Эко-бюллетень ИнЭкААрхив№ 4 (129) > ПРОМЫШЛЕННАЯ ЭКОЛОГИЯ

Нарушенные земли Кузбасса. Путь решения проблемы – фонд рекультивации

Ю.А Манаков
Кандидат биологических наук, зав. лабораторией фитомелиорации Кузбасского ботанического сада (ИЭЧ СО РАН)

В Кемеровской области сосредоточены огромные запасы каменного угля, которые оцениваются в 524,4 млрд т. Общая площадь Кузнецкого бассейна насчитывает 27 тыс. км2 (Геоэкология, 2005). В настоящее время добычу угля в регионе ведут более 50 шахт и 30 угольных разрезов (Артемьев, 2004), которыми в 2007 году было добыто 210 млн т. Добыча угля сопровождается огромным экологическим ущербом. Так, по мнению Е.Л. Счастливцева (2003), на 1 млн т. добытого угля утрачивается 36 га плодородной земли. Это означает, что за один только год в Кузбассе было уничтожено порядка 5 800 га лесов, лугов и полей, на месте которых возникли карьерные выемки, отвалы горной породы, технологические дороги, отстойники и т.д.

Поэтому проблемой номер один для территории Кузнецкого угольного бассейна в Кемеровской области, безусловно, следует считать восстановление хозяйственной и экологической ценности нарушенных горнодобывающей деятельностью земель. По экспертным оценкам ученых (Счастливцев, 2003; Потапов, Мазикин и др., 2005), общая площадь бедлендов в бассейне составляет не менее 91,7 тыс. га или около 4 % от общей площади бассейна. Отвалы и карьеры в таких шахтерских городах, как Киселевск, Прокопьевск, Белово, Новокузнецк, Междуреченск, являются неприглядными элементами городского и загородного пейзажа. Так, по данным «Материалов к Государственному докладу …» (2007), общая площадь нарушенных земель по городам составляет: Ленинск-Кузнецкий (449 га, или 4 % площади города), Белово (595 га, или 3,5 %), Новокузнецк (2041 га, или 4,8 %), Прокопьевск (4161 га, или 19 %). Если учесть, что на городских землях угольные предприятия по рекультивации в среднем выполняют объемы по 50 га в год, то выходит, что для восстановления земель в Новокузнецке потребуется около 70 лет, в Прокопьевске – больше 100 лет! (цифры взяты из Материалов к Гос. докл., 2008 г.).

Рекультивацией принято называть работы по восстановлению плодородия земель, которые потеряли его в результате техногенного нарушения почвенного покрова (Вахаев, 2006). По мнению ученых-почвоведов (Экология и рекультивация…, 1992), эффективность биологической рекультивации проявляется в формировании или восстановлении нарушенных хозяйственных и экологических функций почв. По другим представлениям, под рекультивацией понимают создание местообитаний, обеспечивающих восстановление биологической продуктивности путем искусственного формирования растительного покрова в ходе фитомелиоративного этапа рекультивации (Логуа, Иванова, 2006). И хотя в практической рекультивации может применяться и тот и другой метод, тем не менее, восстановление почвенного плодородия является первейшей задачей рекультивации, поскольку почва в любом типе ландшафта представляет собой среду и условие существования растительности, животных и микроорганизмов. Идеальная рекультивация – это восстановление рельефа, почвы вместе с плодородным слоем и типом растительности, прежде существовавшего ненарушенного природного ландшафта той или иной местности.

Формирование почвы и растительности с момента уничтожения до достижения ими некоей комплексной структуры в условиях оптимальной температуры и влажности – процесс не одной сотни лет. В неблагоприятных условиях почва и растительный покров не сформируются никогда и будут пребывать в эволюционном тупике, т.н. экоклине. По данным научных исследований, проведенных на основе оценки почвенно-экологической эффективности, 70 % поверхности отвалов горных пород Кузбасса представляет собой техногенную пустыню и только 2 % территории отвалов обладает очень хорошими почвенно-экологическими условиями, которые могут поддержать восстановительную сукцессию (Андроханов, Куляпина, Курачев, 2004).

А это означает, что на 98 % территории необходимо проводить рекультивационные мероприятия в той или иной полноте. По «Материалам Государственного доклада ...» (2007), с 1990 по 2006 год рекультивация земель проводилась ежегодно. Причем в период с 1990 по 1999 гг. площадь ежегодно нарушаемых территорий превышала площадь рекультивируемой поверхности. В то время как начиная с 2000 г. площади с проведенной рекультивацией, как правило, больше площади нарушаемых земель (рис.1) . Из диаграммы следует, что ежегодно в Кузбассе с 2000 года площадь рекультивируемых земель варьирует с 589 га (в 2001 г.) до 2251 га (в 2003 г.), а общая их площадь за 7 лет составляет 8 399 га.

