Эко-бюллетень ИнЭкААрхив№ 3 (128) > СРЕДА ОБИТАНИЯ

Сравнительная оценка биоразнообразия кедровых лесов Горной Шории

Леса представляют собой фундаментальную составляющую базовой подсистемы биосферы – растительного покрова. На них приходится около 91 % всей наземной биомассы. Трансформируя лучистую энергию Солнца в органическое вещество растительность, прежде всего леса, определили предпосылки для существования и функционирования многообразия консументов, редуцентов и в конечном итоге – человека.
П.В. Баранов,
кандидат биологических наук, охотовед «Среднетерсинского общества охотников и рыболовов» Новокузнецкого района

Специфика лесного покрова заключается в том, что леса имеют ярусность, значительно увеличивающую количество возможных экологических ниш и соответственно повышающую уровень биоразнообразия территории.

Поэтому как в древности, так и сейчас наиболее стабильные сообщества животных формировались под пологом леса, формируя устойчивую среду обитания и для человека. Особенное значение для жизни народов Сибири имеют хвойные леса. Возникнув более 200 миллионов лет назад, они оказывают наиболее сильное регулирующее воздействие на ход природных процессов.

Наиболее ценным в хозяйственном и эстетическом отношении компонентом хвойных лесов Сибири и Горной Шории, в том числе следует считать кедровые леса, массивы которых расположены только в пределах горной системы Кузнецкого Алатау.

Целью настоящей работы является определение роли кедровых лесов Горной Шории в сохранении биоразнообразия данной территории.

Базовый материал для настоящего отчета собран в течение 2006-2007 гг. в различных частях Кузнецкого Алатау, как в пределах Кемеровской области: Горная Шория (Таштагольский район), Новокузнецкий район (бассейны рек Средняя и Верхняя Терси), Междуреченский район, так и на сопредельной территории Республики Хакасия (Поднебесные Зубья).

Часть материала, в том числе и по некоторым мелким хищникам, получена в результате учетов мелких млекопитающих. Отловы представителей этой группы осуществлялись по стандартным методикам (Новиков, 1953; Швецов и др., 1984). По некоторым видам численность определялась на основе различных модификаций метода обследований по визуальным встречам. Маршрутные методы использовались для учета: копытных с использованием снегохода, учетов бурундука, пищух, северных оленей, косуль, бурого медведя на пеших маршрутах.

В марте 2007 года в бассейне р. Мрас-Су проводились зимние маршрутные учеты (ЗМУ). Кроме этого, в отчете использованы материалы учетов 2005 г. (ноябрь) по этому же маршруту, а также данные учетов заповедника «Кузнецкий Алатау» и Среднетерсинского общества охотников и рыболовов. Учетные маршруты дифференцированы по выделам и захватывают практически все типы геосистем. Следы, учтенные на отрезках маршрута в одном типе геосистем, экстраполируют на площадь, занятую ландшафтными группировками этого типа. При таком подходе получается несколько отдельных учетов в разнокачественных угодьях, выполненных на едином маршруте.

Всего выделено типов участков:

а) Лесостепной пояс.

1. Лесостепь.

б) Нижний лесной пояс.

1. Долины нижнего лесного пояса.

2. Черневая тайга.

в) Верхний лесной пояс.

1. Кедрово-пихтовые леса.

2. Кедровые леса.

3. Вырубки и гари.

г) Субальпийский пояс.

1. Субальпийские редколесья и луга.

При пересчете данных, полученных по этой схеме, мы имеем возможность наглядно представить себе распределение видов по территории и проследить характер использования ее различными конкурирующими видами. Использованы также архивные материалы охотхозяйственных организаций, архивы особо охраняемых территорий (заповедников и заказников), архив Западно-Сибирского отделения ВНИИОЗ.

В процессе получения первичной информации по редким видам использован анкетный метод. В период подготовки работы автор знакомился с коллекциями Западно-Сибирского отделения ВНИИОЗ, Кузбасской государственной педагогической академии.

Сравнительный анализ биоразнообразия кедровых лесов Горной Шории

При оценке видового разнообразия (определения ценности территории) исходят из ряда параметров: общего количества присутствующих видов, численности и наличия условий для размножения ресурсных таксонов, стабильности экосистемы и т.д.

В пределах Кемеровской области отмечено присутствие 68 видов млекопитающих, распределение которых обусловлено, с одной стороны, – ландшафтным делением территории, с другой – антропогенной нагрузкой на экосистемы урбанизированного сектора экономики региона.

