Хищные звери

П. В. Баранов,

к.б.н., старший преподаватель КузГПА

Волк

Большое разнообразие природных условий региона определило наличие здесь двух четко различимых по внешним признакам типов волка. Первый - таежный волк, отличающийся крупными размерами, высоким волосяным покровом. Полевые признаки его соответствуют подвиду C.lupus altaicus Noak. Второй - степной, значительно уступающий первому по размерам, с более тусклой шерстью, монгольского подвида C.lupus tschiliensis Matchie (Гептнер и др.,1967). На данной территории волки в бесснежный период года встречаются во всех высотных поясах, зимой же их распространение ограничивается высотой снежного покрова до 20-25 см.

Территория заповедника «Кузнецкий Алатау» не является оптимальной для жизнедеятельности этого хищника ввиду глубокоснежья. В связи с чем, в зимний период волки в пределах нагорья практически отсутствуют, появляясь в небольшом числе лишь с наступлением летнего периода. Даже на прилегающей к заповеднику «Кузнецкий Алатау», относительно малоснежной территории Тисульского госпромхоза волки малочисленны - вместе с заходящими из сопредельной Хакасии, здесь отмечают не свыше 20 особей на 500 тыс. га (0,04 особи на 1000 га). В последние годы все чаще в поисках корма волки стали появляться в гольцах, чему способствовало восстановление высокогорной популяции северного оленя. Здесь волки, как и олени, живут круглогодично.

Мы полагаем, что в дальнейшем, с нормализацией хозяйственной деятельности проблема вреда от волка будет сведена к минимуму, и интенсификации борьбы с ним не потребуется. Этот зверь является естественным компонентом биоценозов Гор Юга Сибири.

В 2002 году относительно регулярно наблюдатели фиксировали заходы волков в район кордона Верхняя Терсь. 22 декабря 2002 года два волчьих следа зафиксированы в долине р. Березовка, бассейна р. Тайдон. На летних стойбищах копытных в районе хр. Саргая следы волков были многочисленными все лето.

Обыкновенная лисица

В горах Юга Сибири отличается светлым, песочно-желтым окрасом, довольно высоким меховым покровом. Места обитания этого зверя преимущественно приурочены к нижнему лесному поясу, лесостепи и степи. В зимний период года, когда лисицы ведут кочевой образ жизни, в восточной части региона они изредка заходят в верхний лесной пояс, используя дороги, конные тропы и лед рек. В летний период года лисицы в горной тайге на востоке территории, по-видимому, не встречаются, так как условия норения, определяющие в это время оседлую жизнь зверя, здесь крайне неблагоприятны.

Обычно лисицы роют норы на хорошо прогреваемых, сухих склонах сопок в экспозиционной лесостепи, используя при этом неровности микрорельефа и брошенные норы других зверей.

Основой питания лисицы в регионе, как и по всему практически ареалу вида, составляют мелкие млекопитающие (Колосов и др., 1979; Сидоров и др., 1986). Однако при исследовании графиков, построенных на основе данных заготовок пушнины в Красночикойском районе, можно заметить четкую зависимость движения численности лисицы и зайца-беляка. После пика зайца-беляка, через год следует пик численности лисицы (график построен по данным заготорганизаций с 1947 по 1972 гг.). Так пики зайца-беляка отмечались 1953, 1956, 1959, 1960 гг. Лисицы соответственно - 1954, 1957, особенно мощный подъем численности наблюдался после двухгодичного пика зайца-беляка в 1961 году. Возможно, что заяц-беляк, не играя преимущественной роли в рационе лисицы, является объектом питания этого хищника в наиболее трудные зимние месяцы: январе и феврале, когда численность и активность мышевидных значительно снижается, а морозы достигают максимума.

Лисица в настоящее время на востоке региона немногочисленна. Относительно стабильно высокая численность вида отмечается на участках, непосредственно примыкающих к территории Монголии. Здесь население вида регулярно пополняется за счет мигрантов.

