Эко-бюллетень ИнЭкААрхив№ 5 (124) > ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ КОНТРОЛЬ

Владимир КОВАЛЕВ: «Мы ставим перед собой реальные цели»

Пользуясь статусом специализированного экологического издания, «ЭКО-бюллетень» публикует самое подробное из всех интервью, которые когда-либо давал представителям прессы заместитель губернатора Кемеровской области по природным ресурсам и экологии. С учетом того, что эта должность впервые введена в штат областной администрации с начала этого года, хочется понять, что именно изменилось за это время в природоохранной политике Кузбасса?
БУДЕМ ЗНАКОМЫ

Владимир Анатольевич КОВАЛЕВ

Родился 13 июня 1962 года в г. Прокопьевске Кемеровской области.

В 1984 году окончил Кузбасский государственный технический университет по специальности «горный инженер». Работал в должностях от подземного горного мастера до генерального директора шахт.

С 1998 по 2005 гг. занимал руководящие должности в ОАО «Прокопьевск уголь», ЗАО «Интел Синдик», ОАО «Беллон», ОАО ПО «Сибирь-Уголь».

С 07.2005 по 06.2006 - руководитель Ростехнадзора по Кемеровской области.

С 06.2006 по 12.2006 - заместитель губернатора по топливно-энергетическому комплексу.

С 01.2007 по настоящее время - заместитель губернатора по природным ресурсам и экологии.

Почетный работник угольной промышленности, имеет следующие государственные награды: орден «Шахтерская Слава» I, II и III степени, знак «Горняцкая Слава» III степени, медаль «За особый вклад в развитие Кузбасса» III степени.

Кандидат технических наук, в данный момент работает над докторской диссертацией на тему «Региональные системы промышленной безопасности».

- Владимир Анатольевич, в решениях апрельского выездного заседания комитета по экологии Госдумы было много пунктов, связанных с участием Кемеровской области в разработке федеральной нормативной базы. Что сделано и делается в этом направлении?

- Сотрудничество очень плодотворное, можно сказать, что мы уже стали структурой комитета по экологии Госдумы. На совещаниях в обладминистрации часто присутствует заместитель председателя комитета Александр Фокин, буквально на днях мы вместе рассматривали один из проектов по утилизации шин. На днях же отправили в Москву предложения по внесению изменений в Приложение 2 к постановлению Правительства РФ от 12 июня 2003 г. № 344 «О нормативах платы за выбросы в атмосферный воздух загрязняющих веществ стационарными и передвижными источниками. Сбросы загрязняющих веществ в поверхностные и подземные водные объекты, размещение отходов производства и потребления», касающиеся увеличения коэффициентов экологической значимости для Кемеровской области (атмосферный воздух, почва - до 2, состояние водных объектов - до 1,5). Принятие этих предложений позволит нам, с одной стороны, устранить диспропорции при исчислении платы за загрязнение окружающей природной среды, с другой - дополнительно привлечь в бюджеты всех уровней от предприятий и организаций Кузбасса порядка 390,0 млн. руб. в год. Мы посчитали - прежние нормативы просто изжили себя, потому что при нынешнем уровне производства и прибылей существующая система штрафов для собственников это копейки, потери которых они не замечают. А мы считаем, что наказывать нарушителей нужно так, чтобы это было чувствительно для их кармана, только тогда они начнут серьезно заниматься вопросами экологии на своих предприятиях.

Вторая наша недавняя законодательная инициатива - предложения о внесении изменений в Бюджетный кодекс в части перераспределения платежей за пользование недрами между бюджетными системами. Нами предложено 60% этих платежей для Кемеровской области оставлять в регионе - там, где и происходит добыча недр. Это позволит нам избегать отвлечения значительных финансовых средств из регионального бюджета на восстановление неизбежных при эксплуатации недр нарушений природно-ландшафтных комплексов, оперативно использовать эти средства на восстановление минерально-сырьевых ресурсов. С учетом того, что законодательное регулирование вопросов промбезопасности и дисциплины труда - прерогатива федеральных органов, Совет народных депутатов Кемеровской области обратился в Правительство РФ, Совет Федерации и Государственную Думу с просьбой при формировании технического регламента угольной отрасли РФ рассматривать систему обеспечения условий безопасности и охраны труда на угольных предприятиях Кузбасса в качестве пилотного проекта и оказать нам необходимое нормативное правовое содействие

И наконец, нужно вспомнить, что мы за это время нашли понимание со стороны комитета по экологии Государственной Думы в вопросе сохранения для Кузбасса районного коэффициента на уровне существующего.

