Эко-бюллетень ИнЭкААрхив№5 (136) > СОХРАНЕНИЕ БИОРАЗНООБРАЗИЯ

Охотники на страже природы

В рамках проекта ПРООН/ГЭФ в шорском национальном парке организовано общество охотников и рыболовов.

Лариса Койнова

Это сделано для того, чтобы совместить два, на первый взгляд, противоречащих друг другу вида деятельности: охрану природы и охоту. Но, как оказалось, у охотничьих традиций местных жителей шорцев и сотрудников ООПТ общие цели и задачи. «Охота — промысел, за счет которого жило не одно поколение шорцев, — поясняет Петр БАРАНОВ, заместитель директора Шорского национального парка по научной работе, — при правильной ее организации она способна выступать в качестве союзника в программах ООПТ».

Из поколения в поколение у шорцев передавались охотничьи угодья. Отец показывал сыну свои заветные тропы, учил охотиться так, чтобы не прогневать духов — хозяев тайги, чтобы те «не увели» в другие места промыслового зверя. Если говорить современным языком, то коренное население Горной Шории сохраняло биоразнообразие родной тайги. Тайга отвечала людям тем же: леса были полны зверей, а реки рыбы. Это позволяло местным жителям выживать в суровых сибирских условиях. С приходом советской власти целью охоты стала прибыль. Ради выполнения Охотпромхозом плана звери начали уничтожаться без учета возможностей восстановления численности.

Благодаря такой охоте со временем в Горной Шории встал вопрос о необходимости сохранения тайги и ее обитателей. Поэтому в 1989 году было принято решение о создании ООПТ «Шорский национальный парк». Целями и задачами парка стало сохранение биоразнообразия на вверенной ему территории, а также обеспечение условий представителям коренного населения, проживающим на ООПТ, для осуществления традиционных видов деятельности. Таким образом, основные направления в деятельности охотников, придерживающихся традиционных принципов охоты, и защитников природы совпали.

Тайга в наследство

Проект, разработанный П.В.Барановым, пожалуй, как никакой другой, охватывает практически все направления проекта ПРООН/ ГЭФ «Сохранение биоразнообразия Алтае-Саянского региона». Прежде всего, у охотников, объединившихся в общество, появляется больше юридических возможностей для разрешения многих вопросов, связанных с этим видом деятельности.

Одна из главных ошибок, которая была совершена в прошлом столетии, была связана с обобществлением тайги. Потеряв участок, на котором охотились предки, шорцы начали терять и традиции охоты. Не уверенные, что завтра им придется охотиться здесь же, многие начали выбивать зверя максимально, чтобы именно здесь и сейчас получить прибыль. У созданной в этом году общественной организации охотников и рыболовов есть возможность оформить лицензию для своей деятельности на срок от 25 до 49 лет. Это значит, что там, где сегодня охотится отец, завтра сможет охотиться сын, а позже и внук. Охотник становится заинтересован в том, чтобы максимально сохранить биоразнообразие на своих угодьях. Кстати, при обсуждении создания общества у паштыков, неформальных лидеров шорских родов, возможность долгосрочной аренды охотничьих участков вызвала горячую поддержку.

Зная, что участок закреплен за его семьей, местный житель уже не допустит браконьеров на свою территорию. Но у егеря или охотника нет полномочий для того, чтобы административно воздействовать на нарушителя режима ООПТ. Зато они есть у инспекторов парка. И здесь опять включается механизм общей заинтересованности жителя и администрации особо охраняемой природной территории. Охотник, зная свои угодья, быстро вычисляет и находит нарушителя, а инспектор, которому охотник сообщает о браконьере, принимает меры, предписанные законом. Таким образом, местное население непосредственно вовлекается в природоохранную деятельность, что является одной из основных задач проекта ПРООН/ГЭФ.

Охота по закону

Общество охотников способно разрешить сложности с оформлением охотничьих билетов, а с вступлением в силу закона об охоте и с получением лицензий каждым из них. Рамки современного правового поля таковы, что разрешительные документы на охоту житель поселка, расположенного в границах национального парка должен оформлять через Москву, поскольку национальный парк относится к территориям федерального подчинения. Администрация парка посредником в этом вопросе выступать не может. Вот и получается, что значительная часть местных охотников не имеет возможности оформить охотничьи билеты, и формально их можно отнести к браконьерам. Поэтому возможность благодаря обществу получить охотничьи билеты охотников очень вдохновила.

