Эко-бюллетень ИнЭкААрхив№ 4 (129) > ПРИРОДООХРАННОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

Полномочия федерального экологического контроля за рекультивацией

Несмотря на многочисленные реструктуризации и появление новых основополагающих природоохранных правовых актов, нормативная база в части государственного экологического контроля за проведением рекультивации не обновлялась с советских времен. Каков стандартный федеральный порядок и есть ли отличия от него на региональном уровне? Об этом мы попросили рассказать Сергея Мстиславовича Малахова, руководителя управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Кемеровской области.

– Соблюдение каких параметров в рекультивации проверяет Росприроднадзор?

– Для нас важно, чтобы рекультивация была выполнена свое­временно, в соответствии с проектными решениями и графиком выполнения работ, а самое главное – чтобы за рекультивированными землями осуществлялся мониторинг до полного их восстановления в состояние, пригодное для дальнейшего использования. А также чтобы они своевременно и по закону были приняты землевладельцами.

– Что, на ваш взгляд, нужно изменить в правовой базе, чтобы сделать государственный контроль за выполнением рекультивацией более полномасштабным и строгим?

– Главной причиной невыполнения работ по рекультивации является отсутствие финансирования, реорганизация и ликвидация предприятий.

Мы уже лет двадцать говорим о том, что наиболее правильный вариант контроля за выделением средств на рекультивацию – это система залоговых платежей, которую нужно закрепить на уровне федерального законодательства. Собственник еще при получении лицензии вносит целевые средства на рекультивацию и депонирует их в банке, и даже в случае банкротства собственника банк на основании конкурса выбирает организацию, которая проведет рекультивацию, и выдает ей для проведения работ ранее зарезервированные средства.

Из основного процента предприятий, нарушивших почвенный покров, ведущее место занимают предприятия угольной промышленности. Согласно Постановлению «О государственном земельном контроле» от 15 ноября 2006 г. № 689, контроль за соблюдением выполнения обязанностей по рекультивации земель Управлением Росприроднадзора по Кемеровской области осуществляется после завершения разработки месторождений полезных ископаемых. Но ни одно месторождение в Кузбассе в ближайшие 50-60 лет не будет отработано – у нас много шахт с трехсотмиллионными запасами угля, – и при темпах добычи в 2-3 миллиона в год, считайте сами, когда можно будет прийти с контролем за выполнением рекультивации на отработанных землях. Мы сейчас с угольщиками на добрых началах договариваемся, что в ходе проверок Росприронадзора в том числе проверяется и выполнение проектов рекультивации.

В соответствии с «Основными положениями о рекультивации земель, снятии, сохранении и рациональном использовании плодородного слоя почвы», утвержденными Минприроды России и Роскомземе от 22.12.1995 г. № 525/67, в нашей области мы отработали следующий механизм контроля за рекультивацией:

– во всех муниципальных образованиях созданы решением органов местного самоуправления Постоянные Комиссии для организации приемки (передачи) рекультивированных земель. Я – как руководитель Управления Росприроднадзора по Кемеровской области – или мой представитель входим в каждую комиссию по приемке рекультивированных земель. По результатам работы Постоянной Комиссии оформляется Акт приемки-сдачи рекультивированных земель.

В Кемеровской области мы усовершенствовали этот механизм следующим образом: администрации районов и городов заранее извещают Росприроднадзор о том, что планируется принять землю в таком-то количестве от такого-то предприятия. На основании этой информации издается приказ и проводится проверка качества выполненных рекультивационных работ и их соответствие проектным решениям. Акт проверки и является нашим голосом «за» или «против».

– И часто рекультивация выполнена в полном соответствии с проектом?

– В большинстве случаев да, все стараются выполнять условия проекта. Другое дело, что далеко не всегда рекультивацию, сделанную в соответствии с проектом, можно считать рекультивацией. Растения могут не прижиться, не так выровняют уклон – он будет размываться. А главная проблема в другом – даже при том, что мы внедрили на региональном уровне такой механизм проверок Росприроднадзором качества проведенной рекультивации, наш голос в комиссии один, а всего в ней, как правило, более десяти человек. Поэтому даже если я напишу отрицательный акт, это еще не значит, что земля не будет принята городом.

– И что вы можете сделать в этой ситуации?

