Эко-бюллетень ИнЭкААрхив№ 3 (128) > ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ СТРАТЕГИЯ

Экологическая емкость природной среды Кемеровской области. Перспективы развития промышленности

проф. В.С. Литвиненко, проф. Н.В. Пашкевич, проф. Ю.В. Шувалов, Санкт-Петербургский государственный горный институт

В данной публикации изложены результаты научных исследований состояния окружающей среды Кемеровской области, выполненные в 2005-2006 гг. творческим коллективом Санкт-Петербургского государственного горного института (технического университета) СПГГИ (ТУ) в составе: проф. В.С. Литвиненко (научный руководитель программы), проф. Н.В. Пашкевич, проф. Ю.В. Шувалов, проф. С.И. Фомин, доц. И.Б. Мовчан, к.т.н. М.В. Паршина при участии ученых и администрации Кемеровской области: д.т.н. Е.Л. Счастливцева, Н.Ю. Вашлаевой, О.Д. Аношиной, Е.П. Зуева и др.

На основании анализа значительного статистического материала сделана оценка и установлены зависимости загрязнения, нарушения природной среды и ее влияния на здоровье человека в различных по уровню техногенеза административных районах области. Оценена экологическая емкость и предельная нагрузка на природную среду в зависимости от уровня удельной добычи угля на территории региона.

Рассмотрены пути снижения техногенеза при повышении угледобычи в регионе и даны рекомендации для улучшения ситуации, реализация которых на федеральном, региональном и местном уровнях позволит повысить экологическую устойчивость территории Кемеровской области и снизить воздействие основных источников загрязнения на живую природу и человека.

Работа может быть полезной для работников экологической службы и администрации горно-промышленных регионов, ученых и инженерно-технического персонала, а также студентов университетов экологических и технологических специальностей, занимающихся проблемами рационального использования природных ресурсов и защиты окружающей среды.


В Кемеровской области основные угледобывающие предприятия в основном сосредоточены в Ленинск-Кузнецком, Беловском, Прокопьевском, Новокузнецком, Междуреченском, Кемеровском и Яйском районах. Двенадцать остальных районов: Ижморский, Мариинский, Тяжинский, Юргинский, Яшкинский, Чебулинский, Тисульский, Топкинский, Промышленный, Крапивинский, Гурьевский, Таштагольский не имеют на своей территории угледобывающих предприятий. При этом пограничными с угледобывающими являются практически все из них, за исключением Мариинского, Тяжинского, Тисульского и, отчасти, Таштагольского, Топкинского и Промышленного (Рис.1).

По уровню добычи угля и степени влияния техногенеза административные районы могут быть разделены на 3 категории:

I – районы интенсивного техногенеза (Беловский, Ленинск-Кузнецкий, Гурьевский, Прокопьевский, Новокузнецкий, Кемеровский, Яйский)

II – районы трансграничного влияния техногенеза (Яшкинский, Ижморский, Топкинский, Крапивинский, Промышленный, Междуреченский)

III – «эталонные» районы, вне зоны влияния техногенеза (Мариинский, Тяжинский, Тисульский, Юргинский, Чебулинский, Таштагольский).

Районы I категории по современному объему добычи угля могут быть распределены в следующем порядке:

  1. Новокузнецкий (44 млн. т, 7 разрезов, 8 шахт, 2 шахты закрыты)
  2. Прокопьевский (31 млн. т, 15 разрезов, 20 шахт, 10 шахт закрыто)
  3. Междуреченский (24 млн. т, 1 разрез, 5 шахт)
  4. Беловский (23 млн. т, 10 разрезов, 5 шахт, 5 шахт закрыто)
  5. Кемеровский (16 млн. т, 2 разреза, 3 шахты, 5 шахт закрыто)
  6. Ленинск-Кузнецкий (9 млн. т, 6 шахт, 3 шахты закрыто)
  7. Гурьевский (9 млн. т, 2 разреза)
  8. Яйский (1 млн. т, 2 шахты, 2 шахты закрыты).