Кроме того, у охотников, объединившихся в общество, появляется больше возможностей для сбыта добываемой продукции. К примеру, крупную партию собольих шкурок легче выгодно реализовать, чем продавая их заезжим скупщикам индивидуально.

Организованная охота также дает возможности заработков и кроме продажи добычи. На практике других охотничьих хозяйств замечено, что среди туристов понаблюдать природу и животных в естественных условиях желающих практически вдвое больше, чем любителей непосредственно охоты. А кто лучше самого охотника может знать месторасположение звериной тропы или гнездования птиц на своем участке, где можно подкараулить животное для съемки в естественных условиях. Он может провести туриста так, чтобы не нарушить покой звериного мира.

При развитии такого вида эко-туризма появляется возможность дополнительного дохода при обу стройстве ночлега, при реализации сувенирной продукции, которую можно изготавливать здесь же. Все это является альтернативным источником существования для местного населения, что тоже относится к основным задачам проекта ПРООН/ГЭФ.

СПРАВКА
Шорский национальный парк образован 27 декабря 1989 года.
Его площадь 418 200 га, что составляет около 4,3% территории Кемеровской области.
На территории парка проводятся комплексные исследования природы, в которых принимают участие научные коллективы вузов и научных центров Кузбасса. В настоящее время описано более 70 природных достопримечательностей. Это - места произрастания растений, занесенных в Красную книгу, уникальные природные сообщества, системы пещер, воклюзы, живописные скалы, своеобразные останцы, водопады . Многие из них соответствуют статусу «Памятник природы».
Территория национального парка «Шорский» является местом проживания малочисленной коренной национальности тюрко-язычной группы - горных шорцев. Для них закреплено разрешение на сохранение традиционных видов деятельности. На сегодняшний день в границах парка находится 31 населенный пункт, где проживает около полутора тысяч человек.
Леса Горной Шории - главное богатство парка. Они занимают около 90% его территории. Основными видами древесной растительности являются пихта и сосна сибирская, реже встречается ель и береза.
Своеобразной особенностью растительности парка, как и всей Горной Шории является наличие черневой тайги. Она характеризуется преобладанием в древостое пихты и осины с подлеском из черемухи и калины обыкновенной, рябины сибирской; развитием высоких (до 2,5 метров и более) трав; почти полным отсутствием мохового покрова.
В настоящее время на территории национального парка выявлено более 60 редких и исчезающих видов растений, занесенных в Красные книги России и Кемеровской области. В фауне национального парка представлены соболь, американская норка, колонок, выдра, росомаха, сибирский крот, дикий северный олень, кабарга, косуля, марал.

Опыт - дело наживное

Пока охотхозяйство в нацпарке — первый в Сибири опыт подобной работы. Но в пользу такого решения говорит международный опыт: в Африке сохранить винто-рого козла удалось именно охотникам. Сейчас численность этого краснокнижного животного возросла со 100 до 2000 голов. Просто местные жители поняли, что сохраняя этот вид и позволяя строго ограниченную охоту по дорогостоящим лицензиям, их организация получает средств больше, чем когда они сами занимались браконьерством. Заезжих охотников в качестве трофеев интересуют пре-

жде всего достаточно старые козлы с большими рогами, которые в воспроизводстве стада большой роли не играют. А организовать охрану охотничьих угодий лучше самих охотников врят ли кому-то под силу.

Можно уже говорить о первых результатах работы подобного общества охотников и рыболовов Среднетерсинской территории (Кемеровская область). Несмотря на то, что обществу всего три года, в реках, находящихся на территории подведомственной местным охотникам, стало больше хариуса, таймень перестал быть редкостью, на солонец пришел марал.

Сейчас при финансовой поддержке ПРООН/ГЭФ в Шорском национальном парке завершен первый этап создания общества охотников — документальный. Теперь слово за местными жителями. Только от них зависит, получится ли им на деле осуществить задуманное.

 
ПОИСК ПО САЙТУ
© 2001-2017 ООО «ИнЭкА-консалтинг»
Контакты ИнЭкА:
+7 3843 720575
720579
720580
ineca@ineca.ru
создание сайтов