По иному распределена лисица на западе территории, в частности, в Кузнецком Алатау. Здесь она обычна как в межгорных лесостепных котловинах, так и в горной тайге, куда проникает в условиях дефицита корма в глубокоснежье, что не характерно для большинства горных регионов Южной Сибири. Здесь плотность населения вида, в частности, в бассейне р. Шалтырь Тисульского района Кемеровской области в декабре 1995 г. составила 0,2 особи на 1000 га.

Везде в регионе добывается на шкурку, имеющую традиционный спрос для пошива национальной одежды, особенно в Туве, Хакасии и в горном Алтае. В связи с этим численность вида в последние годы именно в национальных республиках имеет тенденцию к сокращению. Так, в Тыве с 1992 года по 2000-ый поголовье вида сократилось более чем в три раза, с 17,8 до 5,0 тысяч. В Кемеровской области и Хакасии, где «коренные» народы относительно малочисленны, численность вида в последнее десятилетие была стабильной. В Хакасии отмечен даже некоторый рост - с 1,6 ,в 1993-ем до 2,7 тысяч в 2000 году. В заготовки практически не поступает (в Тыве официально проходят по материалам заготорганизаций не более 20 штук).

Суммарная численность вида на территории определена в 26 голов, что является рекордом последнего времени для заповедника. Причина этого - резкая вспышка численности зайца-беляка в отдельных, прежде всего пойменных биотопах. На зимнем учете следы лисицы фиксировались трижды: в вершине Кия-Шалтырь, на р. Верхняя Терсь и в Вершине Урюпа.

Росомаха

Росомаха встречается в регионе практически повсеместно, от остепненных речных долин до россыпей гольцового пояса, однако наиболее типичные ее места обитания расположены в темнохвойной тайге верхнего лесного пояса. Зимой звери держатся в основном поодиночке, ведя кочевой образ жизни. Во время перемещений совершает иногда большие круги, возвращаясь на то же место раз в одну-две недели, а то и раз в месяц. При изобилии пищи живет более или менее оседло.

Обычно несколько чаще встречаются росомахи вблизи мест концентрации копытных.

Численность в заповеднике «Кузнецкий Алатау» - 4-6 зверей на 412 тыс. га, что объясняется почти полным отсутствием копытных зимой. Плотность населения - от 0,033 до 0,077 особей на 1000 га.

Кочевую жизнь этого зверя в неблагоприятный зимний период определяет необходимость постоянного поиска корма, тактика которого чаще всего сводится к следованию за наиболее крупными волчьими стаями. Это отмечено и в других регионах (Волк,1985). В Южном же Забайкалье и в Саянах отмечается наиболее часто. Во время своих маршрутов росомахи регулярно посещают отстои, под которыми есть вероятность найти остатки волчьих трапез, острова и поймы покрытых льдом рек. Отмечены нападения зверей на кабаргу, лося, изюбря. Удавалось дважды наблюдать охоту росомахи на кабаргу. Оба раза это было длительное преследование с последующим быстрым умершвлением жертвы. Видимо кабаргу не всегда спасает от хищника даже попытка встать на отстой. На скалы росомаха забирается с неменьшей ловкостью. В питании присутствуют также мелкие млекопитающие (красная полевка) и кедровый орех.

В настоящее время заготовок вида не ведется. В середине 1980-х годов в Южном Забайкалье принимали ежегодно 5-8 шкур, сейчас они продаются охотниками в частные руки и в отчетности не фигурируют. Эта ситуация имеет место в целом по региону. Так, в Туве за период с 1991 по 2000 год не закуплено ни одной шкуры. В республике Хакасия поголовье оценивается в 50 зверей (2000 г.), две шкуры поступили в заготовку.

Численность в пределах заповедника в 2002 году аналогична прошлогодней - около 10 особей.

Рысь обыкновенная

Пребывание этого хищника зафиксировано практически во всех поясах региона за исключением гольцового, однако основные места обитания расположены в лесостепном и нижнем лесном поясах. Изредка рыси заходят в степи и пойменные заросли степей Тувы, Алтано-Кыринской котловины на Хэнтей-Чикойском нагорье. Наличие пищи определяет сезонные перемещения зверя.

