Эко-бюллетень ИнЭкААрхив№ 4 (129) > ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ КОНТРОЛЬ

Экспертиза проектов по рекультивации

Несмотря на то, что государственная экологическая экспертиза отменена, проекты рекультивации проверяются на соблюдение экологических стандартов при прохождении общегосударственной экспертизы. О соответствии проектов существующим нормам мы поговорили с главным специалистом Управления государственной экспертизы проектной документации и результатов инженерных изысканий ГАУ КО Галиной Владимировной Сусловой.

– В ваше управление направляются все без исключения проекты рекультивации?

– Согласно федеральной и региональной нормативной базе, государственная экологическая экспертиза проектной документации по экологически значимым объектам регионального значения организуется и проводится органами государственной власти субъекта РФ. Полномочия в проведении государственной экспертизы по данным объектам переданы нашему управлению. Так что мы проводим не только строительную экспертизу, но и проверяем проектную документацию на соответствие экологическим нормам и требованиям. Объекты рекультивации относятся к экологически значимым, а в Кемеровской области рекультивация земель – это проблема номер один.

– Но государство сделало экологическую экспертизу во многом факультативной. Специалисты проводят ее чуть ли не на добровольных началах, понимая, что делать это все равно необходимо?

– Так и есть. Процентов пятьдесят работы осуществляется на энтузиазме и понимании важности рассматриваемых проблем. Но и в разрез с нормативными и законодательными требованиями это не идет. В Градостроительном кодексе Российской Федерации и Постановлении Правительства РФ от 05.03.2007г. № 145 «О порядке организации и проведения государственной экспертизы проектной документации и результатов инженерных изысканий» оговаривается проведение экспертизы объектов экологической направленности в соответствии с Федеральным законом от 10.01.2002 г. « 7-ФЗ «Об охране окружающей среды». Я знаю, что и коллеги из других регионов – Москвы, Волгограда, Томска, Алтая – тоже принимают на рассмотрение проекты по рекультивации, очистки, регулирования русел рек – т.е. все проекты, связанные с экологически значимыми объектами, обязательно отслеживаются в регионах.

– Сколько проектов в среднем вы рассматриваете за год?

– За вторую половину 2007 г. нами рассмотрено 23 проекта по объектам с экологической направленностью. Из них только 10 проектов получили положительную оценку. За 8 месяцев 2008 г. на экспертизу представлено 26 проектов по экологически значимым объектам, из них 12 получили положительное заключение. В среднем за месяц поступает 3-4 проекта по рекультивации земель.

– На что в содержании проектов по рекультивации вы обращаете внимание в первую очередь?

– Прежде всего смотрим на то, как будет восстанавливаться ландшафт по поверхностным отметкам и на качество почвенного слоя. Если речь идет об открытой горной выработке, то большое внимание уделяем вопросам технологии, т.е. как будет происходить заполнение выемки, выполаживание откосов, каким материалом – его класс опасности, токсичность и степень воздействия на окружающую среду. В части биологического этапа рекультивации обязательно отслеживаем состав зеленых насаждений, целесообразность использования тех или иных растений именно в наших природных условиях, и, конечно, предпочтительно, чтобы проект предусматривал посадку таких растительных культур, которые восстанавливают плодородность почвы для следующего применения. Если речь идет о рекультивации под сельхозугодья, плодородный слой почвы должен наноситься мощностью не менее 0,3 м и обязательно соответствовать стандартам. Есть ГОСТы по требованиям к землеванию и качеству плодородного слоя почвы при рекультивации земель разных направлений. На основании этих документов после проведения агрохимического анализа почвы для рекультивации в каждом проекте должно быть принято и проработано решение о дополнительном внесении удобрений, их количестве и составе. Конечно, обращаем внимание и на организационную сторону дела – состояние дорог, вопросы техники безопасности, организацию условий труда для людей, которые будут заняты на рекультивационных работах, задействованность машин и механизмов.

– Какой нормативно-методи­ческой базой вы пользуетесь для оценки эффективности проектов? Используете ли в работе рекомендации по лесной рекультивации нарушенных угледобычей земель, одобренных для использования администрацией области?

– Основной рабочий документ – федеральные методические рекомендации по рекультивации нарушенных земель, утвержденные в 1991 году, и обновленные в 2002 году требования к технологическим решениям при проведении рекультивации нарушенных земель именно для предприятий угольной промышленности, ГОСТы по рекультивации земель и сохранению ПСП. Есть и областная нормативная база, в том числе рекомендации, о которых вы спрашиваете. Они, в основном, относятся к биологическому этапу рекультивации.

– Среди проектантов много представителей других регионов?

