Эко-бюллетень ИнЭкААрхив№ 2 (133) > ТЕМА НОМЕРА: ЭНЕРГОЭФФЕКТИВНОСТЬ

Гидростанции. Перспективы нового строительства

Сегодня экологи много говорят о перспективах нового строительства гидростанций в нашей стране и в масштабах планеты. Оценивают, в каком состоянии находятся ныне действующие гидроэлектростанции. Сколько времени им отведено? Каковы возможности их дальнейшего совершенствования? И каково влияние гидроэлектростанций как на нашу экономику, так и на жизнь общества в целом. Поговорить на эту тему мы решили с Расимом Хазиахметовым, членом правления ОАО «РусГидро».

- Сегодня сторонники развития ветровых электростанций и солнечных электростанций активно обсуждают альтернативу ГЭСам.

- Независимо от того, как будет развиваться дальше ситуация и что думают вышеназванные специалисты, первым номером возобновляемой энергетики все равно остается гидро. Дело в том, что если мы когда-нибудь сумеем использовать в полном объеме в разумных пределах всю энергию стока рек, то следом придет вероятней всего возможность использования приливов и волной энергии. И это все вода, и это все энергия.

- Все, ныне действующие гидроэлектростанции, были построены до 70-х годов прошлого столетия. И позже строительство фактически не велось?

- Да, в то время были построены длительное время бывшие крупнейшими в мире Красноярская, Саяно-Шушенская ГЭС, Зейская ГЭС, а это те мощности, которые сегодня являются основой энергетики Дальнего Востока и Сибири. Последние из могикан это Бурейская ГЭС, которую мы сейчас достраиваем. Ее мощность 2010 мегаватт, которую, наверное, мы будем иметь в 2010-м году. Фактически 30 лет мы ее уже строим.

- Это нормальный срок для строительства крупной гидростанции? Вообще по сравнению с тепловой энергетикой, с атомными электростанциями, с какими-то другими, насколько больше сроки строительства гидроэлектростанции примерно?

- Сроки строительства соизмеримы. Вот сроки подготовки к строительству, сроки изыскания, сроки проектирования для гидроэлектростанции, естественно, выше. И это связано с тем, что в отличие даже от атомных станций, которые тоже рассчитываются на достаточно большой срок эксплуатации, но, тем не менее, уже в процессе проектирования закладывается сам процесс утилизации объекта, гидроэлектростанции строятся на 100 лет, точнее, на век. А если вспомнить Аляску – это может быть навсегда.

- У нас есть опыт вывода из эксплуатации крупных гидроэлектростанций? Не только у нас в стране. Может быть, в мире. Есть такие примеры?

- Я таких примеров не знаю. Есть примеры вывода из эксплуатации небольших по нашим меркам станций, которые иногда в мире называют средними. Но если крупный гидроэнергетический объект построен, то, как правило, он функционирует действительно вечно.

- В европейской части России фактически где-то 46-50% гидроэнергопотенциала уже снято. Это значит, что в каждом втором месте, где можно было построить гидроэлектростанцию, она уже стоит. Каковы дальнейшие перспективы? А за Уралом?

- В европейской части сегодня идет освоение притоков и строительство в основном малых гидроэлектростанций. Также реконструкция, техперевооружение, повышение эффективности использования действующих. Есть еще одна задача, которая сегодня находится в стадии решения, это решение вопроса о судьбе Нижнекамского и Чебоксарского гидроузлов, которые не выведены на проектную мощность. И в настоящее время идет процесс обсуждения возможности выхода на проектную мощность. И соответственно экспертиза того, что предложено сегодня проектными организациями. Что касается Сибири, с одной стороны, это продолжение освоения гидропотенциала и решение проблем, которые связаны с толерантностью людей к такого рода серьезным сооружениям, которые достаточно серьезно меняют облик не только региона проживания, но и в какой-то степени и более крупной территории.

И это касается любого объекта промышленного и непромышленного назначения, который изменяет окружение. При этом часть того, что строится, однократно влияет на то, что изменилось. И потом продолжает работать, понемножку влияя. А то, что касается гидроузлов, то в процессе строительства меняется ландшафт, меняется соотношение суши и воды, и соответственно, меняется микроклимат. И как раз вот эти оценки необходимо делать всегда, когда проектируется крупный гидроузел. А что касается Дальнего Востока, то это те же вопросы, которые связаны с использованием потенциала рек, что находятся там, это вопрос развития экономики Дальнего Востока в целом.

- Почему в свое время было принято решение ставить такие мощные каскады ГЭС в Сибири, с тем, чтобы перетоки электроэнергии шли в европейскую часть Союза? Ведь потери на линиях достигали каких-то очень серьезных цифр.