В сравнении с гигантскими масштабами нарушения земной поверхности, существующие темпы рекультивации явно неудовлетворительны. При том, что половину, если не большую часть рекультивированных земель, сданных в период с 2000 по 2004 гг., составляют территории с самовосстановившимися экосистемами, возраст которых составляет 20 и более лет.

Другая сторона проблемы – неудовлетворительное качество проводимых работ. Можно назвать сразу несколько условий, обеспечивающих надлежащее качество рекультивации, и каждая из них будет исключительно важной. Есть смысл перечислить эти условия и прокомментировать.

  1. Выбор технологии рекультивации в соответствии с проектом.

    Многие угольные разрезы до сих пор не имеют проектов рекультивации, либо они были составлены более 20 лет назад и в силу этого далеки от реальной ситуации на участке горных работ, поэтому нуждаются в корректировке. Отсутствие проекта до последнего времени позволяло разрезам проводить рекультивацию любым способом или даже возвращать земли, совершенно не подвергавшиеся рекультивации. В настоящий момент сдача земель проводится членам районной комиссии по рекультивации при условии наличия проекта рекультивации.

  2. Подготовка поверхности отвалов на горнотехническом этапе.

    Наиболее затратной частью является горнотехнический этап рекультивации, связанный с планировкой поверхности, выполаживанием откосов и другими видами работ, проводимых с помощью бульдозерной техники. Данный этап необходим как подготовительный к последующему биологическому этапу и должен включать мероприятия для улучшения почвенно-экологических условий. Как правило, полноценная работа в этом направлении не проводится или проводится плохо. В основном это связано с недостаточным финансированием, а также с тем, что работы на биологическом и горнотехническом этапах выполняются разными подрядчиками, что исключает возможность проводить работы более согласованно, с учетом всех особенностей местности и технологии.

    Кроме того, в ряде случаев горно-технический этап проводить не желательно, например, когда край отвала вплотную граничит с природными или сельскохозяйственными территориями. Полное выполаживание откосов повлечет большой экологический и экономический ущерб из-за погребения плодородной земли под перемещаемой горной породой.

  3. Соблюдение технологии и агротехники работ при проведении биологического этапа.

    Дело в том, что, несмотря на то, что Кемеровская область находится в относительно благоприятной природно-климатической зоне, где суммарное количество осадков в год составляет от 350 до 1500 мм, тем не менее, физические свойства отвалов горных пород создают довольно суровые экологические условия для жизни растений. Каменистая структура отвалов без почвенного горизонта обусловливает провальный режим для влаги. Кроме того, на отвалах полностью отсутствуют водоносные горизонты. При наличии угольных частиц на поверхности и горельников в теле отвала происходит повышение температуры породы до критических значений. Поэтому успех биологической рекультивации в значительной степени зависит от правильности выбора технологии для каждого конкретного участка и соблюдения технологии на каждом этапе рекультивации.

  4. Совершенствование работ на биологическом этапе.

    Как это не удивительно, но до сих пор работы по посадке растений ведутся по рекомендациям, разработанным учеными 40 лет назад. А именно вручную с применением в качестве основной мелиоративной породы сосны обыкновенной. При этом ни один из подрядчиков работ по озеленению отвалов сегодня не даст гарантию 100-процентной приживаемости своих саженцев. Низкое качество посадочного материала, использование ручного труда и «сюрпризы» резко континентального климата в сумме дают непредсказуемый результат. Для того, чтобы вывести ситуацию из состояния застоя, необходимо применение инновационных технологий с использованием достижений в области химии, биологии, механики и техники.

  5. Планы территориального развития.

    На первоначальном этапе в 70-80-х годах прошлого века перед учеными стояла задача – обнаружить виды наиболее неприхотливых растений, способных успешно формировать заросли в условиях отвалов. Ученые с этой задачей справились. В Кузбассе было испытано свыше 30 видов деревьев и кустарников (Баранник, 1977). Наилучшие результаты были получены на посадках сосны и облепихи. Однако спустя 20 лет обнаружились и недостатки создаваемых повсеместно плантаций монокультур – сосняки формируют густоствольные мертвопокровные древостои, а облепиха – непроходимые джунгли. Такая структура посадок не только не продуктивна, но и легко уничтожается случайным пожаром или вспышкой эпифитий, и ситуация возвращается в исходное положение. Это нам демонстрируют опустошенные территории лесной рекультивации на Моховском, Листвянском, Кедровском и других разрезах. Натурные исследования показали, что наибольшей устойчивостью в условиях отвалов обладают многовидовые растительные сообщества.