В качестве городов-маркеров различных уровней угледобычи и техногенеза были выделены:

Imax – города с максимумом добычи и числа источников (угольной отрасли) – гг. Белово, Прокопьевск;

Isum – города с средним уровнем добычи и числа источников – гг. Новокузнецк, Междуреченск;

Imin – город с минимальным уровнем добычи и числа источников – г. Гурьевск.

В результате решения поставленной задачи в отчете выполнены прогнозные расчеты и оценка максимальных возможностей экологической емкости Кемеровской области в зависимости от интенсивности техногенной нагрузки угледобывающего сектора промышленности области по основным параметрам: медико-демографические показатели, загрязнение воздушного и водного бассейнов, нарушение почв, а также проявленности абиогенных систем.

В результате анализа медико-демографических показателей выявлено, что общими тенденциями для всех районов (I, II, III категорий) являются снижение устойчивости развития территории по экологическим показателям и рост негативных тенденций медико-демографического характера (Рис. 2). На общем фоне развития негативных медико-демографических тенденций районы и города интенсивного техногенеза, связанного преимущественно с угольной промышленностью (I категория), имеют более высокие уровни неблагоприятных медико-демографических показателей, на 10-30 % превышающие уровни менее развитых промышленных городов и районов области. Низкая плотность населения отдельных территориальных объединений (районов) и их тяготение к сельскому хозяйству не являются гарантией устойчивого развития территории и благополучия здоровья, объясняемых трансграничными связями территорий и локальным действием негативных экологических факторов.

Общая смертность населения области возросла за 20 лет в 1,8 раза в основном за счет районов интенсивного техногенеза. Ожидаемая продолжительность жизни мужчин за тот же период сократилась на 8 лет, женщин на 4,5 года и на 2-2,5 года ниже средней по Российской Федерации. Общая заболеваемость населения за 10 лет возросла на 20 %, а риск развития новообразований увеличился на 25 %. Уровень социально значимых болезней (туберкулез, онкология) за 10 лет возрос на 60 и 20 % соответственно.

Показатели здоровья детского и подросткового населения в последние годы не имеют тенденции к улучшению. За последние 8 лет показатели общей заболеваемости подростков 15-17 лет возросли. Рост заболеваемости отмечается практически по всем классам болезней.

Общий уровень заболеваний, а также большинство основных форм заболеваний детей и взрослого населения в районах I группы (интенсивного техногенеза) в 1,8-2,0 раза выше, чем в районах III группы минимального техногенеза. Характерными тенденциями является практически линейный рост негативных показателей во времени с повышенной интенсивностью в районах I и II групп техногенеза и замедленным в 1,5-2,0 раза темпом повышения в районах III группы.

Спад производства в 90-х годах, в том числе добычи угля на 30 млн. т и последующий подъем на 40-50 млн. т привели, соответственно, к определенному снижению, а затем росту заболеваемости населения на 20-25 % по отдельным ее видам, общей смертности и смертности по отдельным видам заболеваний на 20-25 %.

Количественный рост негативных медико-демографических показателей в городах с интенсивной добычей угля (г. Прокопьевск, г. Новокузнецк и др.) при стабильном уровне добычи (до 1990 г.) составляет 1-2 % в год, при повышении угледобычи на 25-30 % темпы роста составляют 4-6 % в год и практически пропорциональны росту добычи.

Современное состояние I-ой группы и частично II-ой группы районов Кемеровской области может быть отнесено к категории зон чрезвычайной экологической ситуации или экологического бедствия и свидетельствует об исчерпании экологического ресурса природной среды.

Анализ динамики изменения добычи угля и выбросов загрязняющих веществ от предприятий угольной отрасли показал, что увеличение добычи на 1 % вызывает увеличение образования выбросов от предприятий угольной отрасли на 2,4 %.

В последние пять лет наблюдается тенденция увеличения удельного количества источников вредных выбросов и валовых объемов выбросов загрязняющих веществ в районах ведущих угледобычу: Беловский, Гурьевский, Кемеровский, Ленинск-Кузнецкий, Новокузнецкий, Прокопьевский, Междуреченский и Яйский (Рис. 3).