- Для того, чтобы передавать такие мощные потоки электроэнергии на такие дальние расстояния, в те годы, когда шел процесс, в том числе и гидроэнергостроительства в Союзе и за рубежом, проводились серьезные разработки новых видов передачи электроэнергии, выход на новые параметры. Кстати, в Союзе, который лидировал в этой части, тогда были построены опытно-промышленные образцы линий постоянного тока. На 1050 киловольт. И линии переменного тока на 1500. Но, к сожалению, эти работы были в свое время свернуты. И сегодня уже из-за рубежа нам предлагают системы передач на еще более высокие напряжения, которые позволяют в том числе и избежать больших потерь мощности электроэнергии в процессе передачи. И так же идет процесс наработки новых способов передачи и новых проводников. Например, высокотемпературная сверхпроводимость, возможно, будет использоваться как раз для того, чтобы сохранить максимальное количество электроэнергии, которая вырабатывается при передаче на дальние расстояния до потребителя.

- Итак, в европейской части нам остается только улучшать и ставить маленькие гидростанции, возможно, бесплотинные. Такие разработки есть. Внедряются ли такие маленькие гидростанции, которые могут снабжать энергией один поселок или даже какое-нибудь маленькое промышленное предприятие?

- Когда мы говорим о бесплотинных станциях, это скорее станции индивидуального пользования. Чтобы гидроэлектростанция вырабатывала необходимое количество электроэнергии, необходимо обеспечить соответствующую плотность первичного носителя. А это все то, что обеспечивает какой-то напор и скорость. Таких рек, которые бы были такими высокоэнергетичными в европейской части достаточно немного. Я имею в виду в первую очередь центральную часть. На Кавказе ситуация немножко другая. Есть у нас горная часть – Урал. Есть еще Север РФ, где есть места, где такого рода станции возможны. А все остальное – это все-таки плотины либо дореволюционные станции. Основная проблема, которая сегодня мешает развиваться малой энергетике, другим видам возобновляемых источников электроэнергии, это как раз то, что уже существует в Западной Европе, сегодня активно продвигается в Северной Америки. И так же в России, в том числе и по инициативе «РусГидро», это развитие нормативной базы, которая обеспечивает преимущество развития перед остальными видами производства электроэнергии.

- Производится ли расчет вероятности техногенных землетрясений при проектировании объема водохранилищ?

- Процесс выбора места водохранилища и выбора вариантов его строительства, типа плотины, гидротехнических сооружений занимает самую большую часть времени в процессе строительства. И это связано как раз с тем, что перед началом строительства проводится достаточно серьезный комплекс изысканий, в том числе геофизических, геодинамических, и в составе института «Гидропроект» все время существовала ЦСГДН – Центральная служба геодинамических наблюдений, которая всегда считалась одной из сильнейших в Союзе и в мире. А это полная оценка рисков районирования территории с точки зрения возможности землетрясений как по величине, так и по частоте. Все риски учитываются еще до строительства.

- Влияет ли на ГЭС глобальное изменение климата?

- Дискуссии по поводу того, что влияет на изменение климата и какие последствия изменения климата,– это проблемы, которые сегодня решаются и обсуждаются практически всеми направлениями развития науки и всеми, кто занимается так или иначе промышленностью, в том числе гидроэнергетикой. Поэтому, с одной стороны, мы понимаем, что если процесс будет продолжаться так, как он идет, то вполне возможно, что в некоторых случаях гидроэлектростанции окажутся в условиях, когда они будут работать в гораздо более легких условиях, чем было заложено в проекте. А в других случаях эта ситуация может оказаться более тяжелой. И, к сожалению, мы не можем очень быстро спрогнозировать, где же и как это произойдет. И поэтому сейчас в России вводится международный стандарт (вероятнее всего он будет введен!), который существенно ужесточит требования для новых гидроэлектростанций в части пропускной способности гидротехнических сооружений. И мы сейчас, не дожидаясь того, когда этот стандарт будет введен, начали эту работу, и на Саяно-Шушенской ГЭС, несмотря на то, что действующие гидротехнические сооружения более чем достаточно обеспечивают безопасность всего того, что связано с ее деятельностью: встроен дополнительный водосброс, который позволит пропускать через гидротехнические сооружения все, что только можно пропустить.

- Давайте поговорим об Эвенкийской ГЭС, которая готовится к проектированию. Уже сейчас идут серьезные споры: как это строительство повлияет на окружающую среду и на быт, и жизнь людей, которые живут в этой зоне?

