Эко-бюллетень ИнЭкААрхив№ 4 (129) > ПРОМЫШЛЕННАЯ ЭКОЛОГИЯ

Рекультивация нарушенных земель в Кузбассе: будем ли мы вечно жить среди отвалов?

А.Н. Куприянов,
доктор биологических наук, профессор, зав. отделом Кузбасского ботанического сада (ИЭЧ СО РАН), член Общественной Палаты Кемеровской области

Кузнецкий бассейн является крупнейшим в России как по количеству запасов угля, так и по добыче. К 2020 году планируется увеличить объем добычи угля по сравнению с 2006 годом на 43 %. Общий объем добычи угля составит 250 млн. тонн в год. Ежегодно на поверхность извлекается более миллиарда тонн породы. Площадь отвалов увеличится на 20 % и достигнет 120-150 тыс. га. При этом близлежащие территории претерпевают порой необратимые антропогенные изменения почвенного покрова, животного и растительного покрова. Таким образом, общая площадь нарушенных земель, требующих реабилитации, увеличивается примерно вдвое. Все это приводит к тому, что в Кузнецкой котловине, где сосредоточено 70 % населения, создалась крайне сложная экологическая ситуация (Литвиненко и др., 2008).

Кузнецкий угольный бассейн расположен на уникальной в геологическом, ландшафтном, почвенном, биологическом отношениях территории. Почвенный покров Кузбасса, по мнению И.М. Гаджиева с сотр. (2001), представлен 11 типами, 33 подтипами, 100 родами и более 1500 видами почв. Биологическое разнообразие представлено более 1500 видами растений, 429 видами позвоночных животных. (Биоразнообразие…2003). Оно обеспечивает сохранение природных экосистем, необходимых для стабильности окружающей среды, и является залогом поддержания необходимых экологических условий для жизни человека. Большая часть Кемеровской области вошла в Алтае-Саянский экорегион – один из двухсот мировых территорий, характеризующихся повышенным биологическим разно­образием (Биоразнообразие…2003).

Основной экологической проблемой при увеличении добычи угля является ухудшение среды обитания человека. Происходит изменение ландшафтов, получают развитие связанные с этим процессы эрозии; нарушение почвенного покрова; загрязнение воздушного бассейна; загрязнение воды; обеднение биологического разнообразия. Загрязнение окружающей среды и изменения экологических параметров имеют медленный, аккумулятивный эффект неблагоприятных последствий для здоровья человека, проявляющийся через много десятилетий. Интегральным показателем состояния населения, проживающего в угледобывающих районах, является: увеличение естественной убыли населения; высокий уровень врожденных аномалий; повышенный фон онкологических заболеваний, системы крови, нервных заболеваний, профессиональных заболеваний; высокий удельный вес групп населения, уязвимых к воздействию окружающей среды.

СПРАВКА «ЭКО-БЮЛЛЕТЕНЯ»

Рекультивация – восстановление нарушенной хозяйственной деятельностью человека территории с использованием специальных технологий; включает восстановление почв, растительности и нередко ландшафта. Рекультивация имеет два этапа. Техническая рекультивация – этап рекультивации земель, включающий их подготовку для последующего целевого использования в народном хозяйстве, к ней относятся планировка, формирование откосов, снятие, транспортирование, нанесение почв плодородных пород, при необходимости коренная мелиорация, строительство дорог, специальных гидротехнических сооружений и т.д. (ГОСТ 17.5.1.01-83).

Биологическая рекультивация включает этап, включающий комплекс агротехнических и фитомелиоративных мероприятий по восстановлению плодородия нарушенных земель (ГОСТ 17.5.1.01-83).

Рекультивация нарушенных земель является необходимым способом восстановления разрушенных экосистем, сохранения биологического разнообразия и увеличения экологической емкости территории.

Рекультивация нарушенных земель проводится горнодобывающими предприятиями. Правовые основы заложены прежде всего в Конституции Российской Федерации. Она определяет федеративное устройство России и соответственно действующую систему законодательства России, в том числе и экологического. Последнее десятилетие характеризуется существенным пересмотром сложившихся в середине 1990-х годов положений экологического законодательства. Принят ряд федеральных актов, которые в существенной мере требуют пересмотра норм регионального экологического законодательства. Это прежде всего Земельный кодекс, Налоговый кодекс, Закон о бюджете, Кодекс об административных правонарушениях, Федеральный закон «Об охране окружающей среды», Федеральный закон «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации», Федеральный закон «О разграничении государственной собственности на землю».

Тем не менее, новые законодательные акты не улучшили положение в рекультивации нарушенных земель. Для Кузбасса основными проблемами являются:

  1. Высокая доля земель, нарушенных в «доэкологический период», когда требования к рекультивации нарушенных земель были невысокие.
  2. Недостаточная нормативная база.
  3. Отсутствие системы залоговых платежей, высококвалифицированных специалистов, новых высокоэффективных технологий восстановления нарушенных земель.
  4. Низкое качество проводимых работ по горнотехнической и биологической рекультивации.
  5. Низкий уровень хозяйственного использования рекультивированных земель.
  6. Отсутствие научных исследований по изучению процессов, протекающих на нарушенных землях и после их рекультивации.