В приведенной диаграмме (Рис. 1) показано, что наибольшее количество видов млекопитающих встречаются в первых пяти типах геосистем: лесостепи (43 вида), долинах нижнего лесного пояса (47 видов), черневой тайге (46), кедрово-пихтовых лесах (45), кедровых лесах (43). Фауна вырубок, гарей и субальпийского пояса существенно беднее – 35 и 23 вида соответственно.

На рисунке 1 диаграмма по первым пяти выделам представляется равнозначной, однако учитывая, что площадь лесов с участием кедра в Кемеровской области составляет около 4,5 % от общей лесопокрытой площади, то становится очевидным, насколько велика роль кедровых типов леса в сохранении биоразнообразия территории.

Лесные массивы с участием кедра сохраняют более 2/3 фауны млекопитающих Кемеровской области и более 85 % фауны Горной Шории.

Особенно велика роль кедровых лесов Горной Шории в сохранении важнейших ресурсных таксонов территории. Прежде всего зверей и птиц, являющихся основой систем жизнеобеспечения коренного населения Горной Шории.

Согласно данным о составе доминирующих групп млекопитающих в пределах выделенных геосистем, в кедровых типах леса доминируют виды млекопитающих, исторически составлявших основу охотничьей отрасли Горной Шории. Это прежде всего соболь, марал, лось, бурый медведь, заяц-беляк, бобр и белка. Длительное время именно эти виды были основой товарного обмена и налоговой (ясачной) подати, взимавшейся с местного населения, наряду с продукцией переделки железной руды.

Так, по данным В.Н. Скалона (1954), только бобров в начале 17-го века, с территории современной Горной Шории, поступало в ясак 250 шкур. Позднее акцент потребительского спроса неоднократно менялся в сторону то одного, то другого вида промысловой пушнины. 20-ый век, особенно советское время добавило в привычный охотничий спектр малоценную пушнину (крота, бурундука, пищуху), интродуцированные виды (норку американскую, зайца-русака), но в течение всего исторического периода именно кедровые леса сохраняли поголовье базового объекта промысловой охоты – соболя, мода на мех которого никогда не проходила.

Вопрос о связи популяций соболя с кедровыми лесами (на востоке с лесами кедрового стланика) еще не решен. В советское время неоднократно осуществлялись попытки выпуска соболей в пределы соседнего горного массива – Салаирского кряжа, растительность которого во многом схожа с растительностью Горной Шории, но все они заканчивались безрезультатно. При анализе неудачи интродукции вида сотрудники Западно-Сибирского отделения ВНИИОЗ им. проф. Б.М.Житкова констатировали только одно кардинальное отличие ландшафтов Салаира от геосистем Кузнецкого Алатау – отсутствие кедровых массивов.

Сейчас численность соболя по Кемеровской области составляет порядка 5800 особей, причем основное поголовье сосредоточено в наиболее богатой кедровыми массивами части Кузнецкого Алатау, в Междуреченском, Таштагольском и Тисульском районах, непосредственно прилегающих к территории заповедника «Кузнецкий Алатау» и Шорского национального парка, роль которых как региональных воспроизводительных резерватов в настоящее время не вызывает сомнений. Здесь сформировались оптимальные условия для воспроизводства основных промысловых видов, показатели плотности населения которых значительно превышают таковые в соседних охотугодьях, особенно если они достаточно отдалены от охраняемой территории.

Однако не только качественный состав фауны определяет ресурсную ценность кедровых лесов Горной Шории. Пригодность к освоению того или иного вида животных определяется прежде всего плотностью населения и достаточностью его запасов для систематического освоения местным населением, то есть численностью популяций.

На диаграмме (Рис. 2) видно, что сектора кедровых типов леса (занимающих лишь 4,5 % площади лесов Кемеровской области и около 1,25 % всей ее площади) обладают основными запасами большинства ресурсных видов животных территории (от 62 до 83 %).

Это прежде всего наиболее значимые в традиционном охотничьем промысле и рыболовстве виды: соболь, белка, лось, марал, бурый медведь, рябчик, глухарь, хариус, ленок, таймень, елец сибирский и др.

