Эко-бюллетень ИнЭкААрхив№ 4 (129) > ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ КОНТРОЛЬ

Связь темпов рекультивации с темпами угледобычи

Россия считается одним из крупнейших экспортеров угля в мире и занимает третье место после Австралии и Индонезии. Доля Кузбасса в общероссийском экспорте угля составляет более 78 %. И в прошлом году было принято решение увеличить долю угля в топливном балансе страны: к 2020 году спрос на электроэнергию вырастет в 2 раза, а на энергетический уголь – более чем в 2,5 раза. Поэтому в Кузбассе потребуется увеличить общий объем добычи угля до 270 млн в 2025 году. То есть построить практически второй угольный Кузбасс.

А это значит, что резко вырастут площади нарушенных земель, а на сегодняшний день их количество в Кузбассе уже в десять раз превышает среднероссийские показатели, и темпы рекультивации оставляют желать лучшего, поскольку значительная часть нарушенных и нерекультивированных земель была накоплена в советские времена. Всего же с 1860 года, когда открылась первая шахта Кузбасса, в регионе было добыто 7 млрд тонн. И если всю территорию Кемеровской области, а это 100 тыс кв. км, засыпать добытым углем, получится гора высотой в 300 метров (более подробные данные об объемах нарушенных угледобычей земель см. в «Справке «ЭКО-бюллетеня» на стр. 17).

Между тем государство стало заниматься вопросами рекультивации только в семидесятых годах прошлого века. И на сегодняшний день темпы рекультивации не соответствуют темпам роста угледобычи. Только за последние 10 лет в области было построено 42 новых предприятия по добыче и переработке угля. В стадии строительства находятся еще 17 угледобывающих предприятий и 4 обогатительные фабрики. Масштаб и качество нарушения земель давно превысил способность природы к самовосстановлению. И в распоряжении региональной власти недостаточно правовых механизмов для контроля за темпами и качеством рекультивации. В этом мнении сходятся представители и органов государственного экологического контроля, и ученые, занимающиеся разработкой и внедрением технологий рекультивации, и экологи промышленных предприятий. Но справедливости ради нужно сказать, что эффективного механизма управления этим вопросом нет и на федеральном уровне. И при существующем положении у субъекта нет права на жесткий централизованный контроль за использованием финансовых отчислений промышленных предприятий на проведение рекультивации. На сегодняшний день активные попытки найти возможные решения для этой проблемы предпринимаются в двух субъектах РФ – Кемеровской области и Ханты-Мансийском автономном округе (ХМАО), где остро стоит проблема рекультивации нефтезагрязненных земель. По данным космосъемки НПЦ «Мониторинг», площадь нефтезагрязненных земель в ХМАО составляет порядка 70-80 тыс. га.

В ХМАО так же, как и в Кемеровской области, утверждены региональные методические рекомендации по проведению рекультивации, но анализ исполнения проектов на практике показывает, что применяющиеся методы приводят к деградации естественных экологических систем и истощению природных ресурсов и имеют целый шлейф негативных последствий, ухудшающих состояние окружающей среды. Тем не менее, у региона недостаточно правовых оснований для ужесточения экологического контроля. Хотя, например, в прошлом году Ханты-Мансийская природоохранная прокуратура проверяла работу нефтяных компаний по рекультивации отработанных земель на месторождениях, по которым заканчивается срок аренды.

В интервью, опубликованном в журнале МПР «Государственное управление ресурсами» (№6/36/2008) член-корреспондент РАН, директор Института водных проблем РАН Виктор Данилов-Данильян оперирует следующими данными: «На долю топливного комплекса, самого богатого сектора в российской экономике, в том же 2004 году пришлось при этом менее 53 % рекультивированных земель. Однако площадь рекультивированных нефтяной промышленностью земель в 2004 году составляла 74 % от площади нарушенных газовой промышленностью – менее 57 %. Это еще одно совершенно очевидное свидетельство невнимания к экологическим проблемам в большинстве топливных компаний. А вот угольная промышленность и электроэнергетика возвращают свои долги по рекультивации нарушенных земель. По моему мнению, тут значительную роль сыграла активность общественных экологических организаций, местных властей и населения. Дело в том, что предприятия этих отраслей, в отличие от нефте- и газодобывающих, расположены в обжитых, густонаселенных районах». Из чего следует сделать вывод, что какими бы низкими не были темпы рекультивации нарушенных в результате угледобычи земель, они превышают темпы рекультивации нефтезагрязненных земель. Тем не менее, если в ближайшее десятилетие планируется построить «второй угольный Кузбасс», значит, и темпы рекультивации нужно наращивать в два раза. И прежде всего потому, что в Кемеровской области действительно большинство угледобывающих предприятияй находится в непосредственной близи к населенным пунктам.

 
ПОИСК ПО САЙТУ
© 2001-2017 ООО «ИнЭкА-консалтинг»
Контакты ИнЭкА:
+7 3843 720575
720579
720580
ineca@ineca.ru
создание сайтов