- Какие законодательные инициативы предполагается принять в ближайшее время на уровне области? Способны ли законы на региональном уровне хотя бы частично восполнить соответствующий вакуум в федеральном законодательстве?

- Да, экологическая законодательная база РФ отстает от реалий сегодняшнего дня. Назрела необходимость законодательно ужесточить нормативно-ограничительные и запретительные меры к безответственным собственникам и руководителям предприятий, стимулировать развитие ресурсосберегающих технологий, обеспечить производственные процессы эффективными системами очистки. На уровне региона мы уже приняли порядка пятидесяти нормативных актов, позволяющих нам усовершенствовать систему государственного управления в области охраны окружающей среды и природопользования в Кемеровской области. В том числе, например, региональные законы о разграничении полномочий в сфере охраны окружающей среды, недропользования, водных отношений.

Сейчас ведется работа по подготовке Закона Кемеровской области об охране атмосферного воздуха, Концепции по обращению с отходами производства и потребления. По сути, это достаточно большие проекты, но вакуум федерального законодательства они действительно восполнят лишь частично. Большей законодательной инициативы с нашей стороны пока не нужно. Достаточного того, что сегодня есть. И это должно еще прижиться, войти в систему работы, потому что первыми об изменениях узнают специалисты-экологи, а им не всегда просто сразу достучаться до своих генеральных директоров. Естественно, потребуется время, чтобы этот ликбез прошел.

- Есть ли проблемы в координации работы с федеральными природоохранными органами, с включением в федеральные программы?

- С федеральными структурами нам приходится работать очень тесно, и если мы не будем этого делать, то они не только не будут помогать нам в решении наших проблем, но и вообще могут о них ничего не узнать. Чтобы инициировать взаимодействие и перевести его на постоянную основу, на уровне области были созданы структуры, в состав которых входят представители и региональных и федеральных природоохранных органов - Ростехнадзора, Росприродназора, Роспотребнадзора и ряда других. Я говорю о таких структурах как, например, Совет по природопользованию, Чрезвычайная межведомственная комиссия по вопросам природопользования в Кемеровской области, Комиссия по рассмотрению вопросов недропользования по общераспространенным полезным ископаемым в Кемеровской области и другие. Что касается федеральных программ, то мы, например, нашли взаимопонимание и финансовую поддержку в организации очистки русел малых рек Таштагола, Междуреченска, Новокузнецка, Кемерово. Проблемой остается недофинансирование порядка 60% от предусмотренного объема на программу ликвидации шахт, а это целый ворох нерешенных проблем: жилье на подработанных территориях, пожары, затопления. Мы создали свою рабочую группу, обобщили информацию, разработали комплексный подход, методологию расчета недофинансирования на ту же рекультивацию и все наши предложения передали в Минэнерго. Если удастся прийти к согласию, будут возможны серьезные сдвиги и начало крупномасштабных работ.

- Подготовлена ли концепция по ликвидации прошлого экологического ущерба (ПЭУ) в рамках федеральной программы, инициированной Ростехнадзором? Как скоро мы можем реально рассчитывать на поступление средств из федерального бюджета на рекультивацию, ведь Ростехнадзор планирует начать реализацию проекта уже в 2008 году? И какую чаcть финансовых обязательств по рекультивации будут нести собственники?