- Эвенкийская ГЭС как объект находится сейчас среди тех объектов, которые включены в генеральную схему развития электроэнергии РФ. История объекта достаточно длительная. Впервые в Союзе задумались о строительстве Эвенкийской, тогда Туруханской ГЭС еще в конце 50-х годов. И тогда же были начаты изыскания. В тот самый период, когда там прошел процесс снижения объемов строительства гидроэнергетики Союза, были прекращены работы и на Туруханской ГЭС. Среди проблем, которые повлияли на это, были проблемы, связанные со стоимостью. Но это, пожалуй, был один из первых объектов, на котором всерьез вопросы, связанные с экологией, были оценены и приняты во внимание. Сегодня мы рассматриваем Эвенкийскую ГЭС как потенциальный проект. Вокруг объекта сегодня больше домыслов и слухов, чем реальных фактов. Сегодня в мире проведена достаточно серьезная работа по поводу того, каким образом принимать решение в сфере строительства объектов, которые оказывают серьезное влияние на окружающую среду. Как раз теме плотиностроения была посвящена работа всемирной комиссии по плотинам, которая работала в конце 90-х годов, и этой комиссией были выработаны основные принципы принятия решений при строительстве гидрообъектов. В настоящее время идет работа по переводу этих принципов в реальный стандарт. И вероятней всего, с учетом того, что мы в этой работе постепенно начинаем принимать все более активное участие, при принятии решений мы будем руководствоваться тем самым стандартом, который, надеюсь, в ближайшие 2-3 года появится.

- У нас много заброшенных плотин в России. Порой невозможно определить, кто эксплуатирующая организация, кто владелец этих плотин…

- Да, в России достаточно большое количество гидросооружений, которые в свое время были построены, потом в силу различных обстоятельств оказались безхозными, как их сейчас называют. В соответствии с действующим законодательством все, что не имеет собственников, в конечном итоге становится собственностью государства на муниципальном, региональном или федеральном уровнях. Насколько я знаю, сегодня идет достаточно большая работа, которую организуют Росводресурсы по определению состояния этих самых сооружений. И большой объем работ начат по восстановлению их работоспособности. Но в данном случае я веду речь о плотинах, которые в основном связаны либо с сегрегацией, либо с мелиорацией. В то же время в свое время на территории Советского Союза, РФ действовало несколько десятков тысяч малых ГЭС, которые в 60-е годы были выведены из эксплуатации. И вот судьба этих малых гидроэлектростанций как раз сегодня пока остается неопределенной.

- Какие решения нам надо принять сейчас в гидроэнергетике с тем, чтобы в ближайшие 10, 20, а может быть, и 30 лет эта отрасль развивалась в необходимом направлении? И каково это самое необходимое, нужное нам и стране направление?

- Сегодня достаточно серьезно подвергается обструкции понятие – устойчивое развитие. Под ним понимается нормальное развитие человечества в течение достаточно долгого, а может быть, бесконечного периода. И в этом смысле одним из важнейших факторов устойчивого развития является использование возобновляемых и чистых источников энергии. В этом смысле, если только сам термин и сам тезис становится основой принятия решений, то тогда приоритеты в развитии использования энергетических источников они вероятней всего будут меняться по сравнению с теми, которые сегодня в стране приняты. Мы говорили о буме 60-70-х, потом спаде. На мой взгляд, одним из важнейших факторов, который послужил этому спаду, явилось открытие тюменских месторождений нефти и газа. И тот же самый фактор послужил уничтожению не одного десятка тысяч малых гидроэлектростанций. Потому что появился неисчерпаемый, практически, на первый взгляд, и дешевый источник энергии, который можно было бы перетащить и поставить близко и достаточно быстро построить. Соответственно достаточно капиталоемкие источники, как ГЭС, которые требовали тем более еще длинных линий электропередач, либо вот эти малые ГЭС, за которыми нужно было следить, их было много. Они практически вышли из обихода. Я думаю, что по мере того, как будет развиваться ситуация с органическим топливом, в какой-то степени с ядерным топливом, вот эта вот переприотизация будет происходить. Это первое.

Второе. Мы говорим о прогнозах. Если прогнозируют такое направление развития событий, уже на стадии прогнозирования начинать формировать соответствующую институциональную нормативную правовую среду, то вероятнее всего мы будем двигаться туда, куда надо.

Беседовал Ашот Насибов,

радиостанция «Эхо Москвы»

 
ПОИСК ПО САЙТУ
© 2001-2017 ООО «ИнЭкА-консалтинг»
Контакты ИнЭкА:
+7 3843 720575
720579
720580
ineca@ineca.ru
создание сайтов