Крупные самцы обычно охотятся в одиночку, добывая преимущественно кабаргу, реже зайца по тропам и косулю, в окрестностях минеральных источников и на перевалах, прыгая (или разбегаясь со склона) на жертву со скалы, дерева или возвышенности, что характерно в целом для региона. Спасаясь от собак, рысь способна совершать прыжки с дерева в 10-12 м. Самки зимой ходят с выводком, образуя группы до 7 особей и охотясь, главным образом, на зайца-беляка из засады и путем осторожного скрадывания. Отмечено мышкование рыси на остепненной речной террасе, при этом она совершала движения, схожие с лисьими. У задавленных ею зверей прежде всего отъедает голову - отмечено также А. С. Желтухиным (1986). Численность вида практически везде незначительна. Так, в последние 10 лет она вообще не фиксируется в материалах учетов по Туве и Хакасии. В Кузнецком Алатау населяет главным образом смешанные леса предгорий и низкогорную лесостепь. В верхнем лесном поясе бывает заходами. Численность вида в заповеднике «Кузнецкий Алатау), видимо, не превышает 5 особей. На учетах обычно не обнаруживается. Численность вида на прилегающей территории Тисульского ГПХ - около 30 особей, что составляет 0,06 зверей на 1000 га. Имеет некоторое промысловое значение, так, в Туве ежегодно сдают 20-40 шкур этого вида. Последние три года в заготовки рысь не поступала, так как основная масса пушнины проходит через частные фирмы и не фиксируется в отчетности. Обычно зверей добывают попутно с собаками во время белковой охоты. Нуждается в охране.

Рысь Кемеровской области относится к алтайскому подвиду - F.lynx wardi Lyd.,1904.

В 2002 году следы этого хищника постоянно фиксировались в окрестностях кордона Верхняя Терсь. Это был небольшой зверь, очевидно, молодая самка, периодически выходящая за границу в сторону долины Татуяса. Редок. Основные биотопы вида расположены в лесостепных предгорьях Алатау.

Хищные звери

П. В. Баранов,

к.б.н., старший преподаватель КузГПА

Волк

Большое разнообразие природных условий региона определило наличие здесь двух четко различимых по внешним признакам типов волка. Первый - таежный волк, отличающийся крупными размерами, высоким волосяным покровом. Полевые признаки его соответствуют подвиду C.lupus altaicus Noak. Второй - степной, значительно уступающий первому по размерам, с более тусклой шерстью, монгольского подвида C.lupus tschiliensis Matchie (Гептнер и др.,1967). На данной территории волки в бесснежный период года встречаются во всех высотных поясах, зимой же их распространение ограничивается высотой снежного покрова до 20-25 см.

Территория заповедника «Кузнецкий Алатау» не является оптимальной для жизнедеятельности этого хищника ввиду глубокоснежья. В связи с чем, в зимний период волки в пределах нагорья практически отсутствуют, появляясь в небольшом числе лишь с наступлением летнего периода. Даже на прилегающей к заповеднику «Кузнецкий Алатау», относительно малоснежной территории Тисульского госпромхоза волки малочисленны - вместе с заходящими из сопредельной Хакасии, здесь отмечают не свыше 20 особей на 500 тыс. га (0,04 особи на 1000 га). В последние годы все чаще в поисках корма волки стали появляться в гольцах, чему способствовало восстановление высокогорной популяции северного оленя. Здесь волки, как и олени, живут круглогодично.

Мы полагаем, что в дальнейшем, с нормализацией хозяйственной деятельности проблема вреда от волка будет сведена к минимуму, и интенсификации борьбы с ним не потребуется. Этот зверь является естественным компонентом биоценозов Гор Юга Сибири.

В 2002 году относительно регулярно наблюдатели фиксировали заходы волков в район кордона Верхняя Терсь. 22 декабря 2002 года два волчьих следа зафиксированы в долине р. Березовка, бассейна р. Тайдон. На летних стойбищах копытных в районе хр. Саргая следы волков были многочисленными все лето.