В настоящее время многие из этих видов сократили свою численность вследствие неумеренной эксплуатации и изменения среды обитания, но в 1920-х годах значимость их для системы жизнеобеспечения было трудно переоценить. Так, экспедиция ВНИИОЗ (в то время ВНИО им.Б.М.Житкова) в 1927 году на территории современного г. Междуреченска (тогда – Мысковский и Саркашенский сельские советы) отметила, что 65 % (из 2750 человек) местного населения существуют в основном за счет охоты, рыболовства и сбора дикоросов, основные запасы которых расположены также в пределах кедровых лесов, по некоторым видам – до 100 % (таблица 1). На диаграмме (Рис.3), иллюстрирующей данные этой таблицы, заметно резкое преобладание секторов «кедрового» блока. Среди наиболее важных видов полезных дикорастущих растений следует отметить прежде всего черемшу, чернику, смородину и малину.

Таблица 1. Распределение промысловых запасов дикоросов по видам в основных типах геосистем Кузнецкого Алатау
NВИДЛесостепьДолины ниж.лесн. поясаЧерневая тайгаКедрово -
пихтовые леса
Кедровые леса Вырубки и гариCубальпийский пояс
 13456789
1Черемша (колба)  +++  
2Красная смородина ++++  
3Черная смородина ++++  
4Малина +++++ 
5Черника  +++++
6Клубника+      
7Кандык сибирский  +++  
8Маралий корень  +++++
9Золотой корень    + +
10Кедровый орех  +++  
 ВСЕГО ВИДОВ1388933

Кедровые леса, как уже отмечалось выше, – сложные природные системы, включающие в себя множество составляющих. Именно это делает их устойчивыми к воздействию неблагоприятных факторов окружающей среды, однако мы полагаем, что средообразующая роль их настолько велика, что в ближайшей перспективе следует рассмотреть вопрос о полном запрете на рубку кедровых массивов и законодательной ответственности за разрушение их экосистем при проведении различных работ.

На основании всего сказанного выше мы предлагаем запретить проводимые до настоящего времени рубки кедра, разрешив изъятие этой древесины только в особых случаях и под строгим контролем природоохранных организаций.

Охрана объектов биоразнообразия кедровых лесов Горной Шории

Кемеровская область – один из ключевых регионов Сибири в сфере промышленного производства и добычи полезных ископаемых, но проблеме сохранения биоразнообразия здесь уделяется недостаточно внимания. В обществе, отличающемся чрезвычайной неоднородностью, преобладает потребительское отношение к природе и наблюдается привыкание к острым экологическим проблемам территории. Отсутствует понимание того, что процветание отдельных отраслей, предприятий, бизнесменов происходит за счет другой части населения, вынужденной расплачиваться за него отпущенными на их долю благами природы, в том числе и биологическим разнообразием, имеющим вполне конкретное денежное выражение (Chardonnet et al., 2002).

Единая цель сохранения биологического разнообразия кедровых лесов Горной Шории – сохранение или восстановление естественных экосистем в объеме, способном обеспечить их устойчивое функционирование и неистощительное использование, а также сохранение или восстановление разнообразия измененных человеком форм живых организмов и экосистем в объеме, обеспечивающем развитие эффективного хозяйства и формирование оптимальной среды для жизни общества.

При этом реализуются следующие принципы:

а) Информированное принятие решений. Любое воздействие на окружающую среду должно иметь строгое научное обоснование, целесообразность его оценивается экспертным путем.

б) Учет потенциальной экологической опасности. Экологическая безопасность любой деятельности должна быть доказана.

в) Сотрудничество и распределение ответственности внутри общества. Устойчивость развития территорий достигается путем согласования интересов различных групп населения, ведения переговоров, перераспределением ресурсов между предпринимателями и местным сообществом.

г) Развитие и поддержка культурных ценностей, в том числе и религиозных, как духовной основы сохранения биологического разнообразия.

д) Учет территориальной специфичности. Необходим дифференцированный подход к выбору приоритетных задач сохранения биологического разнообразия, учитывающий неоднородность Кемеровской области (как и всего региона в целом). Следует выделить как минимум три зоны.

1. Зона строгого сохранения типичных экосистем территории региона. В настоящее время – это территории заповедников и прилегающих к ним районов, где осуществляются традиционные виды природопользования, не нарушающие естественного баланса экосистем. Особое место занимает Шорский национальный парк. Здесь должна быть реализована программа сохранения культурного биоразнообразия, соответствующего традиционному укладу жизни коренного населения, под которым понимается не бесконтрольное хозяйствование местных общин, а всемерная поддержка традиционных природосберегающих форм хозяйства, аборигенных пород скота и сортов растений, всего уклада жизни таежных охотников, рыболовов и земледельцев – уникальной части культурного наследия человечества.

2) Зона сельскохозяйственного использования. Здесь также реализуется поддержка природосберегающих форм хозяйства.