- Одна поправка: инициатива в этом деле принадлежит Администрации Кемеровской области, а Ростехнадзор выступает в качестве одного из соисполнителей этой инициативы. Весной этого года правительство поручило Ростехнадзору и Кемеровской области совместно разработать концепцию и методологию ликвидации ПЭУ. Концепция разработана и передана на утверждение, она уже прошла согласование в Ростехнадзоре и сейчас находится на стадии согласования с другими министерствами и ведомствами. И, несмотря на то, что у нас новое федеральное правительство, но наш губернатор на месте, Пуликовский на месте, и я надеюсь, что в четвертом квартале этого года концепция будет согласована, и мы сможем получить из федерального бюджета реальные деньги, которые будут направлены на восстановление нарушенных земель - это то, что нужно сделать в первую очередь. Потому что у нас порядка 100 тысяч гектаров земель, нуждающихся в рекультивации. И начинать надо, конечно, с Прокопьевска и Киселевска, потому что там процент нарушенных земель выше всего. В свое время они просто были приняты чиновниками на баланс, а теперь, после неоднократной смены собственников и ликвидации части предприятий, неизвестно, кому предъявить счет за восстановление нарушенных земель. И получается, что в этой проблеме мы имеем две четкие составляющие. Во-первых, текущая рекультивация земель, нарушаемых в процессе деятельности действующих предприятий. И здесь не может быть каких-либо вопросов: восстановление земель в данном случае - это прямая обязанность собственника, это его затраты. Во-вторых, рекультивация ранее нарушенных земель ликвидированными на настоящий момент предприятиями, так называемый прошлый экологический ущерб. Как раз рекультивацию этих нарушенных земель и придется осуществлять за счет бюджетных средств. Если, конечно, не будут внесены изменения в действующую законодательную базу. А администрацией Кемеровской области и губернатором лично уже неоднократно направлялись обращения в Государственную думу о необходимости скорейшего принятия закона «О рекультивации нарушенных земель».

- Реально ли сбалансировать темпы роста угледобычи с числом рекультивированных земель? Ведь только собственных усилий - на уровне региона - для этого будет мало.

- Сделать это необходимо. Тяжелая экологическая ситуация в Кузбассе потому и возникла, что на ограниченной по площади территории сосредоточено так много крупнейших предприятий добывающей промышленности. И даже при условии принятия специализированной Федеральной целевой программы «Реабилитация территории Кемеровской области (рекультивация нарушенных земель, утилизация отходов угольной, металлургической и химической промышленности) на 2008-2013 гг.», направленной в том числе на рекультивацию ранее нарушенных земель, мы сможем только частично достичь сбалансированности темпов прироста добычи полезных ископаемых и площади рекультивированных земель в области.

- Повлияли ли результаты исследования «Оценка экологической емкости природной среды Кемеровской области с учетом перспективы развития угольной промышленности до 2020 года в структуре производительных сил области» на экологическую политику области и планы социально-экономического развития Кузбасса? Если да, то каким образом?

- Конечно, повлияли. В программах социально-экономического развития как области, так и муниципальных образований учтены основные выводы ученых Санкт-Петербургского института им Г.В. Плеханова о том, что увеличение добычи угля и других полезных ископаемых в Кемеровской области возможно при снижении в 3-5 раз нагрузки на окружающую среду, что может быть обеспечено только при сохранении на заданном уровне негативных воздействий и с внедрением методов добычи, оказывающих минимум воздействия на окружающую среду.

По результатам выполнения этой оценки администрация области подготовила обращение в проектные институты «Кузбассгипрошахт» и «Гипроуголь» с рекомендациями о прекращении практики проектирования для угледобывающих предприятий отстойников с фильтрующими дамбами и размещением их в руслах малых рек, водоохранных зонах, прибрежных защитных зонах в качестве основных очистных сооружений шахтных и карьерных вод; об обеспечении проектных показателей очистки загрязняющих веществ в выбросах и сбросах, соответствующих наилучшим существующим технологиям.

- Вы не раз говорили о том, что главное - усилить жесткость контролирующих мер, но субъект федерации в этом отношении располагает ограниченным числом административно-финансовых рычагов, значит, нужно более эффективно ими пользоваться. Каким образом?

- Можно сказать, что вчера предприятиям было выгоднее платить штрафы в силу незначительности их размеров, которые мы не можем поднять на региональном уровне. А сегодня по настоянию обладминистрации кузбасскими предприятиями сформированы программы модернизации общей стоимостью более 10 миллиардов рублей. Финансовые ресурсы согласованы и утверждены техническими службами предприятий, акционерами. И сейчас мы перешли в режим контроля: подходит время, смотрим - выполняется программа или нет, и в зависимости от этого принимаем меры.

- Получается, у собственника два внешних мотива для экологически ответственного подхода к бизнесу: расширение рынка сбыта, которое требует соответствия международным стандартам, или страх оказаться в числе нарушителей, т.е. понести имиджевые, а, в конечном счете, и финансовые потери?