Экспериментальные исследования, проводимые почвоведами в Кузбассе на протяжении 40 лет, показывают, что полностью восстановить утраченные функции почвы в исторически обозримый период невозможно. Максимальный результат, полученный на экспериментальных площадках, составляет 90 %, а среднее значение плодородия на рекультивированных землях составляет около 30 % (Гаджиев с сотр. (2001)). Согласно другим исследованиям, продуктивность рекультивированных земель после посева многолетних трав выше, чем естественных кормовых угодий, – и это прослеживается на протяжении многих лет (Ламанова, Доронькина, 2003).

Из многочисленных направлений биологической рекультивации в Кузбассе востребованной остается лесное направление, поскольку земли с лесными насаждениями легче всего передавать в государственный лесной фонд. Широкое внедрение получили сосна обыкновенная и облепиха крушиновидная. За сорок лет агротехника создания насаждений не претерпела никаких изменений. Посадочный материал используется исключительно с открытой корневой системой, что снижает приживаемость и сохранность посадок. Сельскохозяйственная рекультивация остается практически невостребованной.

СПРАВКА «ЭКО-БЮЛЛЕТЕНЯ»

Распределение объемов вскрыши на угольных разрезах по способам транспортировки породы в отвалы примерно следующие: автотранспортом – 40 %, железнодорожным транспортом – 30 %, бестранспортная вскрыша – 20 % и гидровскрыша рыхлых наносов – 10 %. Однако соотношение площадей отвалов, образованных тем или иным способом, из-за их различной емкости иное. Так, бестранспортные валовые отвалы занимают 33 %, гидроотвалы – 21 %, автомобильные – 27 %, железнодорожные – 19 %. Внутренние породные отвалы (в выработанных карьерах) занимают всего около 3,0 тыс. га общей площади нарушений, остальная масса вскрышных пород складируется за пределами горных отводов во внешних отвалах.

Существует проблема технологичности горнотехнического этапа рекультивации. Прежде всего, это отсутствие приспособлений для выравнивания территорий; машин для автоматизации посадки сеянцев и посева многолетних трав; придание отвалам «экологично выгодного» рельефа.

Для дальнейшего нормативного урегулирования восстановления нарушенных земель необходимо принятие новых нормативных актов. Решение этой задачи вряд ли может быть успешно осуществлено в традиционном природоохранном русле. Как показывает современная зарубежная правовая практика, проблема создания правовых механизмов в целях восстановления нарушенных земель и предотвращения их образования в дальнейшем рассматривается как один из компонентов более масштабной проблемы – проблемы управления природными ресурсами.

Возможность реализации указанных принципов и задач в максимально полной мере возможна при принятии пакета законов на федеральном и, как следствие, региональном уровнях, которые делали бы рекультивацию земель неизбежной.

Для этих целей необходимо скорейшее принятие закона «О рекультивации земель», в котором должны быть определены объекты рекультивации, основание, условия и сроки проведения рекультивации, регламентирован порядок выдачи разрешений на проведение работ, связанных с нарушением земель, учет нарушенных земель, порядок приемки и передачи рекультивированных земель, установлен порядок контроля за рекультивацией земель, виды ответственности за нарушение установленных требований. Закон должен определять экономический механизм обеспечения рекультивационных мероприятий, предусматривающий внесение залоговых платежей в специальный Государственный залоговый фонд или страховой взнос, используемый в дальнейшем на проведение работ по рекультивации. Взносы или платежи должны производиться на стадии получения разрешения на проведение работ, связанных с нарушением земель. На региональном уровне в рамках существующего законодательства уже сейчас можно приступать к созданию регионального некоммерческого фонда по рекультивации нарушенных земель (Куприянов и др., 2006).

Само по себе принятие нормативных актов не решит качества проводимых работ по рекультивации. Для этого необходимо планомерное развитие гражданского общества. Пока люди терпеливо живут среди отвалов, подвергая свое здоровье, здоровье детей и последующих поколений опасности, мирятся с низким комфортом жилья и нарушением конституционного права на здоровую окружающую среду, до тех пор частные компании будут экономить на работе по восстановлению нарушенных земель.

СПРАВКА «ЭКО-БЮЛЛЕТЕНЯ»

Биологический этап рекультивации включает мероприятия по восстановлению плодородия рекультивированных земель до комплексного природного потенциала. К ним относится посадка древесно – кустарниковых культур, посев многолетних трав, поведение агротехнических мероприятий, фитомелиоративные и другие работы, направленные на восстановление флоры и фауны. ГОСТом 17.5.1.02-85 определены следующие направления рекультивации: сельскохозяйственное – пашня, кормовые угодья (сенокосы, пастбища), многолетние насаждения; лесохозяйственное – лесонасаждения общего хозяйственного и пылезащитного направления, лесопитомники; водохозяйственное – водоемы для хозяйственно-бытовых, промышленных нужд, орошения рыбоводства; строительное – площадки под застройку, включая складирование отходов производств; природоохранное и санитарно-гигиеническое – задернение участков, противоэрозионные насаждения; закрепленные техническими средствами, участки самозарастания.