3) Зона урбанизированных промышленных агломераций с коренным образом измененными экосистемами. Здесь осуществляется программа оптимизации функционирования предприятий и рекультивация ландшафтов.

Решение практических проблем сохранения биоразнообразия строится на двух принципиальных биологических подходах – популяционно-видовом и экосистемном. При этом применяются два основных способа сохранения биоразнообразия – вне типичной среды обитания (ex-situ) и в типичной среде обитания (in-situ). Последний следует считать в настоящее время единственно возможным.

Основные меры по сохранению биоразнообразия в регионе:

  • организация научно обоснованного мониторинга биоразнообразия,
  • реставрация разрушенных экосистем,
  • осуществление научного подхода к изъятию биологических объектов из среды обитания,
  • контроль и регулирование состава и структуры сообществ живых организмов,
  • реинтродукция исчезнувших форм,
  • предотвращение заноса чужеродных элементов и генетически измененных человеком форм из агроценозов, ферм, водоемов, урбанизированных экосистем в естественную среду обитания аборигенных форм,
  • осуществление контроля за интродукцией в лесном и охотничьем хозяйствах,
  • дальнейшее развитие и поддержание сети особо охраняемых территорий с учетом реальной ситуации,
  • территориальное планирование с учетом сохранения биоразнообразия,
  • конструирование устойчивых экосистем с учетом сохранения биоразнообразия,
  • всемерная поддержка местных экологических движений, инициатив общественности.

Современная экономика региона чаще рассматривает эффективность хозяйственного комплекса и охрану природы как две автономные проблемы. Для движения к устойчивому развитию необходим переход к эколого-экономическому подходу, рассматривающему природу не как источник ресурсов, а как базовую систему, сохранность и эффективность которой определяет устойчивое развитие экономики. В этой связи актуальна поддержка традиционных, природосберегающих форм хозяйства. Углубление переработки сырья. Стимулирование использования критериев экологической безопасности производства и товаров для повышения их конкурентоспособности, а также ряд других направлений.

Наконец, необходимо в корне изменить ситуацию с правоприменением природоохранного законодательства, уровень эффективности которого остается крайне низким.

Выводы

  • Лесные массивы с участием кедра сохраняют более 2/3 фауны млекопитающих Кемеровской области и более 85 % териофауны Горной Шории.
  • В кедровых типах леса доминируют виды млекопитающих, исторически составлявших основу охотничьей отрасли Горной Шории. Это прежде всего соболь, марал, лось, бурый медведь, заяц-беляк, бобр и белка. Длительное время именно эти виды были основой товарного обмена и налоговой (ясачной) подати.
  • В течение всего исторического периода именно кедровые леса сохраняли поголовье базового объекта промысловой охоты – соболя, мода на мех которого никогда не проходила.
  • Кедровые массивы (занимающие лишь 4,5 % площади лесов Кемеровской области и около 1,25 % всей ее площади) обладают основными запасами большинства ресурсных видов животных территории ( от 62 до 83 % всего видового спектра).
  • Основные запасы дикорастущих растений, используемых местным населением, расположены также в пределах кедровых лесов, по некоторым видам – до 100 %.
  • Средообразующая роль кедровых лесов Горной Шории настолько велика, что в ближайшей перспективе следует рассмотреть вопрос о полном запрете на рубку кедровых массивов и законодательной ответственности за разрушение их экосистем при проведении различных работ.
  • Кедровые леса являются определенным стабилизирующим фондом пополнения популяции соболя для региона в целом, так как здесь, на 4 % лесной площади области, сосредоточено более 37 % общего его поголовья.
  • В последний период система мониторинга, как составляющая управления природными биологическими ресурсами, была практически разрушена.
  • Сейчас актуальным является более широкое внедрение дистанционных методов, прежде всего базирующихся на многофункциональных географических информационных технологиях (ГИС-технологиях), успешно применяемых для мониторинга растительности (в частности лесного фонда).
  • Необходимо осуществлять пропаганду идей сохранения биоразнообразия кедровых лесов средствами массовой информации, оговорив финансирование последней специальной строкой бюджета, способствовать развитию религиозно-этических представлений о ценности живого, что достаточно актуально для региона.
  • Необходимо в корне изменить ситуацию с правоприменением природоохранного законодательства, уровень эффективности которого остается крайне низким.
 
ПОИСК ПО САЙТУ
© 2001-2017 ООО «ИнЭкА-консалтинг»
Контакты ИнЭкА:
+7 3843 720575
720579
720580
ineca@ineca.ru
создание сайтов