- Сейчас такие наши крупные компании, как СУЭК, Беллон и другие активно выходят на мировой уровень, а котировка акций на зарубежных рынках во многом зависит от уровня экологической ответственности предприятия, и потенциальные инвесторы или покупатели это четко отслеживают, в том числе делая запросы в наш департамент. Поэтому сейчас изменилась реакция даже на наши предупредительные письма, в которых мы только уведомляем предприятие о том, что оно не соблюдает действующее природоохранное законодательство, и мы в ответ готовы принять соответствующие меры. Отношение, как правило, меняется сразу. Собственники боятся входить в открытый конфликт, поэтому в том, что вопросы экологии нельзя игнорировать, их удается убеждать морально, не прибегая к помощи прокуратуры и судебных органов. Так что это мера хотя и воспитательная, но во многом действенная.

Кроме того, выдача разрешительной документации природопользователям сопровождается установлением условий ограничивающего характера, при соблюдении которых эта разрешительная документация действует. Невыполнение этих условий может привести к приостановлению действия разрешительного документа вплоть до прекращения его действия, что приведет к увеличению платежей за негативное воздействие в 5-25 раз. А отсутствие разрешительной документации у хозяйствующего субъекта автоматически закрепит за ним статус нарушителя природоохранного законодательства и приведет к ответственности по статьям Кодекса об административных правонарушениях.

- А какие вопросы рассматриваются на недавно созданной областной чрезвычайной межведомственной комиссии по природопользованию?

- Чрезвычайные, как это и следует из названия этой комиссии. Вспомните факты самовольного захвата земель при разработке полезных ископаемых, случаи незаконной вырубки леса, безлицензионного пользования водными объектами и разработки полезных ископаемых и т.п. Сорок процентов выкупленных лицензий на разработку месторождений два года лежали без дела до тех пор, пока мы не вынесли этот вопрос на комиссию и не инициировали механизм изъятия земель. Только тогда началось движение, собственники в срочном порядке стали осваивать эти участки. А до этого момента даже не интересовались тем, где эти участки находятся.

- С какой периодичностью проводятся заседания этой комиссии?

- Один раз в месяц, по мере наработки материалов контрольными и надзорными органами.

- Делается ли ставка в выявлении нарушений экологического законодательства на обратную связь с населением? Часто ли жалобы жителей находят подтверждение после проверок?

- Практика работы показывает, что 90% жалоб граждан обоснованы и находят подтверждение в ходе проверок. И если за весь 2006 год в управление природоохранной деятельности департамента природных ресурсов и экологии поступило 57 обращений от граждан Кемеровской области, то только за первое полугодие 2007 года - 77. Люди жалуются на захламление водоохранных зон, загрязнение воздушной среды промышленными выбросами, несанкционированные свалки. Я считаю, что активность людей растет именно потому, что они видят: обращения не остаются без ответа, и администрация принимает меры по устранению нарушений, о которых нам сообщают.

- Штрафы за негативное воздействие предприятий на окружающую среду используются целевым образом? Т.е. направляются на выполнение природоохранных мероприятий? Если да, то каких именно?

- За восемь месяцев этого года мы собрали столько же штрафов, сколько за весь прошлый год - 500 миллионов рублей. К концу года, думаю, будет собрано не меньше 600 миллионов рублей. Штрафы, предъявляемые природоохранными органами предприятиям и организациям за нарушения требований природоохранного законодательства, стопроцентно поступают в местный бюджет, а плата за негативное воздействие на окружающую среду распределяется следующим образом: 20% идет в федеральный бюджет, 40% - в областной, 40% - в местный бюджет. С одной стороны то, что природопользователи становятся более дисциплинированными, уменьшает поступления в бюджет, с другой стороны, чтобы существенного снижения не произошло, это заставляет нас работать все более эффективно и на предупреждение, и на выявление нарушений природоохранного законодательства. К сожалению, в соответствии с законом, ни штрафы, ни плата за негативное воздействие на окружающую среду не носят целевого характера. Но мы стараемся делать все от нас зависящее, чтобы увеличивать финансирование природоохранных программ на уровне региона. В идеале, конечно, нужно отправлять на эти цели все вплоть до последней собранной копейки. Потому что даже если сегодня остановить в Кузбассе все работающие промышленные предприятия, экология не станет лучше из-за проблем нашего жилищно-коммунального хозяйства, отсутствия в городах нормальной ливневой канализации, очистных сооружений для поверхностных стоков. Сейчас возможность строительства таких очистных сооружений обсуждается в трех городах области, суммарный вклад которых в загрязнение Томи особенно велик, - Междуреченске, Новокузнецке и Кемерове.