Следующим существенным звеном для улучшения работ по рекультивации нарушенных земель является восстановление фундаментальных и прикладных научных исследований.

Для эффективности проведения рекультивационных работ необходимо создание в рамках Кемеровского научного центра СО РАН комплексной программы и научно-технического Совета по рекультивации из числа ведущих ученых, специалистов и руководителей крупных предприятий. Сконцентрировать усилия ученых и практиков вокруг следующих направлений: разработка методов диагностики экологического состояния нарушенных и рекультивируемых земель; мониторинг за динамикой свойств и режимов формирующихся экосистем; разработка новых технологических приемов рекультивации нарушенных земель; разработка теории проектирования рекультивационных мероприятий с высокой экологической эффективностью; экологическое конструирование ландшафтов разноцелевого назначения, в том числе и рекреационного.

На научно-технический Совет по рекультивации возлагается задача рассмотрения перспективных и текущих планов рекультивации нарушенных земель по угледобывающим объединениям с правом внесения необходимых коррективов, исходя их комплексной программы рекультивации по Кузбассу; координировать проектно-изыскательские работы по рекультивации специализированных проектных организаций; осуществлять экологическую экспертизу разработанных проектов рекультивации.

Привлечь к выполнению программы коллективы научных учреждений в области геофизических, геологических, гидрохимических процессов, происходящих на отвалах; изучение почвенных процессов и осуществление почвенного мониторинга; создание устойчивых экосистем на отвалах, включая оценку результатов лесной и сельскохозяйственной рекультивации, биологический мониторинг на нарушенных землях: изучения микроклиматических процессов, происходящих на нарушенных землях, разработка природоохранных мероприятий. Научные исследования, проводимые в рамках программы, необходимо сконцентрировать на сети стационаров и опорных пунктов, где будут осуществляться комплексные исследования: Кузбасский ботанический сад (отдел ИЭЧ СО РАН), Атамановский стационар ИПА СО РАН, опорный пункт на территории Кедровского угольного разреза, биологическая станция на отвалах и землях, примыкающих к Бачатскому угольному разрезу (Баятские сопки). Финансирование программы необходимо осуществлять централизованно из средств СО РАН – для финансирования фундаментальных исследований, бюджета Кемеровской области и средств частных предприятий. Считаем, что для инициации такой программы необходимо выездное заседание Президиума СО РАН совместно с администрацией области на территории Кузбасса.

В организационном плане в области должна быть разработана и принята администрацией области Стратегия восстановления нарушенных земель, имеющая целью сохранение природной среды и экосистем Кузбасса, улучшение экологической обстановки, уменьшение площади нарушенных земель.

В 2006 году на депутатских слушаниях «О проблеме нарушенных земель в Кемеровской области» (2006), была одобрена «Концепция рекультивации нарушенных земель в Кузбассе», разработаны соответствующие рекомендации, направленные в Правительство РФ, депутатам Государственной Думы Федерального Собрания РФ, Администрации Кемеровской области, Кемеровскому научному центру СО РАН; прошло два года, но практических сдвигов не произошло.

Мы считаем, что приоритетами развития Кемеровской области должны быть не только грандиозные планы увеличения добычи угла, развития электроэнергетики, черной и цветной металлургии, но, прежде всего, экологической реабилитации нарушенных земель, сохранения биологического разнообразия, а самое главное – сохранение комфортной среды обитания жителей Кузбасса.

Литература

  1. Биологическое разнообразие Алтае-Саянского экорегиона. Кемерово: КРЭОО «Ирбис», 2003. 150 с.
  2. Гаджиев И.М., Курачев В.М., Андраханов В.А. Стратегия и перспективы решения проблем рекультивации нарушенных земель. Новосибирск: ЦАРИС, 2001. 36 с.
  3. Депутатские слушания «О проблемах нарушенных земель в Кемеровской области». Кемерово, 2006. 77 с.
  4. Куприянов А.Н., Манаков Ю.А., Сорокин А.В. Некомерческий фонд рекультивации для Кузбасса// Рекультивация нарушенных земель в Сибири. Кемерово, 2006. Вып. 2. С. 5-9.
  5. Ламанова Т.Г., Доронькина Н.В. Особенности разногодичной динамики агрофитоценозов на спланированных вскрышных отвалах Кузбасса // Биологическая рекультивация нарушенных земель /Материалы междунар. совещ. 3-7 нюня 2002 г., г. Екатеринбург. Екатеринбург, 2003. С. 247-256.
  6. Литвиненко В.С., Пашкевич Н.В., Шувалов Ю.В. Экологическая емкость природной среды Кемеровской области. Перспективы развития промышленности. Экобюллетень. № 03. 2008. С.28-34.
 
ПОИСК ПО САЙТУ
© 2001-2017 ООО «ИнЭкА-консалтинг»
Контакты ИнЭкА:
+7 3843 720575
720579
720580
ineca@ineca.ru
создание сайтов