Эко-бюллетень ИнЭкААрхив№ 1 (132) > УСТОЙЧИВОЕ ЛЕСОПОЛЬЗОВАНИЕ

Устойчивое лесопользование: мифы и реальность

3-4 февраля в Барнауле прошел семинар общественной палаты РФ, на одной из сессий которой обсуждались проблемы устойчивого лесопользования. Вновь, уже в который раз обсуждалась возможность использования недревесных ресурсов как основы экологически безопасного и экономически стабильного использования лесных ресурсов. Институт леса им. В.Н.Сукачева СО РАН, как ведущее академическое учреждение лесного профиля в Сибири, имеет достаточно большой объем знаний в этой области, которыми хочет поделиться.

А.С.Шишикин,

доктор биол. наук, Институт леса им. В.Н.Сукачева СО РАН,

И.В.Семечкин,

заслуженный лесовод России, доктор с.-х. наук

Недревесные ресурсы леса – это все, что находится в лесу, за исключением древесины, и может быть использовано для получения прямого дохода или иных полезностей, например созерцательного отдыха.

Недревесные растительные ресурсы (трава, ягоды, орехи, грибы) образуются и утрачиваются в течение одного вегетационного периода и не могут накапливаться, как ежегодный прирост древесины на стволах деревьев. Урожайность дикоросов нерегулярная во времени и пространстве, поэтому часто трудно прогнозируемая, что затрудняет организацию их заготовки. Кроме того, растительная продукция быстро портится при заготовке и плохо транспортируется из-за большого объема и относительно низкой товарной стоимости даже после первичной обработки. Хозяйственная продуктивность, которая реально может быть заготовлена, зависит от доступности территории и удаленности от населенных пунктов и на порядок меньше биологической производительности.

Не сложно подсчитать структуру лесного дохода с единицы площади. Ежегодный прирост древесины составляет в среднем около 3 м3 /га при стоимости круглого леса до 1200 и более руб./ м3. Прирост практически гарантированный и на большей части насаждений. Для сравнения: хозяйственный урожай кедрового ореха 120 кг/га, через 3-4, иногда более лет и не во всех кедровниках. Лучший урожай грибов первой категории (белые, грузди, рыжики) 50-70 кг/га, который может быть в лучшем случае через 2-3 года. Урожай брусники и голубики может достигать 5 ц/га, но ягодники обычно плодоносят не более 10 лет и требуют обновления. Охотничьи животные вообще оцениваются в особях на 1000 га. В среднем в хороших угодьях для лося (молодняки после гарей и вырубок), которых в лесу не более 10 %, может обитать 3 зверя/1000 га. При норме отстрела даже 20 % от численности и стоимости заготавливаемого мяса по 120 руб./кг доход не превышает 2 руб./га, а от соболя еще меньше – 1 руб./га. В результате, если сравнивать доход, получаемый от заготовки древесины, побочных растительных ресурсов и охоты, пропорция примерно будет 70:25:5 %. При этом следует иметь в виду, что речь идет о территориях, освоенных заготовкой дикоросов – это обычно полоса не более 3-5 км от населенных пунктов и дорог, где при регулярном посещении (через 3 дня) все равно можно собрать не более 10 % урожая грибов. Обычная ошибка при подсчете недревесных ресурсов, когда средняя урожайность дикоросов распространяется на всю площадь типов леса, где они могут произрастать. Реально хозяйственный (товарный) урожай от биологического редко превышает 1-3 %, что в основном связано с его удаленностью и низкой концентрацией. Для промысловых животных ситуация чаще обратная, особенно с рыбными запасами на крупных реках. В настоящее время повсеместно наблюдается перепромысел копытных, что связано с растущей стоимостью мяса, а также технической оснащенностью этого вида охоты.

В последние 5-10 лет наблюдается изменение отношения к недревесным ресурсам. Традиционно они были частью натурального хозяйства сельского населения, сейчас, когда доля этого населения резко сократилась, возросла собирательская нагрузка городских жителей. Одновременно выросла рыночная стоимость ягод и грибов в 2-4 раза, что опережает инфляцию и свидетельствует о реальном изменении рынка дикоросов. Современные цены на ягоды и грибы уже позволяют вести рентабельную заготовку. Многократно увеличилась рекреационная составляющая пользования лесом, не вовлекаемого в обустройство территории и на том же собирательском уровне, что дала природа.

До промышленного освоения Сибири численность коренного населения тесно зависела и соответствовала урожаю пищевых ресурсов. Плотность населения была низкой, и оно было вынуждено постоянно кочевать, чтобы собрать тонкий слой биологической продукции. Животноводство значительно увеличило эффективность использования территории, а промышленное освоение кардинально поменяло все основы собирательства. Стали изменяться не только условия обитания растений и животных, но поменялась экономическая и социальная среда населения. Промысловая нагрузка перестала зависеть от урожайности, регулировавшей потребителей, поскольку плотность населения сейчас определяется промышленным и сельскохозяйственным развитием территории.