Ранжирование угледобывающих районов по уровню создаваемой техногенной нагрузки на атмосферный воздух предприятиями ведущих добычу угля:

шахты – Новокузнецкий (6 предприятий с наибольшим выбросом по области), Междуреченский (3), Ленинск-Кузнецкий (3), Беловский (2) и Прокопьевский (1) районы.

разрезы – Прокопьевский (5), Междуреченский (4), Новокузнецкий (2), Беловский (2), Кемеровский (1), Гурьевский (1) районы.

Анализ значений комплексного показателя в соответствии с критериями оценки среднегодового загрязнения атмосферного воздуха согласно «Методики» [1] позволяет ранжировать административные районы Кемеровской области по категориям экологического неблагополучия.

Информативный показатель экологической прогрессивности отраслей народного хозяйства, представленный массой выбросов на 1 т готовой продукции, в Кузбассе в угольной отрасли на 2004 год по сравнению с 1997 годом увеличился на 87 %, а на 2003 год – 164 %.

При постоянстве выбросов от производственных объектов Кемеровской области техногенная нагрузка на воздушный бассейн за счет интенсификации добычи угледобывающих предприятий в 2010 году при добыче 193 млн. т\год увеличится в 1,3 раза, а к 2020 при добыче 198 млн т\год – в 1,4 раза.

В результате анализа состояния атмосферного воздуха в зависимости от угледобычи и техногенеза районов Кемеровской области выявлена зависимость уровня загрязнения атмосферного воздуха от уровня техногенеза и, в частности, от развития угледобычи, увеличивающей негативные показатели территории на 40; при росте добычи 10 млн. т в год, т.е. 4 % на каждые 1 млн. т. роста добычи.

Таким образом, с увеличением угледобычи увеличивается и масса выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух районов, расположенных на территории угленосных областей, а также увеличится и трансграничный перенос полютантов в приграничные районы. Учитывая, что угледобывающие районы на сегодняшний день испытывают большую антропогенную нагрузку и по комплексному показателю загрязнения воздушной среды уже сегодня могут быть отнесены к категории критического, кризисного (зона чрезвычайной экологической ситуации) и катастрофического (зона экологического бедствия) состояния, а дальнейшее увеличение нагрузки приведет к неспособности восстановления экологического равновесия воздушной среды этих районов.

Исходя из результатов первичной оценки состояния вод и согласно принятой классификации, экологическая ситуация на большей части территории Кемеровской области должна оцениваться как «кризисная», а в районах наиболее интенсивного техногенеза – как «катастрофическая». Даже в районах минимального (для Кемеровской области) техногенеза ситуация является «критической» (по абсолютным оценкам) (Рис. 4). С учетом характера выявленной зависимости показателей состояния природных вод от объемов сброса сточной воды можно сделать предварительный вывод о том, что дополнительное увеличение техногенной нагрузки сопряжено с высокой степенью экологической опасности.

По-видимому, даже минимальное дополнительное увеличение объемов производства способно усугубить ситуацию и привести к распространению зоны «экологического бедствия» на всю территорию области. Однако осуществление более точной оценки и надежного прогноза дальнейшего техногенеза потребует гораздо более систематизированных и репрезентативных данных.

С увеличением объема угледобычи выявлено увеличение площади нарушенных земель в 8 районах (Рис. 5) и дополнительное увеличение техногенной нагрузки и, прежде всего, наращивание темпов угледобычи, которые могут привести к заметному сокращению территориальных биосферных ресурсов региона, представляющих собой важнейшее звено экологического каркаса биосферного уровня и имеющих высокую экономическую значимость.

На основе предварительной экспресс-оценки имеющихся показателей состояния почв, земельных ресурсов и районирования территории Кемеровской области можно сделать вывод, что горнорудная и топливная промышленность представляет один из наиболее мощных факторов антропогенного преобразования окружающей среды области. Предварительная оценка представленных материалов выявила из 19 исследованных районов Кемеровской области 6 районов, являющиеся центрами угледобычи, которые вошли в группы с напряженной, критической, катастрофической экологической обстановкой по состоянию земельных ресурсов, недр, почв (Рис. 6).

