металлургии имеются значительные резервы снижения образования отходов. В результате реализации программ, направленных на снижение материальных и энергетических потерь, за последние 20 лет практически на всех заводах черной металлургии ЕС и Северной Америки объем твердых отходов уменьшился на 80%. Свидетельством эффективности осуществляемой в Германии политики ресурсосбережения является значительное сокращение выбросов пылевидных отходов в атмосферу - с 1,86 млн. тонн (1990 г.) до 0,26 млн. тонн (1999 г.), то есть более, чем в 7 раз. В среднем удельное образование твердых отходов на единицу продукции на металлургических предприятиях развитых стран в настоящее время в 1,5-3 раза ниже, чем в России, а выбросы пылевидных отходов в атмосферу - в 8 раз. Утилизация твердых отходов на предприятиях полного металлургического цикла в Германии достигла 95-99%, в Швеции - 93%, в Японии - 97-99%. В последние годы зарубежные металлургические предприятия взяли курс на 100%-ное оборотное использование образующихся отходов.

Несмотря на наличие технологических возможностей по переработке значительной части образующихся отходов в собственном производстве и увеличение в последние годы на российских металлургических предприятиях доли перерабатываемых отходов до 80-90%, с каждым годом растет количество отходов, размещаемых в отвалах, шламонакопителях, хвостохранилищах. Текущие тенденции образования отходов в условиях экономического развития российских металлургических предприятий обуславливают дальнейшее обострение и без того непростой экологической ситуации в регионах их размещения.

1.2 Состояние проблемы управления отходами за рубежом и в России

В 1996 г. странами-членами ЕС был принят основной программный документ в области обращения с отходами «Стратегия управления отходами ЕС», послужившая основой для принятия аналогичных законодательных документов во всех европейских странах. В соответствии с принятой 22 июля 2002 г. VI Экологической программой ЕС управление отходами относится к одной из четырех приоритетных областей деятельности европейских стран в области охраны окружающей среды.

В странах ЕС реализуется в настоящее время ряд проектов и программ по разработке планов управления отходами в различных областях экономики на уровне целых отраслей и отдельных предприятий. Обычно такие планы разрабатываются в рамках систем экологического менеджмента. Успешной реализацией этих планов наряду с экономической эффективностью вследствие снижения расхода природных ресурсов является введение на государственном уровне принципа «загрязнитель платит», то есть именно производитель отходов несет за них ответственность на всем протяжении их существования и оплачивает их утилизацию. Этот принцип заложен в основу так называемой Дуальной системы управления бытовыми отходами, зародившейся в Германии и быстро распространяющейся в настоящее время в Европе.

Введение Дуальной системы в Германии привело к снижению потребления упаковки в период с 1991 по 1998 г. на 13,4% и увеличению общего количества переработанной упаковки - в 6 раз, в том числе стеклянной упаковки - в 2 раза, жестяной - в 13 раз, алюминиевой - в 108 раз. В целом за период с 1997-2001 гг. общий уровень вторичной переработки отходов упаковки в ЕС вырос с 46 до 53%, а количество захороненных отходов снизилось с 47 до 40%. При этом доля вторичного сырья в производстве бумаги в странах Западной Европы колеблется от 50% в Дании и Франции до 70% в Германии, стекла - от 55% во Франции до 91% в Швейцарии. Уровень переработки строительных отходов увеличился в Дании с 25% в 1990 г. до 90% в 2005 г.

В большинстве стран ЕС запрещен вывоз на полигоны органических отходов, более 50% которых подвергается компостированию в Германии, Нидерландах, Бельгии, Австрии, Швеции. Это привело к сокращению общей площади полигонов в Швеции на 50% в 2005 г. в сравнении с 1994 г. Нидерланды уже в 2000 г. довели количество захораниваемых на полигонах отходов до 5 % от общего количества твердых отходов, а также вообще запретили захоранивать определенные виды потенциально опасных отходов. В соответствии с перспективными планами управления отходами общая доля захороненных отходов будет доведена в Дании к 2008 г. до 7%, в том числе бытовых - до нуля. Германия планирует свести к нулю количество захораниваемых отходов к 2010 г.

В Японии к концу XX века был принят ряд законов, определяющих правила обращения с отходами аналогично европейским, что позволило увеличить долю перерабатываемых промышленных и бытовых отходов до 55%.

Законодательно закрепленная в рамках вначале европейского, а потом и международного права, Иерархия управления отходами послужила толчком к возникновению и бурному развитию новой отрасли - отрасли управления отходами, называемой отраслью XXI века. К 2005 г. в ЕС эта отрасль приблизилась к обороту в 100 млрд. евро и обеспечивает до 3,5 млн. рабочих мест.

В отличие от бытовых отходов практика управления отходами промышленных предприятий еще не получила широкого распространения. Известен опыт компании Dow Chemical (США), внедрившей систему управления отходами, которая позволяет экономить более 3,5 млн. долл. ежегодно при окупаемости капиталовложений 193 %. Опыт некоторых европейских предприятий показал, что при переходе от стихийного обращения с отходами к управляемому на промышленных предприятиях загрязнение окружающей среды может быть снижено на 30-50% и более. При этом обеспечивается комплексный экономический эффект за счет снижения потребления материальных и энергетических ресурсов и уменьшения платы за загрязнение окружающей среды.

В Германии в 1996 г. был введен закон о замкнутых циклах хозяйственной деятельности и отходах, направленный на прекращение захоронения всех видов отходов в природных средах. В соответствии с этим законом на передовых металлургических предприятиях поставлена задача снижения количества захороненных отходов до нуля, то есть практически прекращения загрязнения отходами металлургического производства окружающей среды.

Россия в настоящее время еще только готовится ступить на путь цивилизованного управления отходами.

В следующих номерах мы продолжим публикацию материалов диссертации
 
ПОИСК ПО САЙТУ
© 2001-2017 ООО «ИнЭкА-консалтинг»
Контакты ИнЭкА:
+7 3843 720575
720579
720580
ineca@ineca.ru
создание сайтов