Обыкновенная лисица

В горах Юга Сибири отличается светлым, песочно-желтым окрасом, довольно высоким меховым покровом. Места обитания этого зверя преимущественно приурочены к нижнему лесному поясу, лесостепи и степи. В зимний период года, когда лисицы ведут кочевой образ жизни, в восточной части региона они изредка заходят в верхний лесной пояс, используя дороги, конные тропы и лед рек. В летний период года лисицы в горной тайге на востоке территории, по-видимому, не встречаются, так как условия норения, определяющие в это время оседлую жизнь зверя, здесь крайне неблагоприятны.

Обычно лисицы роют норы на хорошо прогреваемых, сухих склонах сопок в экспозиционной лесостепи, используя при этом неровности микрорельефа и брошенные норы других зверей.

Основой питания лисицы в регионе, как и по всему практически ареалу вида, составляют мелкие млекопитающие (Колосов и др., 1979; Сидоров и др., 1986). Однако при исследовании графиков, построенных на основе данных заготовок пушнины в Красночикойском районе, можно заметить четкую зависимость движения численности лисицы и зайца-беляка. После пика зайца-беляка, через год следует пик численности лисицы (график построен по данным заготорганизаций с 1947 по 1972 гг.). Так пики зайца-беляка отмечались 1953, 1956, 1959, 1960 гг. Лисицы соответственно - 1954, 1957, особенно мощный подъем численности наблюдался после двухгодичного пика зайца-беляка в 1961 году. Возможно, что заяц-беляк, не играя преимущественной роли в рационе лисицы, является объектом питания этого хищника в наиболее трудные зимние месяцы: январе и феврале, когда численность и активность мышевидных значительно снижается, а морозы достигают максимума.

Лисица в настоящее время на востоке региона немногочисленна. Относительно стабильно высокая численность вида отмечается на участках, непосредственно примыкающих к территории Монголии. Здесь население вида регулярно пополняется за счет мигрантов.

По иному распределена лисица на западе территории, в частности, в Кузнецком Алатау. Здесь она обычна как в межгорных лесостепных котловинах, так и в горной тайге, куда проникает в условиях дефицита корма в глубокоснежье, что не характерно для большинства горных регионов Южной Сибири. Здесь плотность населения вида, в частности, в бассейне р. Шалтырь Тисульского района Кемеровской области в декабре 1995 г. составила 0,2 особи на 1000 га.

Везде в регионе добывается на шкурку, имеющую традиционный спрос для пошива национальной одежды, особенно в Туве, Хакасии и в горном Алтае. В связи с этим численность вида в последние годы именно в национальных республиках имеет тенденцию к сокращению. Так, в Тыве с 1992 года по 2000-ый поголовье вида сократилось более чем в три раза, с 17,8 до 5,0 тысяч. В Кемеровской области и Хакасии, где «коренные» народы относительно малочисленны, численность вида в последнее десятилетие была стабильной. В Хакасии отмечен даже некоторый рост - с 1,6 ,в 1993-ем до 2,7 тысяч в 2000 году. В заготовки практически не поступает (в Тыве официально проходят по материалам заготорганизаций не более 20 штук).

Суммарная численность вида на территории определена в 26 голов, что является рекордом последнего времени для заповедника. Причина этого - резкая вспышка численности зайца-беляка в отдельных, прежде всего пойменных биотопах. На зимнем учете следы лисицы фиксировались трижды: в вершине Кия-Шалтырь, на р. Верхняя Терсь и в Вершине Урюпа.

Росомаха

Росомаха встречается в регионе практически повсеместно, от остепненных речных долин до россыпей гольцового пояса, однако наиболее типичные ее места обитания расположены в темнохвойной тайге верхнего лесного пояса. Зимой звери держатся в основном поодиночке, ведя кочевой образ жизни. Во время перемещений совершает иногда большие круги, возвращаясь на то же место раз в одну-две недели, а то и раз в месяц. При изобилии пищи живет более или менее оседло.

Обычно несколько чаще встречаются росомахи вблизи мест концентрации копытных.