Процессы антропогенного изменения естественной природной среды Кемеровской области на сегодняшний день не допускают в промышленно освоенных районах эффективных мероприятий по восстановлению этой среды. Возможна лишь оценка негативного влияния развития промышленности, в частности, угледобывающего комплекса, и в целом – населенных пунктов на деградацию экосистемы в пределах всей Кемеровской области. Как демонстрируют результаты обобщения материалов наземного мониторинга, сводная оценка загрязнений почв, воды, воздуха, а также уровень заболеваемости относят до 40 % площади исследуемого региона к катастрофической и кризисной, а по воде – свыше 50 % площади отнесено к этим категориям. По данным космического мониторинга, около 40-45 % площади Кемеровской области занимает антропогенный ландшафт, маркируемый в разной степени интенсивными площадными инфракрасными аномалиями. Анализ фактического и планируемого уровней угледобычи показывает, что дальнейший ее рост в условиях имеющегося отсутствия равновесия в экосистеме способен привести к полному уничтожению последней, т.е. к ее абиогенной фазе. По совокупности перечисленных факторов можно отнести территорию Кемеровской области к категории экологического кризиса.

На основе проведенных исследований выявлены требования к технологии открытой разработки угольных месторождений, позволяющие частично снизить уровень техногенной нагрузки, наряду с экономичностью и безопасностью:

  • При строительстве и эксплуатации разреза режим нарушения и восстановления земель должен быть наиболее благоприятным, т.е. продолжительность периода между нарушением и восстановлением земель должна быть минимальной, а основная часть нарушений (особенно плодородных участков) должна переноситься на более поздний период разработки.
  • Добыча должна быть наименее землеемкой, т.е. расход земельных ресурсов на единицу добытого угля должен быть минимальным.
  • Формирование выработанного пространства и отвалов пустых пород должны отвечать требованиям проекта рекультивации согласно принятому направлению дальнейшего использования нарушенных земель.

Реализовать эти требования можно следующими путями:

  • Применять систему разработки с внутренним отвалообразованием не только при разработке горизонтальных и пологих залежей, но и при разработке наклонных и крутых залежей в соответствующих условиях.
  • Реализовывать технологии отработки, при которых отработанные участки или отдельные карьерные поля заполняются вскрышными породами с соседних участков или разрезов. Технологические решения должны быть направлены на оставление после отработки месторождений минимального выработанного пространства, не использованного для внутреннего отвалообразования.
  • Применять селективную технологию выемки плодородных и потенциально плодородных пород и их складирования в верхнюю часть отвала вскрышных пород.
  • Формировать оптимальный для дальнейшего использования рельеф поверхности отвалов.
  • Создавать условия для быстрейшего и эффективного возврата земель в народно-хозяйственное использование. Формировать отвалы на больших площадях таким образом, чтобы они в минимальные сроки достигли конечной высоты с дальнейшим одновременным развитием всех отвальных ярусов.

Рекомендации по совершенствованию системы управления состоянием природной среды на территории Кемеровской области

На государственном уровне необходимо разработать национальную политику развития угольной отрасли и осуществлять ряд мероприятий по государственному регулированию управления данной отраслью. При этом нужно иметь в виду, что 95,5 % добываемого в России угля обеспечивают частные предприятия, которые последние шесть лет финансируют развитие отрасли за счет собственных ресурсов. Среди возможных форм и методов государственной поддержки угольной отрасли выделим главные:

  • при обосновании топливно-энергетического баланса России необходимо существенно увеличить потребление угля в электроэнергетике;
  • предусмотреть участие государства в реализации наиболее важных для страны проектов в угольной отрасли и в строительстве новых электростанций на угле за счет финансовых ресурсов Инвестиционного фонда государства;
  • для активизации процесса технического перевооружения угольных предприятий использовать рыночные инструменты экономического механизма:
    • проводить гибкую налоговую политику: ввести нулевую ставку налога на добычу полезных ископаемых для угольных предприятий; отменить пошлины на импорт оборудования, снижающего вредные выбросы; ввести инвестиционную льготу по налогу на прибыль;
    • в целях устранения ценового перекоса пересмотреть ценовую политику в газовой отрасли с учетом взаимозаменяемости другими видами топлива, включая уголь;
    • проводить обоснованную тарифную политику в сфере железнодорожных перевозок угля;
    • разработать инвестиционную энергетическую программу для угольной отрасли с использованием кредитных механизмов;
  • уточнить функции и полномочия исполнительных органов власти и органов местного самоуправления в части их полномочий в области охраны окружающей среды;
  • повысить экономическую самостоятельность и экономическую ответственность регионов в области природопользования и охраны окружающей среды путем совершенствования природно-ресурсного законодательства на уровне центра и регионов;
  • ускорить принятие федеральных законов о плате за негативное воздействие на окружающую среду и об обязательном экологическом страховании;
  • продолжить совершенствование нормативной базы по выбросам загрязняющих веществ в атмосферу с учетом международных стандартов;
  • использовать лицензионные соглашения и лицензии, являющиеся важным инструментом государства в процессе управления недропользованием, для решения экологических проблем в регионах с развитой горно-добывающей промышленностью;
  • усилить экологический контроль государства в сфере производственно-хозяйственной деятельности предприятия путем проведения экологического мониторинга, экологической экспертизы, экоаудита, экологического страхования и прочих административных и правовых форм государственного контроля в сфере природопользования и охраны окружающей среды;
  • провести ревизии всего действующего федерального природно-ресурсного законодательства в целях обеспечения экологической безопасности в регионах с интенсивной эксплуатацией природно-ресурсного потенциала. Предложенные мероприятия, которые следует осуществить на федеральном уровне с целью решения экологических проблем угледобывающего региона, актуальны для всех субъектов РФ с интенсивной эксплуатацией ресурсов, недр.

В настоящее время платежи за негативное воздействие на окружающую среду не выполняют стимулирующих функций для решения сложившихся экологических проблем. Плата за негативное воздействие относится к неналоговым доходам бюджетов разного уровня, в связи с чем не происходит формирование территориальных экологических фондов за счет платежей. Предприятия и регионы лишились устойчивого источника финансирования природоохранных мероприятий.

В результате низкого уровня современных платежей за негативное воздействие на окружающую среду экономическая эффективность природоохранных мероприятий, как правило, имеет отрицательные значения.

Длительное отсутствие федерального закона о плате за негативное воздействие на окружающую среду ослабляет правовое обеспечение отношений платности по принципу «загрязнитель платит». Несовершенство в целом законодательной базы в области природопользования и охраны окружающей среды снижает эффективность государственного регулирования в этой сфере.

Экологическое законодательство, согласно ст.72 Конституции РФ, формируется как предмет совместного ведения РФ и субъектов РФ, что также зафиксировано в федеральном законе «Об охране окружающей среды» и других законодательных и нормативно-правовых актах РФ и субъектов РФ в области охраны окружающей среды.

Принятые в последние годы федеральные законы по разграничению полномочий между федеральными и региональными органами внесли некоторые коррективы в действие закона «Об охране окружающей среды» в части расширения полномочий местных органов управления на проведение экологического контроля. В то же время новая редакция статьи 6 Федерального Закона № 122 от 22.08.2004 г., вступившая в силу с 1 января 2006 года, содержит значительно сокращенный перечень полномочий органов государственной власти субъектов РФ в сфере отношений, связанных с охраной окружающей среды.