В промышленных зонах Западной Сибири в районах нефтегазовых промыслов Тюмени произошло сближение рынка сбыта и в результате этого переориентация сортимента товаров. В конце 70-х годов уже наметились основные изменения в организационных формах и методах ведения промыслово-охотничьих хозяйств и заготовок в районах интенсивного хозяйственного освоения Обского Севера. Изменилась структура дохода: пушной промысел пришел в упадок, а сельскохозяйственное производство и лесоэксплуатация повысили выход продукции с территории. Основные показатели продукции коопзверопромхозов приведены в таблице (цены 1978 г.):

Промхозы Годы Выход с 1000 га, руб. В том числе в %:
охота из нее пушнина рыба зверо-фермы
Березовский 1969 85,4 15 12 1 53
1978 337,9 8 3 3 14
Кондинский 1972 79,0 115 3 3 44
1978 300,6 4 1 1 17
Н-Вартовский 1969 76,5 38 22 12 39
1978 128,6 22 3 16 20
Сургутский 1969 41,8 43 27 10 15
1978 87,1 32 13 13 7
Х-Мансийский 1969 123,2 13 4 2 52
1978 223,3 15 4 9 56

Приведенные данные свидетельствуют об общем увеличении продукции хозяйств в 2-4 раза на фоне сокращения традиционных видов дохода. Этот подъем местного производства характерен для первого этапа промышленного освоения, но затем он снижается (Н-Вартовский). Заготовки ценной пушнины сократились в 20 раз, белки в 2 раза, одновременно объемы приемки ягоды возросли в 10, а грибов в 5 раз. Для обмена на первое место выходит пищевой ресурс – ягоды, рыба, мясо. Продуктивность территории по этим ресурсам в десятки раз больше, чем пушнины. Кроме того, техногенная трансформация переувлажненных территорий способствует повышению продуктивности экосистем: на отсыпанных и дренированных поверхностях увеличивается запас древесно-веточного корма для лося, зайцев и куропатки; гидронамывные карьеры углубляют мелкие озера и повышают их пригодность для рыбы; дорожная и трубопроводная инфраструктура создают коридоры миграции для интразональных видов. Введение новых ценозов и их линейная структура повышают мозаичность местообитаний животных, увеличивая видовое разнообразие и продуктивность.

Техническое оснащение резко увеличило радиус освоения угодий и в свою очередь потребовало расширения производства продукции для товарообмена и поддержания этого оснащения, что также способствует напряжению внутрисоциальных отношений.

Сравнение структуры потребления различных семей коренного населения позволяет определить возможность совмещать использование разных ресурсов. Высокая зависимость наблюдается между количеством оленей и заготавливаемой пушниной (0,4) и обратная между добычей рыбы и пушнины (-0,3). Нет связи заготовки ягод с другими видами промысла. Стабильно среди семей потребление рыбы и ягод (вариация 50-60 %), несколько выше колеблется количество оленьего стада в семьях (74 %) и максимальная изменчивость добычи пушнины (104 %). Такое распределение обусловлено стабильностью и доступностью ресурсов. Ягоды являются наиболее предпочитаемым объектом товарного промысла. Они всегда доступны, сбор могут вести все члены семьи попутно с другими работами, запасы их не лимитированы, а учитывая набор разных видов (клюква, брусника, морошка, голубика) и разнообразие условий их обитания, общий урожай постоянен по сезонам. Рыбный промысел также отличается высокой стабильностью и доступностью. Рыбные водоемы ограничены, но постоянны по функционированию рыбного стада. Технология вылова мигрирующей рыбы в ручьях и речках (котец, морды) отработана с высокой эффективностью, и пока воспроизводство не подорвано, этот белковый продукт наиболее оптимален для использования. Пушнина, а это в основном белка, колеблется по численности, и ее добыча требует специальных действий. Следовательно, существует природная предпосылка только для трех специализаций: рыболовство, оленеводство, сбор и реализация ягод.

В настоящее время изымается около 90 % нормы добычи пушных видов, 50 % дичи (боровой птицы изымается более 90 % прироста). Добыча рыбы коренным населением по расчетам превышает нормы примерно на 50 %, поэтому рыбные запасы в результате перепромысла начинают сокращаться. Это объясняется сосредоточением в средней части бассейна р. Трамъегана хантов, ранее проживавших южнее (территории Федоровского, Восточно – и Западносургутских и др. месторождений) и откочевавших от нефтепромыслов на север вниз по течению реки. Увеличение плотности коренного населения нарушает исторически сложившийся баланс и превышает емкость данного ландшафта. Вторая причина перелова – формирование обширного рынка сбыта среди приезжего населения и создание сети дорог, способствующей доступности и вывозу ресурса. Третья – снижение доходов от продажи пушнины, в связи с общим падением цен на нее, что повлекло за собой переключение на ресурсы (рыба, ягода), дающие товарную продукцию для местного рынка. Количество заготавливаемой на продажу ягоды также увеличилось, однако деградация этим ресурсам не грозит, и даже есть возможность увеличения сборов в несколько раз, так как выбирается не более 15 % от хозяйственной продуктивности ягодников.

В заключение следует подчеркнуть следующее. Промышленное освоение способствует приближению рынка сбыта и расширению товарного потенциала родовых угодий, как по привлечению наиболее массового ресурса, так и по повышению занятости всех членов семьи. Привыкание к промышленным товарам и возможность заработка промыслом стимулирует природопользование и разрушает ресурсосберегающие традиции. Это подрывает жизнеобеспечивающий ресурс сельского и коренного населения.

Собирательство для получения товарной продукции – это самая неэффективная технология природопользования. Проведение скорректированных хозяйственных работ в лесу повышает производительность недревесных ресурсов в 5-10 раз. Рекреационный сбор дикоросов, который ведет городское население, с предоставлением информационных, дорожных, гостиничных, первичной обработки продукции и прочих услуг увеличивает доход в 3-5 раз.

Природопользование с изъятием ресурса должно нормироваться и отслеживаться, что и реализовано в традициях коренного населения. В современных условиях это требует принятия законодательных актов, которые, прежде всего, должны быть направлены на поощрение комплексного использования ресурсов и долговременного закрепления территорий за пользователями.

 
ПОИСК ПО САЙТУ
© 2001-2017 ООО «ИнЭкА-консалтинг»
Контакты ИнЭкА:
+7 3843 720575
720579
720580
ineca@ineca.ru
создание сайтов