Численность в заповеднике «Кузнецкий Алатау» - 4-6 зверей на 412 тыс. га, что объясняется почти полным отсутствием копытных зимой. Плотность населения - от 0,033 до 0,077 особей на 1000 га.

Кочевую жизнь этого зверя в неблагоприятный зимний период определяет необходимость постоянного поиска корма, тактика которого чаще всего сводится к следованию за наиболее крупными волчьими стаями. Это отмечено и в других регионах (Волк,1985). В Южном же Забайкалье и в Саянах отмечается наиболее часто. Во время своих маршрутов росомахи регулярно посещают отстои, под которыми есть вероятность найти остатки волчьих трапез, острова и поймы покрытых льдом рек. Отмечены нападения зверей на кабаргу, лося, изюбря. Удавалось дважды наблюдать охоту росомахи на кабаргу. Оба раза это было длительное преследование с последующим быстрым умершвлением жертвы. Видимо кабаргу не всегда спасает от хищника даже попытка встать на отстой. На скалы росомаха забирается с неменьшей ловкостью. В питании присутствуют также мелкие млекопитающие (красная полевка) и кедровый орех.

В настоящее время заготовок вида не ведется. В середине 1980-х годов в Южном Забайкалье принимали ежегодно 5-8 шкур, сейчас они продаются охотниками в частные руки и в отчетности не фигурируют. Эта ситуация имеет место в целом по региону. Так, в Туве за период с 1991 по 2000 год не закуплено ни одной шкуры. В республике Хакасия поголовье оценивается в 50 зверей (2000 г.), две шкуры поступили в заготовку.

Численность в пределах заповедника в 2002 году аналогична прошлогодней - около 10 особей.

Рысь обыкновенная

Пребывание этого хищника зафиксировано практически во всех поясах региона за исключением гольцового, однако основные места обитания расположены в лесостепном и нижнем лесном поясах. Изредка рыси заходят в степи и пойменные заросли степей Тувы, Алтано-Кыринской котловины на Хэнтей-Чикойском нагорье. Наличие пищи определяет сезонные перемещения зверя.

Крупные самцы обычно охотятся в одиночку, добывая преимущественно кабаргу, реже зайца по тропам и косулю, в окрестностях минеральных источников и на перевалах, прыгая (или разбегаясь со склона) на жертву со скалы, дерева или возвышенности, что характерно в целом для региона. Спасаясь от собак, рысь способна совершать прыжки с дерева в 10-12 м. Самки зимой ходят с выводком, образуя группы до 7 особей и охотясь, главным образом, на зайца-беляка из засады и путем осторожного скрадывания. Отмечено мышкование рыси на остепненной речной террасе, при этом она совершала движения, схожие с лисьими. У задавленных ею зверей прежде всего отъедает голову - отмечено также А. С. Желтухиным (1986). Численность вида практически везде незначительна. Так, в последние 10 лет она вообще не фиксируется в материалах учетов по Туве и Хакасии. В Кузнецком Алатау населяет главным образом смешанные леса предгорий и низкогорную лесостепь. В верхнем лесном поясе бывает заходами. Численность вида в заповеднике «Кузнецкий Алатау), видимо, не превышает 5 особей. На учетах обычно не обнаруживается. Численность вида на прилегающей территории Тисульского ГПХ - около 30 особей, что составляет 0,06 зверей на 1000 га. Имеет некоторое промысловое значение, так, в Туве ежегодно сдают 20-40 шкур этого вида. Последние три года в заготовки рысь не поступала, так как основная масса пушнины проходит через частные фирмы и не фиксируется в отчетности. Обычно зверей добывают попутно с собаками во время белковой охоты. Нуждается в охране.

Рысь Кемеровской области относится к алтайскому подвиду - F.lynx wardi Lyd.,1904.

В 2002 году следы этого хищника постоянно фиксировались в окрестностях кордона Верхняя Терсь. Это был небольшой зверь, очевидно, молодая самка, периодически выходящая за границу в сторону долины Татуяса. Редок. Основные биотопы вида расположены в лесостепных предгорьях Алатау.