    В настоящее время при разработке рабочих проектов рекультивации и выборе технологии необходимо исходить из перспектив территориального планирования городов и районов. Вряд ли хоть кому-то из руководителей муниципальных образований хочется иметь на подчиненной территории посадки, которые создаются на нарушенных территориях в настоящее время, поскольку никакого практического применения они не имеют, но при этом требуют к себе внимания и дополнительных финансовых затрат. Совершенствование проектов рекультивации в соответствии с территориальными планами и общественными пожеланиями должно претворяться в дело безотлагательно.

  6. Наличие специалистов-профессионалов в области рекультивации земель.

    К сожалению, приходится констатировать, что одной из причин неудач при рекультивации земель является простое отсутствие профессиональных кадров. До сих пор ни один из кузбасских вузов не имел специальности «Рекультивация земель». Теперь только Кемеровский СХИ с нынешнего года читает курс по этой специальности. Но сложность в том, что, помимо теоретического курса, молодому специалисту необходима полевая практика, где происходит закрепление знаний, совершенствование навыков и умений. Строго говоря, молодым специалистам в настоящий момент проходить практику по рекультивации и работать по специальности негде.

  7. Высокая конкуренция между подрядчиками работ по рекультивации.

    Конкурентная борьба между подрядчиками должна основываться исключительно на деловых качествах организации – качественное исполнение работ, соблюдение сроков и других условий договора. В Кузбассе существует всего несколько частных фирм, выполняющих рекультивацию, которая не является их основным видом деятельности. Чаще всего работы на биологическом этапе выполняют лесники, которые затем и принимают рекультивированные земли на свой баланс. Эта схема проста и удобна для договаривающихся сторон, однако качество рекультивации остается ущербным. В условиях существующего недофинансирования работ по рекультивации и, соответственно, низкой предпринимательской активности этот сегмент рынка пребывает в состоянии застоя.

Перечисленное выше касается вопросов организационного плана, т.е. без чего нельзя проводить качественную, эффективную рекультивацию на больших площадях. Как следует из комментариев, в настоящее время практически ни одно из этих условий не выполняется. Примеры территорий отвалов, где был проведен весь комплекс работ по рекультивации с высоким качеством исполнения, единичны.

Тем не менее, изучение и анализ международного правового опыта развитых промышленных стран показывает, что проблема рекультивации нарушенных земель не только решаема, но и при грамотном управлении способна приносить коммерческую выгоду. Сохранение окружающей среды в современном цивилизованном мире – это весьма прибыльный рынок. Ежегодный оборот на европейском рынке в области сохранения окружающей среды оценивается более чем в 85 млн долл. США. Этот же рынок в США составляет еще больший оборот (Spledding, John, 1996; Вессинг, 1998).

Практический опыт управления нарушенными землями в западных странах насчитывает более 30 лет, поскольку именно в середине 70-х годов прошлого века в США, Англии, Франции, Австрии, Германии и других странах были приняты базовые законы о рекультивации, налажена структура управления и установлены источники финансирования, а также разработаны механизмы возвращения реабилитированных земель в повторный хозяйственный оборот. Бывшие badlands вновь приобрели рыночную стоимость.

Наибольший интерес представляет американская система управления рекультивацией. Еще в 1902 году в Министерстве внутренних дел США была учреждена Служба рекультивации (в настоящее время имеет название Бюро рекультивации), под руководством которой было разработано и осуществлено множество федеральных проектов. В 1977 году в США был принят Закон о контроле за добычей минеральных ресурсов открытым способом и рекультивации земель (Эдлунд, Кук, 1998). Уместно здесь отметить аргументы, озвученные Конгрессом для принятия данного Закона: а) наличие на всей территории Соединенных Штатов огромного количества земель, нарушенных в результате открытых и подземных горных разработок, на которых не были должным образом проведены рекультивационные работы; б) существование таких земель оказывает негативное воздействие на экономическую и социальную жизнь общин, продолжает ухудшать качество окружающей среды; в) расширение добычи угля открытым способом в целях обеспечения национальных потребностей в энергетических ресурсах еще более актуализирует установление соответствующих стандартов с тем, чтобы обеспечить здоровье и безопасность населения.