- Но только в Новокузнецке, по предварительной оценке, на такое строительство потребуется порядка 3-5 миллиардов рублей…

- Да, и этот вопрос, как и все остальные, мы будем решать поэтапно, потому что по-другому это сделать просто невозможно. Так, например, мы уже начали выделять деньги на строительство завода по переработке бытовых отходов в Кемерове, выделили 7 миллионов на строительство полигона для ТБО в Новокузнецке, хотя это, по сути, предоплата, потому что проект полигона еще проходит стадию экспертизы, но коммуникации уже строятся. Надо ставить перед собой реальные задачи, сейчас наша главная цель - не допустить ухудшения существующей ситуации.

- Считаете ли вы реальной задачей экономическую перспективность использования кузбасского шахтного метана в качестве энергоносителя? Сможет ли, на ваш взгляд, соблюдение условий Киотского протокола стать стимулом для скорейшего решения вопросов дегазации шахт?

- На сегодняшний день из 39 шахт с повышенной опасностью выбросов метана только 11 заключили соответствующие договоры. Конечно, мы совместно с Ростехнадзором и нашим департаментом будем разбираться, в чем проблема: в недопонимании менеджеров или в их нежелании решать этот вопрос. К сожалению, мы не можем заставлять собственников в обязательном порядке заниматься этим вопросом, тем не менее держим его на контроле, потому что угольными шахтами Кузбасса выбрасывается в атмосферу до одного миллиарда кубометров метана в год. Причем около ста миллионов кубометров в год выводится на поверхность через дегазационные системы, и этот метан можно эффективно использовать для выработки тепловой и электрической энергии. Но хотя подобные проекты достаточно давно и успешно реализуются на Украине, в Казахстане, в Германии и других странах, для нас сдерживающим фактором для широкомасштабного внедрения таких технологий остается баланс цен на энергоносители. Проекты дегазации и утилизации метана требуют серьезных инвестиций, но при эффективном использовании механизмов Киотского протокола они могут быть вполне рентабельными, обеспечивая при этом и снижение выбросов парниковых газов в атмосферу, и безопасность шахтерского труда.

Работать в этом направлении мы начали, не дожидаясь даже разработки Правительством порядка утверждения и проверки проектов, осуществляемых в рамках Киотского протокола. Провели ряд совещаний с потенциальными зарубежными инвесторами, организовали их встречи с руководителями угольных предприятий, провели обучающие международные семинары.

В рамках подписанного соглашения между Администрацией области и СУЭК уже реализуется проект «Предварительная дегазация угольных пластов на шахте им. Кирова» с переработкой метана в электроэнергию и сокращением его выбросов. Холдинг «Сибуглемет» планирует вложить 100 миллионов рублей в дегазацию угольных пластов шахты «Полосухинская». Поэтому хотя бы один пилотный проект в рамках Киотского протокола мы обязательно реализуем.

Учитывая, что большинство европейских стран-участниц Киотского протокола, а также США и Австралия, проявляют заинтересованность в расширении временных границ Киотского протокола, по-видимому, деятельность в этом направлении будет активно развиваться и, возможно, будут введены дополнительные механизмы, стимулирующие реализацию проектов сокращения выбросов в том числе и шахтного метана.

И все же кардинальным решением проблемы дегазации шахт может стать только внесение в лицензионное соглашение раздела о том, что собственник имеет право приступать к эксплуатации предприятия только после проведения дегазации.

- Последний вопрос, который часто задают представители других регионов, зная о том, что Кузбасс первым в России разработал и утвердил Концепцию экологической политики (см. текст концепции http://www.ineca.ru/?dr=projects&pg=ecopol - прим. ред.). Учитывается ли она при организации природоохранной работы в области? Как?

- Естественно, учитывается. Для этого она и разрабатывалась. Положения концепции постоянно используются в повседневной работе и при разработке программ социально-экономического развития как на уровне муниципальных образований региона, так и в конечном итоге на областном уровне.

- Спасибо за то, что вы нашли в своем плотном рабочем графике время для столь подробного интервью.

 
ПОИСК ПО САЙТУ
© 2001-2017 ООО «ИнЭкА-консалтинг»
Контакты ИнЭкА:
+7 3843 720575
720579
720580
ineca@ineca.ru
создание сайтов