– В основном проекты наши, кузбасские. По-моему, был только один проект из Новосибирска, причем довольно слабый. Для того чтобы разработать проект рекультивации качественно, необходимо знать все специфические особенности местности. А это возможно только при тщательном обследовании нарушенной территории, что для разработчиков из других регионов очень часто экономически не выгодно. Конечно, разработчики разработчикам рознь. Есть два-три ведущих проектных бюро, проектные решения которых обоснованы, представлена вся необходимая исходная информация, проведены дополнительные инженерные изыскания по данной территории, выполнена агрохимическая характеристика грунтов – словом, все то, на основе чего и должны подбираться технологические решения. Но есть и такие авторы, которых приходится заставлять получать исходную информацию уже на стадии экспертизы проекта, что в принципе недопустимо: исходная информация должна быть первичной и базовой.

– Получается, что некоторые авторы пытаются тиражировать клише без всякой привязки к местности?

– Бывает и такое, и, когда просматриваешь такой проект, понимаешь, что нет не только привязки к территории, но и данные в разных разделах проекта не совпадают в принципе. Такие проекты либо сразу получают отрицательное заключение, либо отдаются на доработку по замечаниям в процессе экспертизы. Но обычно, если на стадии приемки проекта на экспертизу нет всей необходимой исходно-разрешительной документации (есть утвержденный перечень, по которому принимается документация на госэкспертизу), мы возвращаем проект сразу без рассмотрения.

– Существует достаточно много технологий рекультивации, об эффективности которых спорят ученые. Наблюдается ли в проектах плюрализм в выборе технологий?

– В общем подходы достаточно стандартны. Если говорить о биологическом этапе рекультивации – это, обычно, посадки облепихи и сосны с дополнительным посевом трав. Последнее время при рекультивации все чаще начинают применять гидропосев трав, что положительно сказывается на сохранении почвенного слоя и приживаемости семян трав в первый год после рекультивации. На технологическом этапе разрабатывается обычный комплекс мероприятий: ликвидация очагов возгорания, если они есть, изоляция выходов угольных пластов на поверхность, засыпка породой или золошлаковыми отходами, выполаживание откосов и пр. В основном, все стараются соблюдать существующие методические рекомендации и нормативные требования к рекультивации земель. И если кто-то предлагает новый набор растений для зеленых насаждений, их эффективность и приживаемость в наших условиях оценивают специалисты-биологи. Но такие проекты редки, «велосипеда», в основном, никто не изобретает.

– Часто собственники, заказывая проект, руководствуются не эффективностью технологии, а вопросами экономии. Как колеблется стоимость рекультивации одного гектара?

– Не могу сказать, что рекультивация земель – недорогое удовольствие. Собственниками земель у нас являются субъекты РФ, т.е. администрации районов, городов и т.д. И как бы заказчик проекта по рекультивации, в аренде у которого находятся нарушенные земли, не хотел бы сэкономить – подешевле не получается. Все проекты в обязательном порядке согласовываются с администрацией, т.е. собственником земель, которая будет принимать рекультивированные земли по акту передачи и которая предварительно, перед разработкой проекта, выставляет технические условия на рекультивацию. Отступление от технических условий и технологии рекультивации влечет за собой отказ от согласования административными органами и, соответственно, получения отрицательного заключения по экспертизе проекта. А субъекты РФ в настоящее время заинтересованы в качественном восстановлении нарушенных земель и выставляют довольно жесткие (обоснованные) требования. Так что рекультивация одного гектара земли по текущим ценам составляет от 800 000 руб./га до 2 000 000 руб./га – это с учетом всех затрат. Стоимость колеблется в зависимости от направления – санитарно-гигиеническое – лесное – сельскохозяйственное (самое дорогостоящее). Хотя для заказчиков проектов (в основном это добывающие предприятия) затраты на рекультивацию компенсируются – если проектом предусмотрено проведение рекультивации с отсыпкой нарушенных земель отходами производства (порода, ЗШО, строительные отходы и т.п.) и проект утвержден и согласован, то за размещение объемов данных отходов предприятие не платит экологические платежи. А учитывая объемы вскрыши при разработке карьеров (основное направление при нарушении земель в Кузбассе), это немалые деньги, которые остаются у предприятия.

– Насколько обязательны для исполнения рекомендации, которые выдает ваше Управление?

– Рекомендательный характер могут носить только те замечания, которые мы делаем в устной форме на стадии прохождения экспертизы. Как правило, они касаются мелких деталей и не влияют на общий ход и решение экспертизы. А замечания и рекомендации по проекту, составленные в соответствии с требованиями нормативной документации и законодательства, естественно, носят обязательный характер.

 
ПОИСК ПО САЙТУ
© 2001-2017 ООО «ИнЭкА-консалтинг»
Контакты ИнЭкА:
+7 3843 720575
720579
720580
ineca@ineca.ru
создание сайтов