Другим важным компонентом механизма восстановления земель явилось создание на базе Казначейства США специального Фонда рекультивации земель. Такие же Фонды были учреждены в промышленных Штатах (Индиане, Огайо, Пенсильвании, Западной Виргинии и др.). Эти Фонды сыграли решающую роль в решении проблемы нарушенных земель.

Американский опыт послужил примером для развития правовой системы восстановления нарушенных земель в странах Западной Европы. В результате 20-тилетней работы в этих странах нарушенные земли получили «вторую жизнь». В некоторых из них, например, в Германии, нарушенных земель не осталось совсем.

Мы убеждены, что у России на этом поприще нет своего «особого пути». Необходимо использовать весь положительный опыт западных стран по этой проблеме и применить его в российских условиях, где в настоящее время федеральное законодательство изобилует пробелами и совершенно не ясен вопрос, из какого источника должны финансироваться масштабные работы по рекультивации. В силу этих причин создание Фонда залоговых платежей по типу американского пока еще невозможно.

Тем не менее, медлить нельзя. В перспективе в Кузбассе ожидается увеличение добычи угля до 270 млн тонн, что, по оценкам экспертов, повлечет увеличение площади нарушенных земель дополнительно на 25 тыс. га. Без того сложная экологическая ситуация нашего региона может резко перейти в разряд катастрофических. Поэтому необходимо без промедления принять меры для увеличения темпов работ и повышения качества рекультивации на промышленных землях.

Для этого в соответствии со ст. 118 Гражданского Кодекса РФ необходимо создать региональный некоммерческий Фонд рекультивации нарушенных земель и приступить к практическому выполнению работ по рекультивации на всей территории Кузбасса. Финансовым источником Фонда в первое время будут годовые бюджеты угольных предприятий на проведение рекультивационных работ, которые в настоящее время в силу выше перечисленных причин используются неэффективно. Сотрудничество угольных компаний с Фондом будет строиться на взаимовыгодной основе: за переданные в Фонд деньги предприятия в оговоренные сроки получат конкретный результат – акт приемки-сдачи рекультивированных земель – документ, на основании которого будет проводиться перевод земель из состава земельного отвода предприятий во владение другого собственника. Фонд будет контролировать выполнение заказанных работ, поэтому качество выполнения работ подрядчиками на всех этапах будет соответствовать рабочему проекту участка рекультивации. Таким образом, у угольных предприятий не будет необходимости заниматься не свойственной им работой, это за них сделает специализированный Фонд, и те же самые деньги не будут потрачены впустую. В соответствии с требованиями ГК РФ Фонд будет обязан ежегодно публиковать в открытой печати отчеты об использовании своего имущества. Порядок управления Фондом и порядок формирования его органов определяются Уставом Фонда, который утверждается его учредителями, в числе которых должны быть угольные компании, работающие на территории Кузбасса. Надзор за деятельностью Фонда должен осуществляться Попечительским Советом. Схема работы Фонда представлена на рисунке 2.

Средства Фонда будут складываться не только из платежей угольных предприятий. Это могут быть деньги федерального или областного бюджета, добровольных взносов и пожертвований, а также платежей по процентам за использование средств Фонда и другие не запрещенные законом денежные поступления. Создание Фонда как некоммерческой организации позволит начать работу в рамках существующего законодательства. На базе Фонда можно будет разработать и «обкатать» все технологические схемы, найти подходы для решения любых задач, разработать способы повышение эффективности его работы, обучить служебный персонал.

Полная концепция Фонда уже не раз была опубликована в открытой печати. В ней подробно описаны функции и задачи Фонда, преимущества этого механизма управления нарушенными землями. (Манаков, 2006; Куприянов, Манаков, Сорокин, 2006).

Данная концепция получила одобрение депутатов Областного Совета, которые приняли ряд документов, направленных в Правительство РФ и Государственную Думу, в том числе и Обращение о необходимости скорейшего принятия Федеральных законов «О рекультивации нарушенных земель» и «О плате за негативное воздействие на окружающую среду» (Депутатские слушания…, 2006).