Администрация Кемеровской области в Программе экономического и социального развития области на 2005-2010 гг. предусматривает изменение структуры экономики области в пользу перерабатывающих отраслей, выпускающих конечную продукцию, что является объективным условием устойчивого развития региона. Однако, наряду с созданием новых перерабатывающих производств, нужно осуществлять также инвестиции в модернизацию и техническое переоснащение действующих добывающих компаний. Для соблюдения баланса интересов государства и региона при проведении эколого-экономической политики приоритетом должны служить общероссийские интересы, а федеральный центр обязан оказать региону соответствующую поддержку в решении экологических проблем, используя разные инструменты хозяйственного и правового механизма.

Таким образом, для улучшения экологической ситуации в области на региональном уровне необходимо:

  • разработать программу развития угольной отрасли с учетом экологической экспертизы воздействия технологии добычи угля на природную среду, с внесением в программу только тех объектов технического плана, которые обеспечивают экономическую эффективность при допустимом уровне экологического воздействия;
  • разработать и внедрить современную систему мониторинга экологической безопасности региона (создать сеть стационарных постов мониторинга);
  • обеспечить изменение отношения к проблемам экологии собственника-недропользователя, который должен быть не только социально, но и экологически ответственным (сокращение негативного воздействия на окружающую среду должно стать обязательным условием наращивания добычи на действующих предприятиях);
  • привлечь угольные компании к переработке углей и отходов угольной промышленности, развитию углехимии и решению экологических проблем отрасли;
  • содействовать переходу угледобывающих предприятий на систему экологического менеджмента с последующей сертификацией продукции в соответствии с ГОСТ ИСО 14000;
  • на уровне муниципального управления добиваться исполнения требований природоохранного законодательства, лицензионных соглашений с недропользователями. Эколого-ориентированные разработки новых технологий угледобычи могут осуществляться силами и средствами самих угольных компаний или по их заказу. Разработка целостных технологий политики, направленной на решение экологических задач, должна быть содержанием федеральной целевой программы по развитию угольной отрасли Российской Федерации.

Для угольной отрасли Кузбасса чрезвычайно актуальной является проблема рекультивации нарушенных земель, в связи с чем в настоящее время в рамках существующего законодательства в Кемеровской области необходимо:

  • провести общественную экспертизу программы рекультивации нарушенных земель и принять ее законодательным собранием области;
  • разработать и ввести в действие механизм залоговых (страховых) платежей при отводе земель
  • ного участка под работы, связанные с нарушением земель;
  • создать некоммерческий фонд рекультивации нарушенных земель;
  • разработать и принять региональную целевую программу восстановления нарушенных земель;
  • разработать и внедрить в производство передовые технологии добычи угля, обеспечивающие снижение землеемкости горных работ.

Для дальнейшего ускорения процесса восстановления нарушенных земель необходимо скорейшее принятие федерального закона « О рекультивации земель», в котором должны быть определены объекты рекультивации, основание, условия и сроки проведения работ, связанных с нарушением земель, учет нарушенных земель, порядок приемки и передачи нерекультивированных земель, установлен порядок контроля за рекультивацией земель, а также виды ответственности за несоблюдение установленных требований. Взносы или платежи, определяющие экономический механизм обеспечения рекультивационных мероприятий, должны производиться на стадии получения разрешения на проведение работ, связанных с нарушением земель.

Угледобывающим компаниям для успешного осуществления экологической политики необходимо определить главные ее этапы и основные эколого-экономические мероприятия, которые состоят в следующем:

  • обосновать приоритеты природоохранных и природовосстановительных мероприятий;
  • определить необходимые средства для решения экологических задач и источники финансирования;
  • оценить эколого-экономическую эффективность экологических мероприятий на уровне предприятия.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Шувалов Ю.В., Азимов Р.А. Горное дело, окружающая среда и человечество /СПГГИ (ТУ). СПб, 2003.
  2. Шувалов Ю.В. Безопасность жизнедеятельности трудящихся в горнодобывающих регионах Севера/ МАНЭБ. СПб, 2006.
 
ПОИСК ПО САЙТУ
© 2001-2017 ООО «ИнЭкА-консалтинг»
Контакты ИнЭкА:
+7 3843 720575
720579
720580
ineca@ineca.ru
создание сайтов