– Оштрафовать на 30 тысяч рублей и написать соответствующий акт.

– Какова динамика рекультивации?

- Учитывая, что Управление Росприроднадзора по Кемеровской области полномочиями по надзору за рекультивацией нарушенных земель наделено только в 2007 г., о динамике говорить сложно, но из проверенных предприятий за 2007 г. площадь рекультивированных земель по государственному статистическому отчету 2-тп (рекультивация) составила 576,96 га, в т.ч. по ликвидированным шахтам – 347,9 га; согласно планам календарных работ по рекультивации, площадь рекультивированных земель должна была составлять 5755,05 га, в т.ч. по ТЭО ликвидации шахт – 5501,6 га. Фактически органами местного самоуправления принято 397, 9 га.

Практически удается пока только не допускать ежегодного прироста количества нарушенных земель.

– Но это же очень хорошо, таких темпов ведь раньше не было?

– До этого количество рекультивированных земель составляло примерно процентов десять от количества нарушенных. Но все равно темпы недостаточны. У нас с прежних времен осталось 64 тысячи нерекультивированных гектаров.

– В европейском законодательстве закреплено проведение рекультивации под будущие цели использования, у нас – до возвращения нарушенных земель в исходное состояние. Это создает какие-нибудь проблемы на практике?

– Да, у нас на пятидесяти гектарах великолепно отрекультивированной земли с хорошо принявшимися сосенками могут разместить городскую свалку – это реальный случай из практики. Спрашивается: зачем люди деньги тратили на восстановление этого участка? Может быть, надо было сначала посмотреть: а под что муниципалитет собирается использовать эти земли? Зачем засаживать деревья, если по генплану города здесь будет жилмассив? Разумнее было просто выровнять эту площадку. Сейчас земля стала дорогой и если она находится в пределах населенного пункта, как правило, она рассматривается в качестве площадки под строительство. Будущий хозяин земли и является главным инспектором. И если лесник принимает в лесной фонд площадку, не засаженную лесом, это на его совести. Если город принимает площадку, которую потом никак не может использовать, это тоже на его совести. Централизованного и жесткого государственного контроля за этим вопросом в правовой базе нет. А самая большая наша проблема – брошенные нерекультивированные земли, собственники которых разорились в междувременье девяностых годов. И нерекультивированные площадки закрытых промпредприятий, особенно оборонных заводов – «Коммунар», «Химволокно», потому что там мало выровнять поверхность и просто посеять травку, там надо поднимать грунт, дезактивировать его и убирать. Кто и когда оплатит эти работы – ответа нет.

– Но ведь и в исходное состояние карьерные выемки глубиной в сотни метров вернуть просто невозможно?

– Конечно. Плодородный слой в лучшем случае был снят лет пятьдесят назад и за это время он перестал быть плодородным, потому что за ним никто не следил, его никак не использовали. В наших условиях нужно говорить о необходимости выполаживать карьеры, выравнивать рельеф и выкладывать почвенный слой. Не надо тратить десятки миллионов рублей для того, чтобы засаживать на этом пространстве облепиху. Если создать определенные условия, природа сама справится с тем, какой тип растительности ей больше нужен. Мне, например, естественная биологическая рекультивация импонирует больше, чем искусственная.

– Разные авторы проектов предлагают совершенно разные способы рекультивации, настаивая на том, что именно их вариант самый лучший и оправданный. А заказчик при выборе проектантов часто обращает внимание прежде всего не на эффективность метода, а на его стоимость…

– С научной точки зрения методик рекультивации разработано предостаточно – работа над этим велась и ведется многими научными институтами уже не одно десятилетие. Поэтому я считаю, что каждый рубль, который мы только можем направить на рекультивацию, должен направляться именно на выполнение самих рекультивационных работ, а не на разработку очередной методики. Выбор оптимальной методики проведения рекультивации – зона ответственности проектного института, зона ответственности предприятия – обеспечить строгое соблюдение проектных решений, наша зона ответственности – контроль за соблюдением проектных решений и графика ведения рекультивационных работ.

 
ПОИСК ПО САЙТУ
© 2001-2017 ООО «ИнЭкА-консалтинг»
Контакты ИнЭкА:
+7 3843 720575
720579
720580
ineca@ineca.ru
создание сайтов