И хотя губернатором области А.Г. Тулеевым еще в 2005 году проблема рекультивации была возведена в ранг важнейших, за прошедшие 2,5 года ничего принципиально существенного в наведении порядка в «отвальном хозяйстве» принято не было. Проблема уперлась вовсе не в то, как делать рекультивацию, а в осевой философский вопрос «Быть или не быть рекультивации», и вопрос до сих пор не решился в пользу «быть». Да и как решить эту сложную проблему, если в администрации области нет департамента или хотя бы комитета, который бы занимался исключительно решением задач, связанных с рекультивацией нарушенных земель. А существующий департамент природопользования и экологии не в состоянии выполнить необходимый объем работы, поскольку ему приходится решать множество других и весьма сложных экологических вопросов, а рекультивация находится в обойме «штатных нерешаемых проблем».

Важно отметить, что решение «рекультивационного» вопроса лежит уже не в плоскости научных разработок, технологий и грамотных специалистов, а в плоскости образования нового социально-правового механизма природопользования, который будет определять экологическую безопасность жителей Кузбасса. Действие этого механизма осуществляется по схеме: Производство знаний и технологий – экономическая политика – общественное давление – Политическое решение (по Н.Ф. Реймерсу, 1994). В настоящее время проблема рекультивации в России, и особенно в Кузбассе, находится в звене «Общественное давление», когда буквально каждый человек осознает необходимость введения действенных мер по восстановлению нарушенных земель. Осталось только принять Политическое решение, и хочется верить, что Кузбасс не упустит свой шанс стать снова первым в решении такой сложной и важной для России проблемы.

Литература

  1. Андроханов В.А., Куляпина В.Д., Курачев В.М. Почвы техногенных ландшафтов: генезис и эволюция. Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2004. С. 50-51.
  2. Артемьев В.Б. Основные положения стратегии развития угольной промышленности России /ж. Уголь. 2004. №2. С. 3-7.
  3. Баранник Л.П. Экологическая оценка пригодности древесных и кустарниковых пород для лесной рекультивации в Кузбассе //Восстановление техногенных ландшафтов Сибири. Новосибирск: Наука, 1977. С. 120-139.
  4. Вахаев М.Х. Правовые вопросы, возникающие при рекультивации земель. /Законодательство и экономика. № 5. 2006.
  5. Вессинг Б. Восстановление земель на территории шахты в черте города // ж. Горный Вестник. Приложение: Нарушенные земли. Восстановление и повторное использование. № 4, 1998. С. 3-7.
  6. Гражданский Кодекс Российской Федерации (Часть первая) от 30.11.1994. № 51-ФЗ (принят ГД ФС РФ 21.10.1994).
  7. Депутатские слушания «О проблемах нарушенных земель в Кемеровской области». Кемерово, 2006. 80 с.
  8. Куприянов А.Н, Манаков Ю.А., Сорокин А.В. Некоммерческий Фонд рекультивации для Кузбасса //Рекультивация нарушенных земель в Сибири. Кемерово: КРЭОО «Ирбис», 2006. Вып. 2. С. 6.
  9. Логуа М.Т., Иванова Т.В. Роль сельскохозяйственной рекультивации при восстановлении нарушенных земель //Рекультивация нарушенных земель в Сибири. Кемерово: КРЭОО «Ирбис», 2006. Вып. 2. С. 29-30.
  10. Манаков Ю.А. Отвалы, или пора принимать стратегические решения // газ. Кузбасс. №44 от 15 марта 2006 г.
  11. Материалы к Государственному докладу «О состоянии и охране окружающей природной среды Кемеровской области в 2006 году» /Администрация Кемер. обл. ГУ «Обл. ком. прир. рес.». Кемерово: ООО «АРФ», 2007. 320 с.
  12. Потапов В.П., Мазикин В.П., Счастливцев Е.Л., Вашлаева Н.Ю. Геоэкология угледобывающих районов Кузбасса. Новосибирск: Наука, 2005. С. 7.
  13. Реймерс Н.Ф. Экология (теории, законы, правила, принципы и гипотезы). М.: Журнал «Россия молодая», 1994. С. 255.
  14. Счастливцев Е.Л. Об экологической безопасности угледобывающих районов Кузбасса. Региональные проблемы устойчивого развития природоресурсных регионов и пути их решения. Труды IV международной научно-практической конференции. Т.2. Кемерово: ИУУ СО РАН, 2003. С. 199.
  15. Экология и рекультивация техногенных ландшафтов /И.М. Гаджиев, В.М. Курачев, Ф. К. Рагим-заде и др. – Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1992. С. 4.
  16. Spledding Linda, John Willy and Sons. Environmental Management for Bisiness. 1996.
 
ПОИСК ПО САЙТУ
© 2001-2017 ООО «ИнЭкА-консалтинг»
Контакты ИнЭкА:
+7 3843 720575
720579
720580
ineca@ineca.ru
создание сайтов